Идеал. Книга 3. Суд Фемиды (Главы 24-25)

16 сентября 2014 -
article4421.jpg

Глава 24

 

Миссия. Это слово преследовало Армина по пятам, ни на секунду не оставляя его. С самого “рождения” оно было его неотъемлемой частью. Сначала он выполнял миссию Дьявола, позже отрекся от нее и направил силы на изменение самого себя и своего окружения. Затем появилась Ева, и обязанностью Армина стало защищать ее от любой беды. И вот теперь эта таинственная, новая миссия. Что имел в виду Густав, когда сказал об этом? Сколько еще будет таких миссий? Сколько еще раз Армин подвергнет риску свою жизнь?

Ева сидела одна в беседке, погруженная в мысли. Враги… Сколько их должно быть, чтобы сломать тебя, заставить упасть к их ногам? Почему у сильных больше врагов, чем у слабых? Она нервно усмехнулась. Только сейчас она поняла, как заблуждалась все те годы, считая врагами кучку избалованных подростков из родной деревни. Для нее они были чудовищами, ужасом, не дававшим спокойно спать по ночам. Да разве мог тот же несчастный Олег, или Катя Пирогова, сравниться, например, с Марком или Аароном? Могли ли те дети быть опаснее вампиров, ко всему прочему наделенных магическими силами? Если бы только у Евы была возможность тогда заглянуть в будущее, она ни за что не относилась бы серьезно к тем людям. Она не доверилась бы им, держалась бы в стороне. Она бы забыла об их существовании.

Но тогда она считала их врагами, ужаснее которых не может быть никого.

Кто такой враг? Коварный завистник; сосед, которому ты должен денег и не торопишься отдавать; бывшая пассия твоего возлюбленного, у которой еще не остыли к нему чувства; обманутый тобою человек; друг-предатель; убийца, лишивший жизни твоих родных. Перечислять можно до бесконечности. Но дело в том, что враги бывают разными, и уровень опасности их действий тоже разный. Один поставит тебе подножку в классе, а другой подбросит в сумочку наркотики, и тебя надолго посадят за решетку. Один поцарапает твою машину, а другой положит в нее бомбу. Один побьет тебя до синяков, а другой убьет твоего близкого. К врагам никогда нельзя относиться беспечно либо вовсе игнорировать их; врага нужно изучить, чтобы суметь отразить его удар и нанести свой.

Слезы потекли по щекам. Почему? Почему в том мире Ева чувствовала себя самой несчастной во всей Вселенной? Почему место, куда так хотела попасть ее душа на протяжении многих лет, показалось ей золотой клеткой? Почему она так мечтала выбраться оттуда ― вернуться в мир, который угнетал ее, давил на сердце тяжелым грузом? Потому, что в том мире остался тот, без кого ее жизнь не имела смысла, ― там остался ее любимый.

Закрыв лицо ладонями, Ева плакала. Она была готова на все, только бы вновь, хоть на минуту оказаться в объятиях, которые обеспечивали ей гораздо большую безопасность, чем этот красочный мир. Она хотела прижаться к груди мужа и, закрыв глаза, слушать ровное биение его сердца. И вот чьи-то руки обняли ее… Но то был не Армин.

― Ева, не плачь, милая. ― Лиза ласково прижала ее к себе. ― Он справится.

Ева подняла голову. Ее глаза были полны слез.

― А что, если нет? Лиза, я нужна ему. И он нужен мне. Я не могу без него!..

― Ты должна. Я могу отпустить тебя хоть сейчас, но ты уверена, что это будет правильным шагом? Простишь ли себе, если по вине твоего каприза Армин погибнет?

Ее последние слова холодом пробежали по коже Евы.

― Извини… ― Она опустила голову. ― Просто я очень переживаю.

― Идем в дом. ― Лиза заботливо помогла ей подняться. ― Тебе нужно отдохнуть. И не надо плакать, с Армином все будет хорошо.

Доверившись словам Лизы, Ева послушно пошла с ней в дом.

 

***

 

Впервые за долгое время в темнице было шумно. Заключенные громко высказывали негодование, активнее всех были Фридрих и Николай ― стражник.

― Это немыслимо! ― возмущался Николай. ― Еще утром я охранял темницу, а сейчас сижу за решеткой!

― Армин будто с цепи сорвался! ― поддержал его возмущения Фридрих. ― С чего он решил, что я имею отношение к данной ситуации? Как он мог подумать, что я способен на такую подлость?

Остальные закивали головами, выражая этим полное согласие с ним. Лишь Ян сидел в углу, с мрачным видом изучая свои колени. Он понимал, что криками ничего не добьется. Никому не было дела до слов заключенных.

Фридрих в очередной раз рванул решетку, словно надеясь, что она чудесным образом отвалится, и он окажется на свободе.

― Я требую отпустить меня! Я ― Судья! ― кричал он двоим стражникам, стоящим неподалеку. Но те застыли, словно истуканы.

― Не кричите, ― тихо сказал Ян. ― Они не выпустят вас.

Фридрих повернулся к нему. На его лице отобразилась злоба.

― Я пока еще Судья! ― рявкнул он. ― Они обязаны мне подчиняться.

― Сейчас они подчиняются приказу другого Судьи. Он имеет влияние, превосходящее ваше.

― А ты что, записался к нему в “шестерки”? ― фыркнул Николай. ― Думаешь, Армин помилует тебя за это? А что, если предатель ― ты?

Все мгновенно уставились на него.

― А что? Вполне возможно, ― произнес Ринат ― один из Наблюдателей-вампиров. ― Ты вообще какой-то странный. И не следует упускать факт, что долгое время ты служил Аарону, а затем Марку.

Все, кроме Фридриха, дружно закивали головами, выражая поддержку Ринату. Судья оборотней же внимательно смотрел на Яна, нахмурив брови.

― Скажи нам правду, мальчик, ― произнес он. ― Это ты докладывал все бывшему хозяину?

― Что?.. Нет! ― Ян вскочил на ноги. ― Я презираю Марка и никогда не подставил бы Армина! Он был добр ко мне.

― Откуда нам знать, что ты не притворяешься? ― не унимался Ринат. ― Своей фальшивой преданностью ты не растопишь его сердце. Армин тебя ненавидит, и это всем известно.

― Я говорю то, что думаю! ― Ян вскипел. ― Вы можете считать меня кем угодно, но я никого не предавал!

― Заткнитесь уже! ― раздался грубый голос из-за решетки. Все замолчали и повернули головы. На них злобно смотрел стражник. ― К вам посетитель.

В следующую секунду к решетке подошла Анетт.

― Вы можете идти, ― сказала она стражнику, и тот послушно удалился.

― Анетт! ― Ян подбежал к решетке и схватился за прутья. ― Что ты здесь делаешь?

― Тебя пришла проведать. ― Анетт с укором посмотрела на него. ― Как же так, Ян? Неужели ты и правда...

― Нет, я клянусь! ― Он отчаянно посмотрел на нее. ― Я не делал этого.

― Ври больше! ― гаркнул Ринат.

― Тебя никто не спрашивал! ― Анетт сердито посмотрела на него, и мужчина отвернулся. ― Ян, скажи мне, почему ты тогда сейчас сидишь здесь вместо того, чтобы находиться в своей комнате или другой части замка?

― Армин подозревает меня, ― со вздохом сказал Ян. ― Как и остальных, кто находится в этой камере. Но я его понимаю. Он мне не доверяет.

― Еще бы! ― буркнул Ринат. ― Я бы тоже не стал доверять тому, кто покусился бы на мою жену. Более того ― я бы убил его. Ты должен быть благодарен Армину за то, что он до сих пор не вытряхнул из тебя жизнь!

― Ринат, замолчи! ― Анетт разозлилась. ― Хочешь умереть прямо сейчас? Я могу это устроить.

― Анетт, он прав, ― тихо сказал Ян. ― Армин имел полное право меня убить, но не сделал этого. И я ему больше чем просто благодарен. Но вы, ― он повернулся к своим сокамерникам, ― зачем кричите и возмущаетесь? Все мы здесь не просто так. Если бы Армин бросил сюда лишь того, кого не любит, то им был бы только я. Вас он уважает не меньше, чем тех, кто сейчас на свободе. Но представьте себя на его месте. Вместо того, чтобы возмущаться, предположите хоть на миг, что оказались в подобной ситуации. Как поступил бы каждый из вас? Сел бы в угол, поджал хвост и пустил все на самотек? Или бросил бы в темницу всех, к кому не испытывает симпатии или уважения? Армин поступил справедливо, и перестаньте винить его! Если среди нас есть предатель, то он выявит его, если нет ― мы все будем свободны. Дождитесь вечера, а там все встанет на свои места.

― Кто ты такой, чтобы нам указывать? ― возмутился Ринат.

― Он прав, ― задумчиво произнес Фридрих. ― Ян сказал то, о чем никто из нас не подумал: мы беспокоились только о себе, но ни один из нас не представил себя на месте Армина.

Ринат и остальные посмотрели на него.

― Что ж, это верно, ― сказал Николай. ― Я согласен с ним. В конце концов, наличие в замке предателя угрожает не только Армину, но и всем нам.

― Вот именно, ― сказал Фридрих. ― Сейчас мы должны успокоиться и дождаться вечернего допроса.

― Не ожидала от тебя такой речи, ― восторженно сказала Анетт.  

― Я просто сказал, что думаю. ― Ян смутился.

― Ты все правильно сказал, ― произнесла Анетт и взяла его руку в свои ладони. ― Я уверена, ты невиновен. Ничего не бойся.

― Спасибо за поддержку, ― с улыбкой сказал Ян.

― Мне пора. ― Анетт отпустила его руку. ― Храни тебя Бог.

И она ушла. Улыбаясь, Ян смотрел ей вслед до тех пор, пока она не вышла из темницы.

 

Вечером, после захода солнца подозреваемые собрались в главном зале. Армин и Дориан сидели за судейской трибуной. Помимо них в зале находились Анетт, Джулия и несколько слуг. Семеро подозреваемых выстроились в шеренгу в ожидании допроса.

― Очень скоро нам станет известно имя предателя, ― сказал Армин. ― Как вы знаете, от меня скрыть правду не получится. Этот допрос будет необычным. Солгать вы не сможете.

Почувствовав внезапную панику, они засуетились.

― Тишина! ― Армин встал со своего места и вышел из-за трибуны. ― Ринат, начнем с тебя.

Скованно, неловкой походкой Наблюдатель прошагал к трибуне ответчика. Армин подошел к нему и встретился с испуганным взглядом черных глаз.

― Не бойся, больно не будет, ― сказал он и положил руку ему на лоб. Пристально глядя в глаза вампира, Армин произнес: ― Ты докладываешь Марку о событиях в замке?

― Нет… ― отстраненно пробормотал Ринат.

Армин убрал руку.

― Свободен. Теперь Николай.

После допроса Рината остальные почувствовали тревогу. Армин решил применить гипноз. Это значит, что предатель сам выдаст себя.

Николай тоже оказался невиновным. Армин не мог дольше сомневаться в нем ― противостоять его гипнозу было не под силу никому.

За Николаем последовали еще трое. И они не оказались предателями. Остались Фридрих и Ян. Армин позвал Судью оборотней. С опаской глядя на него, Фридрих занял место за трибуной. Введя его в гипноз, Армин задал ему тот же вопрос, что и предыдущим. Ответом оборотня было слово “Нет”.

― Свободен.

Выдохнув, Фридрих отошел от трибуны.

― Это ― правильный ход, ― сказал он Армину.

― Я не хочу убивать невиновного, ― ответил тот. ― Ян, подойди.

Последний подозреваемый встал за трибуну. Его лицо было бледным, страх, исходивший от него, ощущался даже простому человеку.

Положив руку Яну на лоб, Армин в седьмой раз повторил один и тот же вопрос. Ян смотрел на него широко распахнутыми глазами, а губы его, будто в забвении, прошептали:

― Да.

 

Глава 25

 

Армин отошел от Яна на один шаг. Его лицо было мрачнее тучи.

― Я не удивлен, ― хладнокровно произнес он.

Ян закрыл глаза и открыл их вновь. На него были устремлены ошеломленные взгляды присутствующих. Взгляд Армина пронизывал его насквозь.

― Что?.. ― Он только пришел в себя. ― Что происходит?

― Мне не следовало устраивать этот цирк, чтобы обличить предателя, ― каждое слово Армина само по себе было уже приговором. ― Я даже не сомневался, что это ты.

Глаза Яна едва не вылезли из орбит. Он зажал обеими ладонями рот, но было уже поздно ― роковое слово было сказано. Ошарашенно крутя головой, Ян остановил взгляд на Анетт. Она стояла, прислонившись спиной к стене, ее ладони были сложены в молитвенном жесте, и кончики пальцев касались губ. По щекам ее текли слезы. Не выдержав, она сорвалась с места и убежала вверх по лестнице. Джулия, немного помешкав, бросилась за ней. У двери, ведущей на лестницу, она оглянулась. В ее глазах было разочарование. Они как бы говорили:

«Как ты мог? Она считала тебя другом!»

Затем Джулия ушла.

Ян вновь посмотрел в горящие гневом глаза Армина. Его колени задрожали, он ждал, что вампир убьет его на месте. Но тот не торопился со столь решительным действием.

― Как давно? ― прозвучал вопрос, заставивший кровь Яна похолодеть.

― Что?..

― Как давно, я спрашиваю, ты доносишь Марку известия о происходящем в замке?

Ответа ждал не только Армин ― его ждали все. Дориан в ужасе глядел на молодого вервольфа, не веря в происходящее. Он считал его добрым, чистосердечным юношей, но Ян предстал перед ним в облике коварного предателя.

― С тех пор, как впервые поселился в замке. ― Ян понимал, что дальше лгать было бы уже глупо. А Армин не принадлежал к числу тех, кто терпеливо выуживает информацию “по крупинке”.

― Так значит, ты вовсе не помощи пришел сюда просить? ― Армин сжал кулаки. ― Ты явился в замок с определенной целью?

Ян поежился.

― Да, ― выдавил он.

Тут же на его шее сомкнулась железная хватка.

― Что Марк пообещал тебе взамен?

― Вечную жизнь!.. ― прохрипел Ян. ― И магические способности.

Армин разжал хватку, и Ян, отшатнувшись, схватился за трибуну.

― Наивный ребенок, ― прошипел Армин. ― Ты понимаешь, что тебя ждет?

Ян поднял на него взгляд. Он был испуганным, но изо всех сил старался держаться достойно. Хотя, в его случае говорить о достоинстве было бы неразумно.

― Да, знаю, ― дрожащим голосом сказал он.

Молчание длилось несколько секунд, но всем показалось, что прошла вечность прежде, чем Армин заговорил:

― То, что ты не принадлежишь Совету, не освобождает тебя от ответственности за преступления. Я не знаю, есть ли у вас, вервольфов, какие-либо законы, но поселившись здесь, ты принял на себя обязанность подчиняться нашим. Итак, Ян Леонов: как верховный Судья Совета, в связи с нарушением двух строжайших законов ― “Тайная связь с врагами” и “Разглашение закрытой информации”, я приговариваю тебя к смерти через гильотину.

Сказав это, под дружное «Ах!» всех присутствующих Армин удалился.

― Заприте его в темнице, ― распорядился Дориан. ― Через несколько минут будет объявлено время казни.

 

Джулия вошла в комнату Анетт. Та сидела на кровати в своей любимой позе: обняв ноги и уткнувшись подбородком в колени.

― Я не верю… ― полушепотом сказала она. ― Ян не мог...

Джулия вздохнула и села около нее.

― Для меня это тоже стало шоком, ― сказала она. ― Мне казалось, он хороший парень. Но ты все видела. Он признался под гипнозом.

― Это немыслимо! ― Анетт вздернула голову. ― Неужели я так плохо разбираюсь в людях?

― Не грусти. ― Джулия погладила ее по голове. ― Если бы его не разоблачили, страшно представить, что бы на нас свалилось.

― Это так. ― Анетт кивнула. ― Но почему именно он?! Я могла предположить, что предателем окажется любой из них, даже Фридрих, но Ян...

― К сожалению, им оказался именно Ян. ― Джулия отвела глаза. ― Он стал тебе другом. Я понимаю, каково тебе сейчас. Представь, что было бы, если бы ты ушла с ним!

Анетт вздрогнула.

― Не говори об этом… ― прошептала она и опустила голову.

― Тебе лучше побыть одной. ― Джулия встала. ― Если что, я буду внизу.

Анетт кивнула, и Джулия вышла из комнаты.

 

Казнь была назначена на шесть часов утра. Ян должен был погибнуть с первыми лучами солнца. Сидя в темнице, он в упор смотрел на грязный пол. Вот и все… Его путь почти пройден. Но что успел он сделать за свою жизнь? Многое. Были ли правильными его поступки? 

― Перекуси! ― послышался грубый голос стражника, и в приоткрытую решетку скользнула железная тарелка. ― Это твоя последняя трапеза.

Усмехнувшись, стражник запер решетку и ушел.

Ян без аппетита смотрел на свежеприготовленное пюре с котлетой.

«А здесь неплохо кормят», ― невесело отметил он про себя.

Есть совсем не хотелось, но он с трудом заставил себя съесть котлету и пару ложек пюре. Еда была вкусной, но в ожидании казни кусок в горло не лез.

Закончив трапезу, Ян вновь уселся на подстилку в углу. За маленьким окошком с решеткой под потолком совсем стемнело. Он печально смотрел на него, боясь наступления рассвета. Он решил не засыпать, но сон сморил его.

Наступило утро. Для всех оно было простым утром, но только не для жителей замка на острове Дарк. Высокий, грузный палач натачивал лезвие гильотины, звук трения точильного камня о металл разбудил Яна. Он подскочил, сердце его бешено заколотилось. Тут же у камеры возник стражник.

― Просыпайся! ― грубо скомандовал он. ― Через полчаса за тобой придут.

Дрожащими руками Ян поправил растрепавшиеся волосы. Полчаса… У него осталось всего полчаса.

 

Сопровождаемый Сириусом и Ринатом, Армин вошел в комнату для совещаний. Дориан сидел за столом, заполняя какие-то бумаги.

― Ты занят? ― спросил Армин после приветствия.

― Я уже закончил. ― Чародей отложил бумаги в сторону. ― Я нужен тебе?

― Да. ― Армин кивнул. ― Мне необходимо отлучиться максимум на час. Казнь Яна придется перенести на полчаса. Это дело не может ждать. Ты не мог бы сходить со мной?

― Конечно, я схожу. ― Дориан торопливо встал. ― Куда мы идем?

― Узнаешь по дороге. Спасибо. ― Он повернул голову и обратился к Ринату: ― Найди Фридриха. Пусть зайдет сюда.

Кивнув, тот быстро удалился.

― Армин, к чему такая спешка? ― Дориан недоуменно смотрел на друга. ― Марк решил напасть?

― У меня нет времени объяснять, ― ответил Армин. ― Скоро сам все узнаешь.

В этот момент подошел Фридрих. Вид у него был заспанный.

― Сказал бы “Доброе утро”, но сегодня это как-то некстати, ― пробормотал он и посмотрел на Армина. ― Звал?

― Да. ― Армин повернулся к нему. ― Нам с Дорианом нужно уйти. Это срочно. Распорядись, чтобы казнь Леонова перенесли на полчаса. Если к тому времени нас не будет, то проследи, чтобы без моего присутствия не начинали. Я хочу лично быть там в момент казни.

― Хорошо. ― Сонливость Фридриха ушла. ― Случилось что-то нехорошее?

― Потом объясню, ― сказал Армин. ― Я полагаюсь на тебя. И, еще раз, прости, что подозревал тебя.

― Я не сержусь. ― Фридрих улыбнулся. ― Ты все правильно сделал.

С благодарностью посмотрев на него, Армин ушел в компании своих спутников. 

 

Известие о переносе казни немного взбодрило Яна. В таких ситуациях любой начинает ценить каждую секунду своей жизни. Ему важен каждый миг, и какие-то полчаса могут показаться целой вечностью. Лишь только встав на порог смерти, человек начинает по-настоящему ценить жизнь.

Но время, как всегда, отсчитывало секунды, безжалостно вырывая их из отпущенных на жизнь минут. Эти минуты исчезли, словно мираж, и последняя секунда умчалась вслед за своими предшественницами.

Двое стражников подошли к решетке и отперли ее.

― На выход! ― гаркнул один из них, и Ян повиновался.

Едва он вышел из камеры, как на его руки и ноги надели железные средневековые кандалы. Подталкивая в спину, стражники повели его к выходу.

На месте казни уже собрались все жители замка. Мужчины громко переговаривались, женщины ахали и охали. На одном из трех мест, выделенных специально для Судей, сидел Фридрих Келлер и мрачно смотрел на возвышавшуюся посреди небольшой вычищенной от растительности площадки гильотину. Высотой она была четыре метра, ее остро наточенное лезвие угрожающе сверкало. Солнце уже взошло, но в этом месте до полудня было тенисто ― оно было специально предусмотрено для вампиров. Именно поэтому большинство казней проводились либо ранним утром, либо ночью.

Когда стражники вывели Яна, толпа сначала стихла, а потом разразилась громкими возмущенными криками.

― Умри, предатель! ― кричали одни.

― Поделом тебе! ― подхватывали другие.

Стражники подвели Яна к гильотине. При виде острого лезвия того пробил озноб.

― Начинать? ― низким басом осведомился палач.

― Еще нет. ― Фридрих махнул рукой. ― Двоих Судей еще нет. Без их присутствия начинать не велено.

Палач кивнул и отвернулся. Стражники терпеливо ждали дальнейших указаний. Ян оглянулся и увидел Анетт. Она сидела неподалеку от Фридриха. Ее глаза в упор смотрели на Яна, но не выражали ничего. Ничего, кроме ожидания.

Ян отвернулся и сглотнул. Взгляд Анетт производил на него странное влияние, он не мог выдержать его. Опустив голову, он посмотрел на свои запыленные ботинки. Затем закрыл глаза. Судьба подарила ему еще немного времени. Армин и Дориан могли вернуться в любую секунду. Их появление принесет с собой смерть.

 

***

 

То был остров, на котором проводился ритуал жертвоприношения. На другой его стороне была пещера, в которую быстро вошел человек в черном балахоне. На его голову был надет капюшон. В пещере его уже ждали. Едва он оказался внутри, как навстречу ему вышел белокурый мужчина и надменно спросил:

― Все идет по плану?

Прибывший снял капюшон и злорадно улыбнулся.

― Да, господин, все так, как мы и планировали. Ваше зелье подействовало.

― Он признался?

― Да. Выложил все, как на духу.

― Я предполагал, что Армин применит гипноз, ― сказал Марк. ― Как иначе он мог разоблачить предателя? Хорошо, что нам подвернулся этот парень. К тому же, у меня с ним давние счеты.

― Теперь нам можно не беспокоиться, ― сказал человек в балахоне. ― Яна казнят, и этот вопрос будет закрыт.

― Ты отлично играешь свою роль, ― похвалил Марк. ― Сомневаюсь, что Армину пришло бы в голову подумать на тебя.

― Я тоже. ― Мужчина рассмеялся. ― Вы создали мне неповторимый образ.

― И скрыл твои мысли от Армина, ― с улыбкой сказал Марк. ― Он любит пошарить в чужой голове. Надеюсь, ты не забываешь о простой блокировке?

― Конечно, нет, господин. Я всегда держу мысли на замке.

― Ты не должен расслабляться, ― сказал Марк. ― Одна малейшая оплошность, и Армин тебя раскусит.

― Я справлюсь, будьте уверены. Ему ни за что не разоблачить меня.

― Превосходно.

― Какие будут указания, господин?

― Постарайся узнать, куда именно Армин отправил свою жену. Уверен, мы найдем туда лазейки.

― С сегодняшнего дня займусь этим, ― пообещал человек в балахоне.

― Отлично. А теперь иди. Уже рассвет. Тебе пора возвращаться в замок.

― Почему я могу создавать портал только в определенном месте?

― Потому, что твоя магия еще слаба, ― сказал Марк. ― То место и место на острове Дарк я наделил своей. Только оттуда ты сможешь переместиться.

― Надеюсь, когда-нибудь я стану сильным колдуном.

― Если будешь верно служить мне.

Поклонившись, мужчина надел на голову капюшон. Когда он выпрямился, Марка уже не было. Выйдя из пещеры, он быстро направился к месту перемещения. Но вдруг прямо перед ним прозвучал голос:

― Далеко путь держишь?

Он в ужасе поднял голову и замер на месте, как вкопанный: перед ним стоял Армин, а позади него ― Дориан и двое сопровождающих.

― Очень легко было заменить это, ― Армин вынул из кармана брюк маленький пузырек с зеленой жидкостью, ― на простую покрашенную воду. Ты, правда, думал, что я такой идиот, и ничего не заподозрю?

Медленно стягивая с головы капюшон, Дмитрий, не дыша, смотрел на Армина. На этот раз ужас в его глазах был искренним.

 

...― Ты все правильно сказал, ― произнесла Анетт и взяла руку Яна в свои ладони. ― Я уверена, ты невиновен. Ничего не бойся.

― Спасибо за поддержку, ― с улыбкой сказал он.

― Мне пора. ― Анетт отпустила его руку. ― Храни тебя Бог.

Анетт ушла, а в руке Яна остался листок, свернутый в несколько частей, который он тут же торопливо сунул в нагрудный кармашек рубашки.

Прочесть послание не представлялось никакой возможности. Анетт хотела сказать ему что-то, но Ян постоянно был в поле зрения своих сокамерников. Вдруг к решетке подошли два стражника.

― Госпожа Анетт пожаловалась на распри между заключенными, ― сказал один из них. ― Во избежание самосуда Яна Леонова, Фридриха Келлера и Рината Ганиева велели распределить по отдельным камерам.

Ян почувствовал, как сердце быстро заколотилось. Несомненно, что-то здесь было не так...

Едва оказавшись в пустой камере и дождавшись ухода стражи, Ян достал из кармашка листок и развернул его. Записка содержала следующий текст:

«Я знаю, что все вы невиновны, но мне нужна твоя помощь. Я кое-кого подозреваю, но пока у меня нет доказательств его вины. Он умело заметает следы. Завтра утром я планирую разоблачить его. Сегодня на допросе я применю гипноз. Ко всем, кроме тебя. Но ты должен повести себя так, будто находишься в трансе, и признаться в преступлении. Я приговорю тебя, и ты должен как можно правдоподобнее на это отреагировать. Ничто не должно вызвать подозрений. Утром ты отправишься к месту казни, но ничего не бойся ― тебя не убьют. Надеюсь, я могу на тебя положиться.

Армин»

Рейтинг: +1 Голосов: 1 475 просмотров
Комментарии (29)
Новые публикации
Adieu
сегодня в 13:48 - Дмитрий - 0 - 0
Третья часть про инспектора Мокрэ. С большим перерывов, но надеюсь, что самая загадочная.
Октябрь. Инвенции
вчера в 18:51 - Лариса Тарасова - 0 - 18
Побить Жирика!
вчера в 15:20 - Kolyada - 0 - 9
Весло
вчера в 12:07 - Татьяна - 0 - 18
Море
вчера в 11:56 - Татьяна - 0 - 21
Тропинка к Богу
Тропинка к Богу
вчера в 10:50 - ШАХТЕР - 0 - 11
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья.
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья.
вчера в 08:32 - Сергей Лысков - 0 - 12
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья. 
Ботва сгорела и листва...
Ботва сгорела и листва...
вчера в 07:59 - gavrds57 - 0 - 12
МОЯ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ... ( MY FIRST LOVE...)
18 октября 2018 - Иосиф Латман - 0 - 17
Без названия
18 октября 2018 - Kolyada - 0 - 11
Коровы и нудисты Швеции
18 октября 2018 - Kolyada - 0 - 10
Брянская песня
Брянская песня
18 октября 2018 - gavrds57 - 0 - 13
Покер для пилигримов
18 октября 2018 - Mr. Tiger - 2 - 34
Зачем ты, дядя, паучка убил?
17 октября 2018 - Серж Хан - 0 - 20
Решила Настя стать писателем
17 октября 2018 - Kolyada - 0 - 13
Баоань *
Баоань *
16 октября 2018 - Лариса Тарасова - 2 - 40
Ничто не вечно под луной
Ничто не вечно под луной
16 октября 2018 - Анна Птаха - 2 - 32
   
Возвращение поэта
Возвращение поэта
16 октября 2018 - владимир загородников - 0 - 17
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика