Февраль

28 февраля 2017 - Александр Асмолов
article12066.jpg

К полуночи разыгралась вьюга. Нудно, на одной ноте она пыталась сказать что-то, тупо тычась снежными лапами в замерзшее окно. Так иногда прошлое прорывается из глубин памяти, напоминая о чем-то не самом приятном. Наползая из темноты,  оно полностью вытесняет собой настоящее, словно того и не было. Возможно у прошлого есть какая-то особая нота или мотив, который вдруг открывает потаенный уголок памяти, входя в резонанс с его секретными замками.

Это разбудило задремавшего, было, Егорыча. Он ощутил, как под завывание вьюги его начала переполнять тоска. Холодная, вязкая, заволакивающая сознание тревожной пеленой. Она накатывала волнами, усиливаясь и затихая в унисон вьюги. Стало неуютно и одиноко в постели. Не включая ночника, Егорыч нащупал ступнями холодные тапочки, и, завернувшись в одеяло, подошел к окну.

От него веяло холодом и давно знакомой тоской, которая внезапно накатывает и не отпускает день-два. Острее всего эти приступы ощущались длинными зимними ночами. Сердце маялось, вновь и вновь переживая старую боль. А ту еще эта вьюга…  Егорыч тяжело вздохнул, едва не застонав от навалившейся ноши прошлого. Это разбудило верного Дозора. Он ткнулся носом в коленку хозяина, давая понять, что они вместе.

Какое-то время двое молча стояли у окна. Один вглядывался в темноту, другой прислушивался. Через пару минут пес начал тихонько подвывать вьюге. Возможно его тоже растревожили какие-то собачьи воспоминания, и он высказывался как мог. Хозяин нагнулся и понимающе почесал пса за ухом, но это не помогло. Дозор словно учуял родственную душу за окном и не мог умолчать о чем-то наболевшем.

Хозяин даже не пытался урезонить пса, Егорычу показалось, что он разглядел какое-то тени за окном, напоминающие силуэты давно покинувших этот мир близких ему людей. Со временем одиночество не только сглаживает потери, но и учит общению с ушедшими. Для живущих настоящим это трудно понять. Оставшийся в одиночестве человек иначе ощущает время. Не то, чтобы оно замедлялась или ускорялось, оно становилось прозрачным. Тогда трудно отличить настоящее от прошлого. Они переплетаются в сознании, заполняя все вокруг своим особым светом. Его оттенки что-то приглушают, а что-то высвечивают, объединяя, казалось бы, несоединимое.

Егорычу вспомнилось, как неделю назад он пробирался утром по сугробам за хлебушком. Ночью навалило снега, но он, по привычке, отправился к магазину не по протоптанной дорожке к остановке, а напрямки, за домами. Радовался тому только Дозор, он с разбега бросался в снег, а потом стряхивал его, словно воду, после купания.

Дворники напрочь исчезли в их Подмосковном городке. Похоже, местные чиновники украли из казны и те крохи, которые прежде платили таджикам за уборку дворов.  Теперь только автовладельцы разгребают под окнами пятачки среди сугробов, где ночуют их «стальные кони».

— Ноне песок сыплется на тропинки только из таких, как я, — промелькнула у Егорыча грустная мысль. – Сталина нет на это ворьё…

Дозор умолк и потерся своим теплым боком о ноги хозяина. Они так часто общались.

  — Ты тоже вспомнил ту старушку у магазина? – понимающе спросил в полголоса Егорыч. – Ладно, утром пойдем на помощь.

Это была забавная история.

Пробравшись по сугробам к магазину в то утро, они с Дозором неожиданно оказались на расчищенной от снега площадке. Начиная от ступенек у автоматически открывающихся створок стеклянных дверей супермаркета до едва видневшихся из-под снега изогнутых спинок скамеек, брусчатка была выдраена начисто.

 Время было раннее, и покупателей почти не было. Из торгового зала магазина через огромные окна на чистую площадку смотрели два охранника. Вернее, они с любопытством наблюдали за шустрой старушкой в старом пальтишке, подвязанным пуховым платком. Оба выглядели ровесниками революции. Тем не менее старушка энергично сновала от ступенек к скамейкам, толкая перед собой солидную двуручную лопату для уборки снега.

— Дай помогу, красавица, – без предисловий и знакомств кинулся к ней Егорыч.

  — Вот и кавалер отыскался, — озорно отозвалась на его предложение «молодка». — А то эти лбы из магазина только смотреть и могут.

— Заглядываются? – пошутил Егорыч.

— А то!

— Тогда постреляй глазками пока, а мы с Дозором разомнемся.

Пес звонко залаял и волчком закружился подле добровольца, не очень ловко управлявшегося с непослушной лопатой…

— Ладно, ухажёр, отдавай инструмент, – сжалилась вскоре хозяйка инвентаря. – Запыхался, поди, с непривычки.

  — Есть маленько, — согласился Егорыч, смахнув варежкой капельку пота со лба. – Мне за такой девицей и не угнаться.

  — Так я ж всю зиму тренируюсь, — на сморщенной коже щек проступил румянец. – Надоело просить этих жуликов порядок навести в городе… Взялся за дело, так работай. Ан нет!  Только врать и могут. Того нет, этого… Вот я сама и наладилась, значит.

  — О, как! – растерялся от неожиданности Егорыч.

  — Да сколько терпеть-то можно! – подбоченилась «молодуха». – Собрались бы мужики, да вышвырнули это жульё из кабинетиков их… Боязливые все стали. Только митинговать горазды… В 41-м, когда наши мужики пошли фашиста бить, мы лопатами противотанковые рвы вместо экскаваторов рыли. С крыш ночами зажигалки скидывали. Ничего не боялись, а с этими жуликами цацкаемся… Дума там чего-то думает. Ворья развелось, вот и порядка нет…

Егорыч улыбнулся, вспоминая боевую «молодуху». Несгибаемая воля в ее тщедушном теле вдруг вселила удивительную уверенность, что все эти беды непременно скоро растают, как снег по весне. Дозор тут же высказал свое мнение, громко тявкнув. Неожиданно у обоих на душе стало удивительно хорошо и спокойно. И вьюга, вроде бы, поутихла за окном. Ведь закончился последний день зимы. Прощай февраль. 

Похожие статьи:

Любовная лирикаПОДОЖДЁМ…

Городская лирикаФевральская вьюга

Неопределённый жанр"Он не смахнул сухие листья"

Гражданская лирикаНастроение

Иронические стихиИсповедь графомана

Рейтинг: +4 Голосов: 4 301 просмотр
Комментарии (7)
Новые публикации
Ночь
Ночь
вчера в 17:20 - Ирина Моршинина - 4 - 21
Питон в китайском банке
вчера в 15:00 - Kolyada - 0 - 9
А впереди...
А впереди...
вчера в 11:12 - gavrds57 - 0 - 16
Стихотворение "А впереди..." из книги лирики "Рукотворный" написано мной в далёком 1978 году, но оно и до сих пор не утратило своей актуальности, что особенно ощущается...
Ожидание любви
вчера в 07:01 - Дмитрий Шнайдер - 1 - 23
Опечатка
вчера в 01:23 - Серж Хан - 3 - 33
Не скупись Ваганыч!
13 октября 2018 - Kolyada - 0 - 7
Эпоха застоя
13 октября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 10
Суперкиска
13 октября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 13
Скорый поезд 2
13 октября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 10
Лист
Лист
12 октября 2018 - Татьяна - 1 - 26
НАСРЕДДИН В ОКЕАНЕ
12 октября 2018 - Хохлов Григорий - 0 - 12
Супруга депутата устроила пробку на МКАД
11 октября 2018 - Kolyada - 0 - 10
Плюс сорок
10 октября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 16
Свободу Саше и Паше!
10 октября 2018 - Kolyada - 0 - 15
Говориска для Дениски об игре
10 октября 2018 - Антосыч - 0 - 19
Старое бабье лето
Старое бабье лето
9 октября 2018 - Александр Асмолов - 2 - 32
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История вторая.
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История вторая.
9 октября 2018 - Сергей Лысков - 0 - 18
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История вторая. Великими становятся по выходным. Полная книга на mybook ...
Не подумав, поднял лиру
9 октября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 3 - 32
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика