Шкаф в чемодане

Памяти клоуна Леонида Енгибарова


Клоун,  продолжая неловко раскланиваться, вышел за кулисы, к нему тут же подскочила  сердобольная тетя Клава:                                                                                                                                                                                                              
-Ленечка, что с тобой, родимый?  Соберись-ка.                                                                                                                                                                                        
— Ну-ну, так его,  тетя Клава, —  захихикали  две эквилибристки, измерив его с ног до головы брезгливым взглядом и  
жеманной походкой  прошли мимо.
Леонид, тяжело дыша,  присел на  фанерные ящики.  Еще утром он почувствовал, что с ним творится что-то неладное:
за завтраком дважды уронил на пол чайную ложку  и выпил чай, так толком и не размешав сахар,  долго искал  
в гостиничном номере булаву РХЗ, попутно соображая (но так и не поняв), зачем он вообще ее забрал из цирка.
Закрывая дверь, тоже пришлось повозиться — никак не мог захлопнуть ее, так как поздно заметил, что мешает тапочка, застрявшая
под   дверью. Да и ключ не сразу сообразил, как вставить. И вот теперь несколько раз  уронил  стейджбол,  а  еще и булава
откатилась на несколько метров — пришлось номер  повторять заново. Ну и в результате – гробовая тишина...
Зритель промахов не прощает.
Подошел Юрка-конферансье:                                                                                          
— Старик, будь осторожен, антрепренёр сказал Дубову, — «Это последний выход Енгибарова».

----------

В гостиницу он вернулся только поздно вечером. Захлопнул за собой дверь  и,  не раздеваясь,  в  ботинках,  бросился на
кровать.  И только тут заметил, что держит в руках  булаву, ту самую, что во время представления выпала из рук и
откатилась на  край арены. Он криво усмехнулся и  вдруг увидел, как из зеркала, висевшего на шкафу напротив,
на него, ехидно посмеиваясь, смотрит какая-то рожа.                                                                                                                                          
Молодой человек вскипел от негодования, поднял булаву над собой и швырнул ее в эту наглую рожу. Зеркало  охнуло, покрылось сетью
морщин, а  на незадачливого артиста цирка с ужасом посмотрели тысячи испуганных глаз. Затем зеркало с шумом посыпалось на пол.                                                                                                                                          
— Это конец, — вздрогнул он и схватился за сердце. Представил,  как его будут разбирать на очередном собрании, которые проводились по любому поводу, гневную речь профорга о том, что он не дорожит честью коллектива...
Леонид встал с кровати и заметался по комнате.                                                                                  
– Что делать-то, что делать? Кошмар!                                                                              
На глаза попался огромный чемодан, торчащий из-под кровати, затем он перевел взгляд на  шкаф и,  дико зарычав, схватил  со стола дедовский  турецкий нож, вонзил его в боковую стенку шкафа,  стал с остервенением наносить удар за ударом.  Прогнившая фанера  местами превратилась в труху, а потому,  не оказывая сопротивления,  легко крошилась. Вырвав  часть стенки, он уже руками принялся дробить ее на мелкие части. Когда на полу образовалась куча мусора  в полметра высотой, клоун вытащил  из-под кровати чемодан, вытряхнул содержимое на кровать и  заполнил его  фанерной крошкой.

---------

В  полумраке холла гостиницы  слышен был только храп развалившейся на стульях пьяной дежурной.  Черный силуэт  с чемоданом в руках бесшумно прошел мимо нее, осторожно прикрыл за собой дверь и направился  к мусорной свалке.  
Три часа напряженной работы понадобились Леониду, чтобы перенести весь шкаф. Затем он подмел  многолетнюю пыль на полу, очертившую края  шкафа, на это место водрузил свой чемодан  и  со спокойной совестью улегся спать.

---------

Утром две горничные пришли принимать номер.                                
— Маш, а здесь вроде шкаф стоял?                                                                                              
— Да-да, я на прошлой неделе в нем генеральную уборку делала, дохлую крысу нашла. Ну, ты представляешь, ужас какой.
Думала тряпка — хвать, а это крыса.                                                                                                                                      
— Гражданин, у вас в номере шкафа не было? – хором пропели они.                                                                                                                                    
— Был, как без шкафа-то? — улыбнулся постоялец, упаковывая свой реквизит.
— А где он тада?                                                                                                                    
— А я его вынес. Вон в том чемодане.                                                                                      
— Ну хватит, не в цирке небось, — обиделись женщины, а та, которая с амбарной книгой возилась, пробурчала:                                                                                  
—  Да списали его видать: старенький уже был.                                                          
— Давно пора.  Когда я на работу поступала, он уже кряхтел, а я без малого семнадцатый год  здесь, — согласилась вторая.
— Ну смотрите, я чистосердечно признался, чтобы потом не было никаких  вопросов, – повеселев, стал подначивать он.
— Давай-давай, вываливайся отседа, — насупились работницы.
У автобуса прохаживались антрепренёр  Кислов и директор Дубов.  Последний, увидев Енгибарова, широко заулыбался  и поспешил ему на встречу, обнял его  и, не давая опомниться, в привычной для себя манере  затараторил:                                                                                                    
— Поздравляю тебя, Ленечка, с заслуженной наградой. Утром из Главка позвонили, тебе присвоено звание Народного артиста Армении. Мы это дело обязательно  отметим. Молодца!

-----------

Клоун-мим Леонид Енгибаров, теперь уже Народный артист Армении, прошел в автобус, опустился в кресло, устало откинул голову назад.  Он не слышал, как артисты поздравляли его: чмокали в обе щеки, тискали, хлопали по затылку, предлагали  тут же откупорить...
Автобус  выехал со двора гостиницы, проехал  мимо мусорной свалки и, развивая скорость, помчался по столбовой дороге прочь из этого города
.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 466 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Вера в Бога на войне
Вера в Бога на войне
сегодня в 16:29 - Сергей Газукин - 0 - 0
Сказка о лесной колдунье и о короле
Сказка о лесной колдунье и о короле
сегодня в 16:25 - Сергей Газукин - 0 - 0
Исповедь, перед расстрелом!
Исповедь, перед расстрелом!
сегодня в 16:23 - Сергей Газукин - 0 - 0
Объятия осени
сегодня в 10:53 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 7
Ах! Мадам!-77
Ах! Мадам!-77
сегодня в 10:16 - frensis - 0 - 4
Одесский юмор - 3.
сегодня в 08:58 - Иван Морозов - 0 - 13
Представлю себя Богом
вчера в 17:57 - Mr. Tiger - 4 - 44
Есть такая партия?
вчера в 16:46 - Костромин - 7 - 64
О неприятии авторами критики
Алёша сделал выбор
вчера в 16:24 - Kolyada - 0 - 7
Одесский юмор - 4.
вчера в 14:32 - Иван Морозов - 0 - 12
Сказка о двух братьях
Сказка о двух братьях
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 7
Жёлтые листья
Жёлтые листья
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 8
Анекдот на букву "П".
22 сентября 2018 - Иван Морозов - 0 - 9
Осторожность
22 сентября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 9
Розовые революционерки
22 сентября 2018 - Kolyada - 0 - 8
Головоломка
Головоломка
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Гениальность
Гениальность
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Мудрость отца
Мудрость отца
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика