Священная миссия, или как ощипать падшего ангела. Главы 1-2

22 сентября 2015 - Мария Валивахина

Глава 1. Телефонный звонок
Гораздо лучше никогда не иметь, чем потерять.
Карл Христиан Геббель


Пятница. Вечер. В баре было шумно, но уютно. Кирпичные стены серебристо-серого цвета, продуманный мягкий свет и живая музыка создавали привлекательную атмосферу, гарантируя немало незабываемых минут приятного времяпровождения. Все столики были заняты, но почему-то за длинной барной стойкой сидело только двое: красивый статный парень с проницательными серо-голубыми глазами и хрупкая девушка с черными волосами. Время от времени она оборачивалась назад, поглядывая на своих подруг. Те, расположившись за небольшим круглым столом, пили фруктовые алкогольные напитки, тихо переговаривались и звонко смеялись. Каждый вечер пятницы подружки собирались здесь, в баре «Ковчег», чтобы расслабиться, отдохнуть и хоть ненадолго позабыть о своих проблемах. Саманта и Дженнифер работали в ресторанном бизнесе, Бриттани занималась живописью, а Алекс пробовала себя в современном дизайне интерьеров. Девушка перевела взгляд на пожилую пару, танцующую под ритмичную мелодию, допила последний глоток коктейля и задумалась.
— Алекс! — кто-то позвал ее. От неожиданности она вздрогнула и быстро повернулась на голос.
На лице бармена мгновенно вспыхнула привычно-вежливая улыбка: 
— Тебе налить еще? 
— Спасибо, Грег, — она улыбнулась в ответ и, поставив опустевший стакан на стойку, отрицательно покачала головой, — на сегодня мне достаточно.
— Ты чего такая грустная сегодня? Случилось что-нибудь? 
— Нет, ничего не случилось, просто плохое настроение.
— Почему?
Она не знала, что ответить, поэтому молча пожала плечами.
— Что ж, бывает.
— Главное, не вешать нос, верно?
— Что верно, то верно, — бармен усмехнулся и ободряюще подмигнул ей. — Все будет хорошо. Уж, поверь мне, я-то знаю.
Входная дверь бара с шумом распахнулась. На пороге появился высокий темноволосый мужчина, на вид лет тридцати-тридцати пяти, одетый в темно-зеленую ветровку и вельветовые брюки в тон. Следом за ним вошел белокурый парень в потертой спортивной кожаной куртке и темных джинсах. Быстро окинув оценивающим взглядом помещение, брюнет одобрительно улыбнулся. Он сразу же обратил внимание на симпатичных девчонок, очень молодых, весело щебечущих за центральным столиком, но стоило ему заметить у стойки незнакомку, его планы на вечер тут же изменились. Он направился прямо к ней, а вслед за ним и парень.
— Почему такая милая девушка сидит совсем одна? — весело начал мужчина, обращаясь к Алекс.
— Какая разница? — недовольно буркнула она в ответ.
Присев рядом, он воскликнул:
— Эй, бармен?! Плесни-ка виски.
Грег взял специальный бокал с толстым дном и налил в него немного блестящего ирландского виски, разом заигравшего всеми оттенками ароматов. Добавив колотого льда, поставил напиток на стойку перед гостем.
— А что тебе заказать? — брюнет вновь обратился к ней. — Водку, виски, шампанское, вино или коктейль? Что предпочитаешь?
— Ничего, — коротко отрезала она. 
Мужчина, оставив ее ответ без внимания, громко крикнул бармену:
— Ей повторить!
Алекс посмотрела на него с насмешкой и откровенным презрением:
— «Ничего» означает ничего.
Тот ухмыльнулся:
— Чаще всего это не так. Уж поверь мне, дорогуша.
Через минуту перед ней появился высокий стакан с новой порцией экзотического коктейля, украшенный тонким ломтиком лимона и маленьким бумажным зонтиком. Грег, улыбнувшись с присущим ему обаянием, виновато развел руками: мол, извини, работа у меня такая.
— Спасибо, конечно, но мне не хочется, — решительно отказалась она, отодвинув напиток от себя.
Брюнет демонстративно пододвинул стакан к ней обратно.
— Давай, угощайся! — настойчиво сказал он. — Не выделывайся.
— Я же, по-моему, ясно сказала – нет.
Незнакомец с серо-голубыми глазами, все это время сидевший рядом с отсутствующим видом, устало повернул лицо и обратился к крутившемуся поблизости парню в спортивной куртке:
— Микки, отвяжитесь от нее.
— Расслабься, — нагло бросил блондин, не поворачивая головы. 
— Микки, по-хорошему прошу, отстаньте от нее.
— Говорю же, расслабься.
Незнакомец встал:
— Я что, неясно сказал?
Тот резко обернулся, готовый дать отпор, но невольно вздрогнул, внезапно узнав надвигающегося на него парня. 
— Ладно, ладно, Макс, — примирительно произнес он, — знал бы, что это твоя подопечная, не подкатили бы. 
— Я так и понял, — Макс недоверчиво усмехнулся. — Я жду. 
Буквально через мгновение брюнет потянулся за виски и, непроизвольно дернувшись, опрокинул бокал на себя. Он резво вскочил на ноги, чтобы брызги не попали на его одежду, но заметив, что все же заляпался, разразился гневной бранью.
— Молодец, — Макс с насмешливым одобрением похлопал Микки по плечу.
— Всегда рад помочь, — криво улыбнулся тот, дернув плечом. 
Грег укоризненно посмотрел на посетителя, быстро протер стойку и поставил перед ним новую порцию напитка:
— За счет заведения.
Воспользовавшись подходящим моментом, Алекс соскользнула со стула и торопливо направилась к подругам. Приблизившись к их столику, она обратилась к пышной кудрявой шатенке: 
— Бриттани, я пойду, пожалуй.
— Так рано? — поджав губы, вздохнула та. 
— Совсем не рано, — возразила девушка, взглянув на часы.
— Алекс, не уходи, пожалуйста. Останься хоть ненадолго.
— Я бы с удовольствием осталась, но, к сожалению, не могу.
— Почему? — жалобно пролепетала шатенка.
— Ей, наверное, поклонник не понравился, — заметила Дженнифер, кивнув в сторону мужчины в темно-зеленой ветровке.
— Зря ты так, Алекс. Внешность бывает обманчивой, — с ироничной усмешкой проговорила Саманта, внимательно рассматривая брюнета, — может быть, под этой грубой внешней оболочкой скрыта тонкая и ранимая душа. 
— Ага, и могучий интеллект! — подхватила Бриттани и звонко рассмеялась.
— Вот-вот! Ей нужно было вцепиться мертвой хваткой в него, боясь упустить, — продолжала иронизировать Саманта, — а она…
— Ну хватит, девочки! — улыбнувшись, запротестовала Алекс и вновь обратилась к сестре. — Бриттани, как соберешься домой, вызови такси. 
Шатенка поморщилась:
— Тут близко. Сама дойду. 
Легкомыслие сестры разозлило Алекс:
— Еще чего! Бриттани, возьми такси! В такой поздний час небезопасно ходить одной. 
Девушка не стала скрывать своего недовольства, что-то пробормотала себе под нос и, надувшись, произнесла:
— Ладно, только не заводись.
Попрощавшись со всеми, Алекс вышла на плохо освещенную улицу и вдохнула полной грудью свежий весенний воздух. Теплый апрельский ветерок ласково коснулся лица. Она на мгновение закрыла глаза и блаженно улыбнулась: вот оно долгожданное спасение от шума и суеты. Было пусто, тихо и спокойно, лишь изредка проезжали автомобили, и кое-где виднелись силуэты людей. В окрестных домах одно за другим гасли окна, и город, всем своим видом демонстрирующий пренебрежение и равнодушие ко всем и вся, неумолимо погружался во тьму.

Алекс вошла в подъезд многоэтажного дома и, приветливо поздоровавшись с консьержкой, перекинулась с ней парой дежурных фраз. Поднявшись по ступенькам на четвертый этаж, она остановилась у входной массивной двери. Спокойно, без лишней суеты, вытащила увесистую связку ключей из сумки и один за другим открыла два замысловатых замка. Едва переступив порог своей квартиры, она с облегчением скинула черные замшевые туфли на высоком каблуке и подошла к огромному зеркалу. Оттуда на нее смотрела очаровательная хрупкая брюнетка с большими зелеными глазами. Тонкие черты лица с полными губами были подчеркнуты короткой стрижкой.
— В душ и сразу спать, — проговорила Алекс, рассматривая свое уставшее отражение. 
Она совершенно вымоталась. Месяц выдался очень тяжелым. Заказчик постоянно менял свои решения, терзая себя и всю команду, работавшую над дизайном. Конечно, за время своей недолгой трудовой деятельности она еще не встречала клиентов с четко сформулированными требованиями, но и таких, как этот, тоже. Лениво стягивая с себя узкое, идеально облегающее фигуру платье, девушка неторопливо отправилась в ванную комнату. Макс последовал за ней, но порог переступать не стал. Он постоял несколько минут перед закрытой дверью, затем глубоко вздохнул и ушел в ее спальню. 
Это была довольно просторная комната с большим окном и шторами нефритового цвета с ламбрекенами, обрамляющими его, как дорогая рама живописную картину. Стены были украшены небольшими полотнами с изображениями густого серебряного тумана, окутывающего зеркальную гладь реки, сумрачного леса, погружающегося во тьму, и омута, пугающе-завораживающего своей глубиной. По левую сторону от входа компактно разместились небольшой уютный диван и стеклянный журнальный столик, по правую – кровать, высокая и широкая, с белоснежным бельем и множеством узорчатых подушек. Светлый паркетный пол покрывал мягкий ворсистый ковер. 
Макс лежал на кровати и, опершись на локоть, наблюдал за тем, как Алекс, укутанная ватным одеялом, сладко спит. В безмолвном восхищении он скользил взглядом по ее немыслимо прекрасному лицу, любуясь опущенными веками с густыми черными ресницами, слегка приоткрытыми полными губами, крошечной родинкой на щеке и растрепавшейся челкой. Он мог разглядывать ее часами напролет, и чем дольше он смотрел на нее, тем красивее она казалась. Она интриговала и удивляла его, и он испытывал к ней самые нежные чувства, совершенно отличные от тех, что вызывали у него другие люди. Слушая ее мягкое дыхание, Макс закрыл глаза и погрузился в свои мысли.

Ранним утром раздался пронзительный телефонный звонок. Макс недовольно скривился и открыл глаза. Светало. Первые лучи солнца уже пробивались в окно. Он и не заметил, как заснул. Потянувшись за телефоном, Алекс случайно задела его рукой, и он со стуком упал на пол. 
— Черт, — свесившись с кровати, она подняла трубку и, прижав ее к уху, произнесла. — Алло. 
Через секунду ее лицо сильно побледнело, а в глазах появился такой неподдельный ужас, что у Макса, где-то глубоко внутри, зашевелилось дурное предчувствие. 
— Что случилось? — обеспокоенно спросил он.
Ее губы задрожали. Она хотела что-то ответить, но слова застряли в горле.
— Спасибо, что сообщили, — наконец выговорила она тихим надломленным голосом.
Отключив телефон, Алекс несколько минут неподвижно сидела и смотрела невидящими глазами в пространство перед собой.
— Алекс, что случилось? — вновь повторил свой вопрос Макс. Ее реакция на телефонный разговор пугала его.
Девушка мигом вышла из оцепенения. Откинув одеяло, она вскочила с постели и начала торопливо одеваться. Быстро натянув трясущимися руками джинсы и кофту, Алекс схватила ключи от машины и пулей вылетела из квартиры. Входная дверь захлопнулась с такой силой, что едва не сорвалась с петель. Подбежав к лифту, она нервно нажала кнопку вызова в надежде, что двери лифта сразу же откроются. Скорее! Скорей же! Ей нужно срочно в больницу! Больше всего она боялась того, что сейчас расплачется, но изо всех сил сдерживала слезы. Ждать лифт оказалось пустой тратой времени. Перепрыгивая через ступеньки, она понеслась вниз.

Бриттани лежала без сознания на больничной койке, подключенная к аппарату искусственного дыхания. Алекс сидела рядом на стуле и, бережно сжимая ее холодную, казалось, безжизненную руку, внимательно вглядывалась ей в лицо. Она отчаянно пыталась распознать в ней здоровую, полную жизни девушку, какой Бриттани была всего несколько часов назад, но все ее попытки были тщетны. Она искренне надеялась, что сестренка в любую секунду придет в себя, и все станет как прежде. 
— Очнись… Очнись, пожалуйста… — шептала она, не замечая слез, градом катившихся по щекам. — Бриттани, умоляю тебя, очнись.
Сердце Макса сжалось от сочувствия. Он знал, что надеждам Алекс не суждено сбыться, и очень боялся, что у нее не хватит сил пережить еще одну утрату. Когда сестры были подростками, их родители погибли в автокатастрофе. Алекс с Бриттани остались совсем одни, пока над ними не взяла опекунство двоюродная тетка Габриэлла. Возможно, она польстилась на их состояние, на что не раз намекали многочисленные дальние родственники, но заботилась о девочках хорошо. Тягостно вздохнув, Макс отошел к окну и, облокотившись на подоконник, выглянул наружу. Город уже проснулся, и улицы заполнились людьми. Кто-то спешил по своим делам, а кто-то просто неторопливо прогуливался. Вокруг текла обычная повседневная жизнь. За спиной раздался непрерывный протяжный писк осциллографа. Он обернулся. На экране прибора поползла ровная линия…

Под монотонный голос священника, проводившего заупокойную службу, Алекс внимательно рассматривала участников траурной церемонии, выстроившихся кольцом у могилы, однако, как ни старалась, не могла найти среди них ни одного знакомого лица. Все они были одинаково серыми и безликими. Тем не менее, она упорно не желала взглянуть на гроб, заваленный огромными венками и нарядными букетами. Ее разум категорически отказывался принимать происходящее. И лишь когда первые горсти земли упали на деревянную крышку гроба с характерным глухим звуком, она, наконец, осознала всю реальность случившегося. Стало трудно дышать, к горлу подступил комок. Невыносимая боль утраты защемила сердце. По осунувшемуся бледному лицу девушки потекли горькие слезы. Тетка Габриэлла, постоянно находившаяся рядом, протянула ей шелковый носовой платок:
— Возьми, Алекс.
— Спасибо, — стальным голосом поблагодарила девушка.
— Все будет хорошо, дорогая.
— Не будет, — ее глаза гневно сверкнули. — Никогда уже не будет так, как прежде. Никогда, понимаешь?
— Боль обязательно утихнет, дорогая. Поверь мне, — ласково проговорила Габриэлла. Она обняла племянницу и заботливо погладила ее по спине. — Ты только не замыкайся в себе, ладно? Знай, что всегда можешь поговорить со мной. 
— Спасибо за поддержку, — холодно пробормотала Алекс, высвобождаясь из объятий тетки. 
— Пообещай, что будешь звонить мне, когда тебе потребуется помощь, хорошо? В любое время, слышишь? 
— Я сама справлюсь, — жестко отрезала она, давая понять, что больше на эту тему говорить не желает. — Спасибо.
— Алекс, пожалуйста, милая, я хочу помочь. Ты вовсе не обязана переживать горе утраты в одиночестве, — Габриэлла попыталась настоять на своем, но взглянув в лицо племянницы, поняла, что дальнейшие уговоры бесполезны.

То, что случилось с Бриттани, шокировало всех. Она уже почти добралась до дома, как вдруг из-за угла вывернул мужчина в темно-зеленой ветровке. Его появление было столь неожиданным, что она остановилась и испуганно попятилась назад. Он довольно ухмыльнулся и, резко подскочив к ней, всадил ей нож в живот. Она попыталась закричать, но насильник заткнул ей рот ладонью и поволок за угол. В тот же миг Микки схватил ангела-хранителя девчонки за руку.
— Не дергайся, Челси, — процедил он сквозь зубы, — иначе тебе будет очень и очень больно.
Но молодая женщина, проигнорировав предупреждение, начала сопротивляться, стараясь вырваться из железной хватки его пальцев. Микки разозлился и с силой ударил ее кулаком. Лицо ангела исказилось от боли. Глаза полузакрылись и затуманились. Из разбитого носа хлынула кровь.
— Я же сказал, не дергайся!
В руке Микки появился нож. Он замахнулся, но вдруг, передумав, остановился. 
— Ну я же не садист, в самом-то деле, — ухмыльнулся он, отбросив оружие в сторону. Нож, быстро рассыпавшись на мельчайшие частички, исчез в воздухе. Челси дернулась вперед, пытаясь сбежать, но Микки остановил ее, схватив за горло. Он сжал ее шею с такой силой, что хрустнули позвонки. Молодая женщина издала предсмертный хрип, переходящий в невнятное сипение, и замерла. Навсегда. 
— Всегда рад помочь, — шепнул он ей на ухо, опуская руки. Бездыханное тело ангела упало на землю. 
Микки немного постоял над ней, о чем-то раздумывая, а затем, устало вздохнув, направился к своему подопечному и его жертве.
— Расслабься и получай удовольствие, — приближаясь, цинично посоветовал он, обращаясь к Бриттани. — Жить тебе в любом случае осталось недолго.
Девушка неподвижно лежала на спине и смотрела в одну точку остекленевшим взглядом, будто уже приняла надвигающуюся скорую смерть. Она не просила остановиться, не молилась о чудесном спасении. Она не цеплялась за жизнь, лишь по одной простой причине, та жизнь, которая теперь ее ждала, ей была не нужна. Микки периодически посматривал на нее, тщательно вытирая кровь с кулака. В его глазах не было ни капли жалости и сочувствия, только отвращение к происходящему действу. Не замечая человеческой боли, которая с недавних пор не вызывала в нем ничего, кроме равнодушия и скуки, он вновь погрузился в омут своих мыслей.

Глава 2. Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать
Месть – это удовлетворение чувства чести, как бы извращенно,
преступно или болезненно это чувство подчас ни проявлялось.
Йохан Хейзинга


Прошла неделя с того момента, как Бриттани умерла. Алекс ушла в себя, прекратила ходить на работу, не отвечала на телефонные звонки, игнорировала оставленные на автоответчике сообщения. Она не желала выслушивать бесполезные слова утешения, и тем более обсуждать случившееся. Она то плакала, то просто сидела молча, глядя в одну точку перед собой. Макс, постоянно находившийся рядом, видел, как она страдает, как измучена, но ничем не мог помочь. Отчего приходил в бешенство. Ее глаза вновь наполнились слезами. От бессильной злости он сжал руку в кулак, и тут раздался дверной звонок. Поначалу она не хотела открывать, чувствуя, что не готова сейчас видеть хоть кого-либо, но звонили очень и очень настойчиво.
Алекс резким движением распахнула дверь. На пороге стоял полный мужчина невысокого роста, с очень смуглой кожей, черными волосами и карими глазами.
— Вы кто такой? — гневно поинтересовалась она.
— Джон Лоури. Детектив. Мы с вами встречались. Не припоминаете?
То, что происходило в первые дни после смерти Бриттани, было словно в тумане. Помолчав минутку, девушка взяла себя в руки и уже спокойным голосом спросила:
— Что вам нужно?
— Мне хотелось бы поговорить с вами о том вечере, мисс Брук. Я могу войти?
Лоури допрашивал ее в больнице, но, как ни старался, не смог получить от нее ни одного вразумительного ответа.
— Ладно, проходите, — она отступила, пропуская его в квартиру.
Детектив прошел внутрь и медленно осмотрелся вокруг. Квартира была похожа на картинную галерею в лучших европейских традициях. На полотнах, развешанных по стенам, были изображены сверкающие ручьи, впадающие в полноводную реку, упавшие желтые листья, кружащие в медленных водоворотах, и золотистые лучи заходящего солнца, разлитые вокруг. Внимательно разглядывая картины, которые, казалось, были проникнуты безмятежным счастьем и согреты теплом автора, он восхищенно произнес:
— Очень красиво.
— Хотите кофе? — безучастно предложила она.
— Не отказался бы, — Лоури благодарно взглянул на нее.
Алекс натянуто улыбнулась, и, не сказав ни слова, направилась на кухню. Детектив последовал за ней.
— Мисс Брук, мне нужно задать вам несколько вопросов, — начал он, осторожно отхлебнув не слишком крепкий, но очень горячий и крайне ароматный напиток. — Позволите?
— Раз нужно, задавайте.
— Квартира принадлежит вам?
— Мне.
— На какие средства она была приобретена вами?
— На долю от наследства, оставленного родителями.
— Как давно здесь проживаете?
— Примерно год, может, чуть меньше. Переехала сюда после окончания колледжа.
— Вы живете одна?
— …теперь одна.
— А раньше с кем?
— С Бриттани.
Лоури понятливо кивнул:
— Скажите, вы не заметили что-нибудь странное или необычное тем вечером?
— Да, в общем-то, нет, все было как обычно.
— Во сколько вы пришли в «Ковчег»?
— Около восьми вечера.
— Кто с вами был?
— Бриттани, Дженнифер и Саманта.
— И все?
— И все.
— Вы часто бываете в этом баре?
— Довольно часто, почти каждую пятницу.
— Зачем?
— Как зачем? — Алекс очень удивилась такому вопросу. — Затем, чтобы приятно провести вечер с близкими подругами.
— Говоря «близкие подруги», вы имеете в виду Дженнифер и Саманту?
— Да, именно их я и имею в виду, — раздраженно ответила она.
— Как давно их знаете?
— С колледжа. Учились вместе.
— Вы закончили колледж все в одно время?
— Да.
— Но разве вы не старше своей сестры?
— Старше. На год.
Детектив вопросительно изогнул бровь.
— Не могла определиться с выбором колледжа, — солгала Алекс, хотя на самом деле ей не хотелось учиться отдельно от Бриттани.
— Понимаю, — сухо проговорил Лоури, продолжая задавать вопросы. — В котором часу вы покинули заведение, мисс Брук?
— Около полуночи.
— За пару часов до закрытия? — уточнил он.
Она утвердительно кивнула.
— У вас были какие-нибудь проблемы с другими посетителями?
— Не припоминаю ничего подобного.
— Может быть, вы знаете кого-то, кто мог желать Бриттани зла?
— Нет.
— Она кого-нибудь боялась?
— Насколько я знаю, нет.
— Ревнивый бойфренд?
— Она давно ни с кем не встречалась. Последние отношения как начались, так и закончились, на первом курсе колледжа.
— Как его имя?
— Зачем вам его имя? — откровенно удивилась Алекс.
— Необходимо проверить его алиби на момент совершения преступления, чтобы исключить из числа подозреваемых.
— Уж кого-кого, а его и включать не стоило в число подозреваемых, чтобы затем не тратить в пустую время.
Детектив смерил девушку недовольным взглядом:
— Как его имя, мисс Брук?
— Мартин Мур, — сдалась она, всплеснув руками.
— Скажите, были ли у вашей сестры проблемы на работе?
— На работе? — Алекс снисходительно улыбнулась. — Бриттани работала здесь, дома.
— Чем она занималась?
— Писала картины.
— Так это ее работы развешаны на стенах?
— Ее.
— Она была очень талантлива, — искренне заметил Лоури.
Девушка, коротко взглянув на детектива, согласно кивнула головой:
— Многие говорили, что у нее природный дар. Страсть Бриттани к искусству была очевидна уже в раннем возрасте. Как и все дети, она начала рисовать, когда впервые познакомилась с красками, но писать всерьез стала лишь после смерти родителей.
На какое-то время они оба замолчали, погрузившись каждый в собственные мысли.
— А что насчет вашей тети Габриэллы? — спросил детектив, прервав затянувшееся молчание.
— В каком смысле? — не поняла вопроса Алекс.
— По имеющимся у нас сведениям, она была вашим опекуном. До недавнего времени, пока вы не стали совершеннолетними, распоряжалась наследством по своему усмотрению.
— Нет, это совершенно исключено, — в ее зеленых глазах сверкнул гнев, но голос был на удивление спокойным.
— Вы в этом уверены?
— Абсолютно, детектив, абсолютно уверена. Габриэлла никогда не сделала бы ничего подобного.
Лоури устало вздохнул, допил кофе и протянул Алекс визитку.
— Вот мой номер. Позвоните мне, если вспомните какие-нибудь детали того вечера, — он сделал паузу и, заметив, что девушка никак не реагирует, добавил, — даже если они покажутся вам незначительными. Договорились?
— Конечно.
— Спасибо за кофе, и до свидания.
— Пожалуйста. Всего доброго.
Проводив детектива, Алекс вернулась на кухню и, пренебрежительно хмыкнув, выбросила визитку в мусорное ведро. Налила себе порцию ароматного кофе и села за стол. Обхватив чашку с дымящимся напитком обеими руками, она задумалась. Задумалась о том, как бы разыскать убийцу своей сестры, при этом вообразив себе все мыслимые и немыслимые способы отплатить ему за всю ту боль, которую он ей причинил.
Макс все это время ходил взад-вперед по квартире, судорожно размышляя над случившимся. Наконец он остановился и с невыносимой ясностью осознал:
— Микки!

Чтобы выяснить мельчайшие подробности того злополучного вечера Алекс торопливо выскочила из дому и направилась в бар. Был обычный весенний вечер. Солнце стремительно ускользало за горизонт. Быстро темнело, над душным городом сгущались сумерки. Девушка зашла в слегка прокуренное помещение с неоновой вывеской над дверью «Ковчег» и прямиком направилась к барной стойке, где Грег, тяжело вздыхая из-за маленького количества посетителей, тоскливо протирал бокалы.
Оставив подопечную с барменом, Макс устремился к столику в дальний угол заведения, где в одиночестве сидел темноволосый парень с уродливым шрамом на лице и читал старую потертую газету.
— Привет, Уолтер.
— Здравствуй, Макс, — нервно перебирая пальцами рук, ответил худощавый парень, не отрывая взгляда от газеты.
— Ты помнишь, что тут было в прошлую пятницу?
— Я занят, — укоризненно заметил тот, не поднимая глаз.
— Так ты помнишь или нет? — проигнорировал Макс его недовольство.
— Помню, — сухо бросил Уолтер.
— Во сколько Микки ушел?
— Поздно.
— А точнее?
— Перед закрытием.
— А компания подвыпивших молодых девчонок?
— Поздно.
— Перед закрытием, наверно?! — едко уточнил Макс, теряя терпение.
Уолтер молчал.
— Да оставь ты эту газету в покое! Ты можешь уделить мне несколько минут?! — прокричал он в бешенстве. Ему хотелось швырнуть, разорвать или уничтожить эту «чертову» газетенку, но он не мог, и от этого еще больше приходил в ярость. Так же, как и Уолтер не мог перевернуть страницу и узнать продолжение статьи, размещенной на первой полосе, с громким заголовком «Кровавая резня в штате Орегон». Ее текст состоял в следующем: «Трагедия разыгралась пятнадцатого мая тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года. Пожарные выехали на тушение пожара небольшой церкви на окраине Портленда. После локализации огня были обнаружены тела семи погибших и один раненый. Пострадавший молодой человек доставлен в больницу. Смерть жертв наступила от обильного кровотечения в результате нанесения многочисленных колото-резаных повреждений. Допрошенный свидетель, единственный выживший, подробно описал внешность преступника. Белый мужчина, двадцать-двадцать пять лет, рост – пять футов девять дюймов, темные волосы, шрам на левой щеке. По делу задержан и арестован предполагаемый виновник кровавой расправы…»
Уолтер вскочил, схватил ангела-хранителя за воротник и проорал ему в лицо:
— Не лезь ко мне!
— А то, что? — нахально поинтересовался Макс.
— А то горько пожалеешь, — ответил он, тяжело дыша.
Брови ангела насмешливо изогнулись:
— Да ну?
— Я убью тебя, слышишь? — проговорил Уолтер глухим, полным ярости голосом.
— Какое выберешь оружие на этот раз, маньяк? — видя его терзания, издевался Макс. — Ну же?!
Уолтер какое-то время колебался, затем тяжко вздохнул и опустил руки:
— Микки ушел на пять минут раньше.
— Ну вот, так бы сразу и сказал, а то развел тут демагогию, — тон хранителя смягчился. — И последний вопрос. Подопечный Микки не подходил к девушкам, чтобы познакомиться?
— Нет. Он сидел за стойкой, пил виски и просто наблюдал.
— Спасибо, — коротко бросил Макс и, не прощаясь, направился к стойке бара.
Никто не знает, откуда, как и когда появилась газета. За этим столиком в углу никто никогда не сидел, и туда часто скидывали потерянные или забытые посетителями вещи. Несколько лет назад ее обнаружил кто-то из хранителей и, назвав Уолтера душегубом, многозначительно предупредил, что связываться с ним опасно. В итоге это сослужило и добрую и дурную службу. С одной стороны, подозрительные личности стали обходить бар стороной. С другой же стороны, Уолтер, некогда веселый и открытый парень, сильно изменился. Зациклился и замкнулся в себе. Ему очень хотелось узнать правду, какой бы она ни была. Ведь, никто из хранителей не знал, кем они были, какими были, и чем занимались до того, как стать теми, кем ныне являются.

Алекс лежала в постели под одеялом и, подложив руку под щеку, задумчиво смотрела через открытое окно. На ночном небе светила полная луна, окруженная бесчисленным количеством мерцающих звезд. Наблюдая за их блеском, она размышляла над тем, что поведал ей Грег в кратком доверительном разговоре.
В тот вечер, когда случилось несчастье, в баре никого из посторонних не было, кроме высокого приставучего брюнета в темно-зеленой ветровке и брюках в тон. Того самого, который заказал для нее коктейль, а затем опрокинул на себя бокал с виски. Он полез в карман за платком, чтобы вытереть одежду, но вместе с тем вытащил мобильник, ключи, водительские права и мелочь, которая с громким звоном запрыгала по барной стойке. Помогая собрать рассыпавшиеся монеты, бармен заметил имя на удостоверении: неловкого посетителя звали Стив Палмер.
«Я попробую выяснить все об этом парне: где обитает, чем дышит…», — пообещал ей Грег, с условием, что она не будет пока лезть в это дело и обзванивать всех Стивов Палмеров в округе. Алекс беспрекословно согласилась, хотя редко действовала холодным разумом. Обычно она ориентировалась на эмоции, которые в последнее время перехлестывали через край, но Грег был прав, для начала нужно все тщательно разузнать, прежде чем что-либо предпринимать.

Похожие статьи:

ФэнтезиДве Извилины

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 3 и 4.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главы 73 и 74.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 1 и 2.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главa 79.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 402 просмотра
Комментарии (0)
Новые публикации
Октябрь. Инвенции
вчера в 18:51 - Лариса Тарасова - 0 - 17
Побить Жирика!
вчера в 15:20 - Kolyada - 0 - 9
Весло
вчера в 12:07 - Татьяна - 0 - 18
Море
вчера в 11:56 - Татьяна - 0 - 21
Тропинка к Богу
Тропинка к Богу
вчера в 10:50 - ШАХТЕР - 0 - 11
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья.
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья.
вчера в 08:32 - Сергей Лысков - 0 - 12
МЕЧТАТЕЛИ Книга первая. Марсианские хроники (прям как у Брэдбери). История третья. 
Ботва сгорела и листва...
Ботва сгорела и листва...
вчера в 07:59 - gavrds57 - 0 - 12
МОЯ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ... ( MY FIRST LOVE...)
18 октября 2018 - Иосиф Латман - 0 - 16
Без названия
18 октября 2018 - Kolyada - 0 - 10
Коровы и нудисты Швеции
18 октября 2018 - Kolyada - 0 - 9
Брянская песня
Брянская песня
18 октября 2018 - gavrds57 - 0 - 12
Покер для пилигримов
18 октября 2018 - Mr. Tiger - 2 - 33
Зачем ты, дядя, паучка убил?
17 октября 2018 - Серж Хан - 0 - 19
Решила Настя стать писателем
17 октября 2018 - Kolyada - 0 - 11
Баоань *
Баоань *
16 октября 2018 - Лариса Тарасова - 2 - 40
Ничто не вечно под луной
Ничто не вечно под луной
16 октября 2018 - Анна Птаха - 2 - 32
   
Возвращение поэта
Возвращение поэта
16 октября 2018 - владимир загородников - 0 - 17
После Ибицы
16 октября 2018 - Kolyada - 0 - 19
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика