Фантомные боли

19 февраля 2017 - Владимир В. Сухарев

"В 1922-ом году в состав СССР Украина вошла без Харькова, без Херсона, без Одессы, без Донецка, без Луганска, без Крыма. "

                                                                                                                                                                                                             историческая справка...

 

Если бы сейчас, такие понятные, и от этого ещё больше «не понятные» события в Харькове, увидели те люди для которых этот миллионный город исполин остался навсегда культурной, или «культурной» столицей Украины, наверно они бы ужаснулись как минимум... 
Как сейчас вижу, на нашу утреннюю коммунальную кухню входит худенькая Зоя Соломоновна. Для меня она «старая старуха». Ей уже 30 лет. Всю свою жизнь проработала в народном суде. «Нет, вы ээ-то видели?! Вы видели, что творят эти гопники!» — Обращается она к соседям. 

Молодая мама стоит у плиты и как всегда читает стоя книгу. Дед Слава, оседлал табурет ещё ночью. Инвалид великой отечественной, всегда что-то ремонтирует на своём крохотном столике. Деревянная нога торчит из-за шкафа стволом автомата. Он поднимает свой угрюмый, бородатый взгляд в очках и надрезает край, жёлтой от табака, улыбки. «Не добили выходить, сучьё фашистское…» Зоя Соломоновна подкуривает спичками «беломорину» и скидывает под грудь ветки рук, как сломанные. «Вячеслав Васильевич, не ругайтесь при детях, я вам объясняла тысячу раз… До чего дожили, вы только подумайте,» — её голос переходит на тонкий визг, а ниточка руки взлетает к потолку, — «и это родина самого Яши Гурлянда!» Женщина морщится так, что у мамы «убегает» молоко. 

Она начинает суетится. Дед ворчит. «Валентина, сколько раз тебе говорить, молоко и книги, это как рашпиль и истребитель…» Мама улыбается единственной улыбкой. «А ещё это родина Аверченко, Данилевского, Вернадского, Клавдии Шульженко…» «И Жаботинского! Зося неси кофе!» — кричит дядя Петя и недра наших квартир зашевелились. «Пётр Семёнович, перестаньте орать!» — взвизгивает мамаша Юдина. «В церкву, в церкву с такой глоткой», — шумит старший Голобородько.

На эту маленькую кухню скоро выйдут другие персонажи. Разных возрастов, религий, национальностей. Иногда вспоминаю себя в том, нашем старом доме и просыпается какая-то жажда потерянного тепла. Были и скандалы, были и драки, происходили непонятные какие-то вещи, которые взрослые называли ещё незнакомым мне словом «воровство». Но весь этот мир, как ни странно, держался на обычной доброй бережливости друг к другу. В те брежневские времена, для меня Харьков был, первым метро, цирком, зоопарком, театром. В выходные, все «наши» взрослые рано утром спешили на электричку «семь-десять». Голобородьки, привозили от туда колбасу. Юдины, конфеты из «Восточных сладостей». 

А моя мама, привозила книги… Сила ожидания у меня была настолько развита, а тайна книг настолько манила, что я видел, как она подходит дому. И начинался праздник! Сейчас таких детских книг, с чудесными графическими рисунками уже не встретишь. Да и «праздник» устарел настолько, что даже улыбка его не помнит. Затем, этот город стал для меня Хлебниковым, Судоплатовым, Лимоновым, и конечно же рынком «Барбашовка», по-моему, названная улица на котором он находится, имеет фамилию выдающегося советского академика – астронома. Есть города, которые оставляют в памяти каждого какой-то отпечаток. У меня это — книга. Удивительно. В Москве 90 — х, только собирались издать, а у меня уже был, допустим, 4-х томник Макса Фриша, привезённый из харьковской "Балки".

Вот сейчас подойди на колхозном рынке к Сане Голобородько, где он работает и спроси у него, что для него Харьков… Уверен, он тепло задумается и ответить, что колбаса. Или подъедим к бывшему фарцовщику, Юрику Юдину, на авто рынок, — джинсы «левис», кроссовки «рибок». И это нормально. Там где покупают не гадят. Для меня Харьков навсегда останется интеллектуальной столицей моего детства. Первой столицей. Тем городом, откуда мама привозила тайну.

Сорвали Вову Ульянова, харьковского исполина. Руками рвали металл памятника. Поделом ему, наверно. Точно так же, поделом и интеллектуальному Харькову. Мне вспомнился разбитый, униженный Сша Ирак. Апрель 2003 года. Толпы малограмотных фанатиков, умственно ограниченных людей, точно так же рвали памятник Саддаму Хусейну, которому совсем недавно целовали руки, а теперь крушили и ликовали. Им казалось, что вот она – Свобода. Свобода, в которой вот уже одиннадцать лет гибнут люди… Здесь бы я включил музыку Филиппа Гласса. Под неё «удобней» выбивать перфоратором на красном мраморе укрофашистскую свастику. «Эй, элита, интеллектуальная собственность планеты, где вы?»

Рейтинг: +6 Голосов: 6 385 просмотров
Комментарии (5)
Новые публикации
Убыр
сегодня в 11:54 - Лариса Тарасова - 0 - 9
Месть
сегодня в 11:14 - Mr. Tiger - 0 - 9
Собака спела лучше человека
вчера в 17:01 - Kolyada - 0 - 9
Вера в Бога на войне
Вера в Бога на войне
вчера в 16:29 - Сергей Газукин - 0 - 10
Сказка о лесной колдунье и о короле
Сказка о лесной колдунье и о короле
вчера в 16:25 - Сергей Газукин - 0 - 7
Исповедь, перед расстрелом!
Исповедь, перед расстрелом!
вчера в 16:23 - Сергей Газукин - 0 - 8
Объятия осени
вчера в 10:53 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 13
Ах! Мадам!-77
Ах! Мадам!-77
вчера в 10:16 - frensis - 0 - 10
Одесский юмор - 3.
вчера в 08:58 - Иван Морозов - 0 - 15
Представлю себя Богом
23 сентября 2018 - Mr. Tiger - 4 - 47
Есть такая партия?
23 сентября 2018 - Костромин - 7 - 74
О неприятии авторами критики
Алёша сделал выбор
23 сентября 2018 - Kolyada - 0 - 8
Одесский юмор - 4.
23 сентября 2018 - Иван Морозов - 0 - 13
Сказка о двух братьях
Сказка о двух братьях
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 11
Жёлтые листья
Жёлтые листья
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 9
Анекдот на букву "П".
22 сентября 2018 - Иван Морозов - 0 - 13
Осторожность
22 сентября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 9
Розовые революционерки
22 сентября 2018 - Kolyada - 0 - 11
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика