Совсем как в сказке

11 января 2019 - Александра Гай
article17149.jpg

Всем известно, что любовь среди неравных уживается редко. Дело в том, Володя Лапушкин был обычным ментом, точнее, старшим сержантом полиции. А девушка, в которую он влюбился, влюбился глубоко и беззаветно, выросла в интеллигентной семье профессора-искусствоведа и пианистки. Правда, карьера у Аделаиды Петровны не сложилась, поскольку после замужества ей пришлось заниматься домом и воспитанием дочери.

 После смерти профессора материальное положение маленькой семьи резко ухудшилось, и мать с малышкой Настей перебралась из центра города на периферию. Аделаиде Петровне пришлось устроиться музыкальным работником в детский садик, на большее несостоявшаяся артистка рассчитывать не могла. Лет пять назад мама с дочерью обосновались в соседней с родителями Володи квартире.

 В настоящее время Анастасия училась на третьем курсе консерватории по классу виолончели. Глубокий, выразительный голос этого замечательного инструмента слушала вся панельная пятиэтажка по два-три часа в день. К счастью, девушка играла хорошо. Когда во время Настиных «концертов» Володя находился дома, а не на дежурстве, парень замирал от восторга в своей комнатке площадью восемь квадратных метров.

 Собственную комнату Володе выделили дома недавно. Родители решили, что взрослому и самостоятельному молодому мужчине негоже делить помещение с братьями-близнецами, шустрыми подростками четырнадцати лет.

 За три года, которые Володя отслужил в пограничных войсках, юная соседка выросла и превратилась из неуклюжего серого птенца в очаровательную царевну-лебедь. Нежная и хрупкая, словно цветок на тонком, стройном стебле Анастасия безраздельно заняла сердце старшего сержанта. От взгляда её бездонных синих глаз душа влюблённого мента робко замирала, сжавшись в трепетный клубок, а мысли безмятежно порхали, подобно пёстрым мотылькам на лугу среди полных сладкого нектара полевых цветов.

 Внешне Володя Лапушкин напоминал грозного гиганта-викинга, но душа ему досталась чуткая и добрая. Он не мог равнодушно пройти мимо обиженного ребёнка, постоянно помогал старушкам нести тяжёлые сумки и считал своей прямой обязанностью приструнить разбушевавшихся хулиганов. Врождённое чувство справедливости, в конце концов, привело парня в полицию. Мощное сложение, сноровка и острый ум обеспечили Лапушкину на службе законный авторитет.

 Однако у старшего сержанта имелся один серьёзный недостаток – непомерная застенчивость. Парень стеснялся собственной фамилии, которая, мягко говоря, абсолютно не соответствовала его росту под метр девяносто, Лапушкина смущали фривольные шутки коллег по работе и малейшие намёки на его личную жизнь. В присутствии Анастасии отважный сержант краснел, как маков цвет и мог выдавить из себя лишь пару коротких, незамысловатых фраз.

 Однажды Володя провёл с девушкой его мечты целый час, пролетевший с немыслимой быстротой, наслаждаясь невыразимым никакими словами блаженством. Парень вместе с двумя мелкими, конечно, в сравнении с ним, Володей, грузчиками, затащил в квартиру к Насте тяжёлый шкаф из настоящего дуба, купленный практичной мамой девушки с рук по доступной цене.

 Потом Настя и Аделаида Петровна поили соседа чаем из изящных розовых чашечек китайского фарфора с крохотными шоколадными пирожными и клубничным вареньем. Володя не разлил чай, не разбил хрупкую чашечку и сумел успешно поддержать пристойную беседу с Настиной мамой.

 Опытная дама за несколько минут успела выяснить всю подноготную молодого человека и его ближайших родственников, а также виды Володи на будущее. От наблюдательной Аделаиды Петровны не укрылся восхищённый взгляд дочери, которым Настя наградила соседа, увидев, как тот ловко помог управиться с неподъёмным антиквариатом. В итоге Аделаида Петровна сочла соседа неподходящей компанией для её единственной дочери. Увы, у Володи, кроме звания старшего сержанта полиции, не имелось ничего, ни приличного образования, ни собственной квартиры, ни достойных внимания семейных связей.

 С того памятного вечера миновало почти два месяца. Три-четыре раза в неделю, подгадав время, старший сержант встречал Настю на остановке, когда девушка возвращалась из консерватории. Они специально выбирали длинную дорогу через парк, чтобы провести немного времени вместе, пока их не видит бдительная Аделаида Петровна.

 В канун Хеллоуина госпожа погода пребывала не в лучшем расположении духа. На город опустился сырой, тяжёлый туман, стемнело раньше обычного. Конец октября выдался дождливым и холодным. Даже роскошь золота и багрянца листвы на фоне хмурого неба смотрелась печально.

 Завершив трудовой день, граждане торопились по домам, где в тепле и уютном свете электрических лампочек, удобно устроившись в мягком кресле, выпьют, наконец, горячего чаю и избавятся от приступа осенней хандры.

 Старший сержант Лапушкин с напарником патрулировали обычный маршрут, включающий привокзальную площадь и подземные переходы к метро и поездам. Мимо тянулся нескончаемый поток людей, работали торговые точки с газетами и различной мелочёвкой, отъезжающие с сумками и чемоданами спешили к поездам.

 Бабку в цветастом платке и поношенном буром пальто, из-под которого выглядывала пёстрая шерстяная юбка, Лапушкин впервые увидел в переходе метро в начале прошлой зимы. Стоял двадцатиградусный мороз, а старуха, одетая в лёгкое демисезонное пальто, похоже, совсем не страдала от холода.

 Сегодня, как и тогда сухие ручки держали небольшую корзинку с мелкими купюрами. Чаще всего бабка молчала. Эта нищая старуха никогда не пыталась вызвать у прохожих сострадание слёзными жалобами на тяжёлую жизнь и плохое здоровье. Лишь изредка она поглядывала на чем-то заинтересовавшего её человека пронзительными чёрными глазами, ярко горевшими на сморщенном личике.

 Однажды Володя слышал, как нищенка глухим, с хрипотцой голосом выдала в адрес крепкого бритого мужика пространное предупреждение:

– Ты бы, миленький, сегодня вечером лучше дома посидел, чем бродить по улицам, авось, останешься цел!

 Мужик только что небрежно бросил в старухину корзинку крупную купюру.

 В другой раз Володя наблюдал маленькую сценку. Две разряженные дамы, увидев бабку, брезгливо поджали губы.

– Достала вонючая шваль! – проговорила крашеная блондинка, указав подружке на старую нищенку.

Огненные очи старухи вспыхнули от негодования.

– Загляни, красавица, муженьку в карманы, узнаешь, кого он любит взаправду! – насмешливо бросила бабка вслед блондинке.

Подруги ошарашенно переглянулись и торопливо зацокали каблучками.

 Несмотря ни на что бабкина корзинка наполнялась быстрее, чем у монахини, собиравшей пожертвования на строительство храма, и двух благообразных старух, что стояли напротив, постоянно крестились и канючили «подайте на старость».  Периодически все трое завистливо косилась на удачливую конкурентку.

 Старший сержант Лапушкин и его коллеги считали нищенку «странной, но безвредной старушенцией». Разве что Володю немного озадачивало, почему на бабке круглый год одно и то же пальто и в мороз, и в жару? Впрочем, многие нищие летом ходят в пальто! Привыкли. Но бабкин гардероб никогда не менялся даже в деталях.

 Ещё Володю удивляло, каким образом, не взирая на нищее состояние старухи, в ней сохранилось человеческое достоинство и некая гордая независимость. Кроме того, имелось нечто особенное в выражении глубоких чёрных глаз, то, что заставляло прохожих оглядываться на бабку снова и снова.

 Вскоре сделалось совсем темно. Дождь усилился. Дежурство подходило к концу. Появилась смена. Володя перекинулся несколькими словами со сменщиками, всё, мол, тихо и спокойно!

– Бывай, – напарник махнул рукой и быстрым шагом направился в противоположную вокзалу сторону. Володя спустился в подземный переход. По-прежнему горожане, сворачивая на ходу зонтики, спешили в тёплые квартиры, а возле табло с расписанием поездов топились граждане с плотно набитыми сумками. Незнакомый парень пел под гитару, пел, надо сказать, совсем неплохо, Володя остановился и дослушал песню до конца.

 Суета впереди нарушила обычное течение событий. Пожилая пара, почему-то неодобрительно наградив старшего сержанта неприязненным взглядом, скрылась в метро. Вслед за ними быстро пронеслись ещё несколько человек, словно стремились как можно скорее избавиться от неприятного зрелища.

 Володя насторожился и приблизился к маленькой группке случайных свидетелей инцидента. Заметив полицейского, люди поспешно разошлись. Место происшествия опустело.

– Где бабло, с-сука! Куда ты деньги себе засунула?! – донеслось до Володи.

Длинный, тощий субъект в потрёпанной джинсовке прижал бабку в буром пальто к стене. Давно немытые патлы свисали на свинцово-бледное лицо. Шальные глаза налётчика сверкали нездоровыми, лихорадочными огнями. Наркоман! В предчувствии ломки тощий был настроен агрессивно. Он схватил за воротник старуху, худые руки в наколках мелко задрожали. Наркоша оказался не один. Из-за его спины юрко вынырнул мелкий лысый типчик.

– Эн-ти всегда большую деньгу на себе прячут, а в коробке напоказ мелочёвку держат, – услужливо подсказал недоросток дружку, презрительно оттолкнув ногой корзинку с монетами и мелкими купюрами.

Третий в компашке – коротко стриженный здоровяк с красным, испитым лицом по-хозяйски отодвинул лысого в сторону и решительно шагнул к бабке. – Счас убогую путём обыщ-щем!

– Правду говорю, старуха где-то золото заныкала! – пискнул из-за его спины недоросток.

Толстые лапы с короткими пальцами потянулись к нищенке. Бабка с ненавистью, но без малейшего страха смотрела на обидчиков и молчала.

 Дальнейшее действие развивалось стремительно. Длинный бесцеремонно схватил старуху за горло. Крепыш принялся деловито ощупывать жертву. Бабка сухими, слабыми ручками попыталась оттолкнуть обидчиков. Но сжимающие её горло руки Длинного не давали ни кричать, ни дышать. Цветастый платок свалился с головы, и седые волосы разметались по худеньким плечам.

– Во-о! Нашёл, – Крепыш вытащил из бабкиного кармана что-то аккуратно завёрнутое в чистый носовой платочек, развернул и презрительно хмыкнул. Нехитрый старушечий ужин – ломоть чёрного хлеба с дешёвой колбасой и несколько печенюшек упали на грязный пол.

– Зырь! – Мелкий шустро выхватил из потайного кармана пальто небольшую деревянную шкатулку. Но открыть её он не успел.

– Отпусти старуху! – коротко приказал Володя. – И валите прочь, пока я не вызвал наряд!

– Ты чо, мент, катись отсюда! – процедил сквозь зубы Длинный. Крепыш самоуверенно ухмыльнулся, сверкнув золотым зубом. Недоросток оглянулся по сторонам и, убедившись, что милиционер один, оскалился, словно крысёнок, и вынул нож. Крепыш и Длинный одобрительно фыркнули.

 Холодный гнев волной затопил Володю. Сознание заработало ясно и чётко. Испытанный приём – и нож отлетел далеко в сторону. Крысёнок-недоросток завопил от боли. От мощного удара в живот скорчился крючком Длинный. Крепыш, посмеиваясь, взмахнул тяжёлым кулаком, метя Володе в голову. Но, кулак не достиг цели, и, спустя мгновение здоровяк валялся на полу.

 Володя повернулся, глянул на старуху, дабы убедиться, цела ли? Длинный, Крепыш и Крысёнок оценили сложившуюся ситуацию не в свою пользу и сбежали. Володя подал бабке платок и шкатулку.

Нищенка растерянно посмотрела на спасителя и тихо проговорила:

– Спасибо тебе, добрый человек, выручил старуху! – Взгляд бабки сделался внимательным и острым, Володя невольно вздрогнул. Она поманила пальцем старшего сержанта, будто собиралась сообщить ему нечто таинственное и важное. Володя послушно подошёл к нищенке ближе. Бабкины глаза завораживали и обдавали теплотой.

– Вижу, ты хороший человек, помоги мне ещё раз, и я тебя отблагодарю… Больше мне некого попросить, – умоляюще прошептала бабка. Она открыла деревянную шкатулку, и изумлённому старшему сержанту открылось невиданное зрелище. На потёртом от времени тёмном бархате лежало колье из светлого золота с крупными зелёными камнями. Неизвестный мастер потрудился на славу, колье было сделано с большим искусством. Володя не усомнился ни на минуту, что видит уникальную вещь. По форме украшение напоминало ветку жасмина. Изумруды? Других драгоценных зелёных камней старший сержант не знал. Чуть позже Володя заметил, сто оправа колье сломалась в нескольких местах.

– Отнеси это к ювелиру. Я сама хотела, да побоялась, обманут. Опять же, будут допытываться, откуда у меня такая ценность, не украла ли. А колье наше, семейное, по наследству мне досталось. Единственное воспоминание о прошлом. Никак не могу решиться продать, хоть и бедствую. Погляжу на камни, и душа согреется!

Старуха решительно протянула Володе шкатулку и торопливо проговорила: – Буду здесь к Рождеству, встретимся, и я тебя отблагодарю. Не сомневайся, от души отблагодарю! Не пожалеешь…

И тут бабка куда-то исчезла! А ошеломлённый Володя остался стоять со шкатулкой в руках. Всё произошло сумбурно и скоро, точно во сне.

 Ночью Лапушкин долго не мог заснуть, то и дело вставал поглядеть на зелёные камни в узоре из листьев. Колье его буквально околдовало. Крупные изумруды чистого, глубокого оттенка загадочно светились в призрачном лунном свете и звали заглянуть в зелёную глубину, увидеть там нечто необычное и удивительное. Володя позабыл закрыть окно, стол и подоконник покрылись тонким инеем. Холода Лапушкин не чувствовал, но когда он касался зелёных камней, его руки пронизывали болезненные, ледяные уколы.

 Утром Володя отнёс колье к бывшему однокласснику, работающему у известного в городе частного ювелира. Одноклассник небрежно посмотрел на драгоценность, нервно вздрогнул, присвистнул и побежал за хозяином.

 Импозантный, одетый в дорогой костюм от известного модельера Яков Ростиславович важно вкатился в кабинет. Застенчивому старшему сержанту ювелир показался воплощением солидности и респектабельности.

 Яков Ростиславович скользнул сонным взглядом по Володе и с неудовольствием покосился на помощника, очень уж незначительной особой оказался новый клиент. Но, когда ювелир увидел изумруды, глаза его расширились и заблестели, движения сделались плавными и ловкими. В пухлых, холёных руках появилась лупа. В течение долгих десяти минут Яков Ростиславович изучал камни и оправу. Затем губы ювелира раздвинулись в любезной улыбке, и он повернулся к Володе: – Желаете продать? Моя цена – семнадцать тысяч наличными!

– Колье принадлежит не мне, и оно не продаётся, – твёрдо ответил Володя.

– Вот как, – разочарованно протянул ювелир. – Можно поинтересоваться, откуда у вас изумруды? – слова Якова Ростиславовича приобрели оттенок недоверия с выраженной примесью угрозы, будто бы он заранее был уверен в сомнительных правах старшего сержанта на дорогое украшение.

Володя покраснел и, запинаясь, под внимательным, снисходительным взглядом опытного ювелира начал что-то объяснять про престарелую дальнюю родственницу из провинции, которой принадлежит семейная драгоценность.

– Всё-таки, молодой человек, советую переговорить с вашей дальней родственницей. Пожалуй, я смог бы сделать ей выгодное предложение, – с толикой иронии проговорил Яков Ростиславович. – Для провинции десять тысяч – большая сумма! И вы в накладе не остались бы, – добавил он негромко и со значением посмотрел на Лапушкина. Наверно Змей-искуситель так глядел на Еву в райском саду, уговаривая её попробовать запретный плод. Но, наткнувшись на застывшее лицо собеседника, ювелир понял, что уговоры бесполезны и, не скрывая досады, отвернулся от упрямца.

 Всю дорогу домой Володя прижимал к себе шкатулку с отремонтированным колье. Нет, он не хочет, да просто не может продать эти изумительные камни! Возможно, драгоценность неслучайно попала в его руки! Он должен постоянно смотреть на них, любоваться ими, потому что чувствует – изумруды сами желают принадлежать именно ему! Мысль пришла к Лапушкину неожиданно и прочно засела в мозгу. 

 На следующий день Яков Ростиславович позвонил Володе сам. Ювелир уговаривал Лапушкина продать колье вежливо, долго и напористо. Говорил, что переговорил со столичными клиентами, и доля Володи составит целых тридцать тысяч зелёных, а старухе-инвалиду сообразят такую подделку, что она в жизни не догадается о подмене. Слова Якова Ростиславовича вызвали у Володи чувство брезгливой неприязни. Продавать колье он отказался наотрез, потому что не хотел расставаться с изумрудами вообще.

 Дни шли за днями, Володя почти перестал спать, разглядывая по ночам дивные камни. Изумруды мерцали холодным, загадочным блеском. С работы старший сержант спешил домой, чтобы быстрее на них посмотреть. Он похудел и осунулся, аппетит полностью пропал, колье сделалось главным в его жизни.

 Коллеги по работе сочувственно посматривали на ранее жизнерадостного сослуживца, похоже, у парня случилась какая-то беда! Попытки расспросить Лапушкина о том, что с ним творится, заканчивались неудачей. Старший сержант отмалчивался, а когда расспросы становились излишне настойчивыми, уходил прочь.

 Дома родители тревожно наблюдали за старшим сыном, перемены в Володе их пугали. Мама заваривала какие-то полезные травы и потчевала его различными укрепляющими отварами. Младшие братья-близнецы героически отказывались от своего куска мяса в пользу старшего брата. Но всё было напрасно – Володя худел, бледнел и подолгу запирался в своей комнате. Лишь одна страсть владела его душой.

 Незадолго до Рождества к Лапушкину пришли странные, похожие на миражи сны, которые не приносили ни отдыха, ни покоя. В огромном зале горели тысячи свечей, наряженные в старинное платье люди кружились в танце, сверкали драгоценности на бархатных и шёлковых одеждах. Затем Володя в старинном платье галопом мчался по лесу на гнедом жеребце под звуки охотничьего рога в компании других охотников.

 После снова виделся бальный зал. В менуэте гордо кланялись пары. Особое внимание окружающих привлекала красотой и роскошью наряда стройная, юная красавица. Прелестница нежно смотрела на своего избранника – Володю. Нет, она больше не незнакомка! Это Настя в старинном, расшитом золотом бархатном платье улыбалась возлюбленному. А на шее девушки красовалось знакомое колье с изумрудами!

 «Где я, кто я?» Настойчиво крутится в голове у Лапушкина. За три дня до Рождества Володя взял себя в руки. «Проклятое ожерелье сводит меня с ума!»  Лапушкин твёрдо решил вернуть колье владелице. Голова Володи раскалывалась от боли, стоило ему подумать о том, что предстоит расстаться с зелёными камнями. Но Лапушкин отлично понимал, что коварные зелёные камни постоянно, с неутолимой алчностью отнимают его силы и лишают нормального сна.

 Периодически юркой змеёй пробиралась соблазнительная мысль – продать драгоценность. Тридцать тысяч долларов – большая для старшего сержанта сумма. Он сможет жениться на Насте и внести часть денег за собственную квартиру!

 Последняя перед Рождеством ночь оказалась особенно мучительной. Стоит ли отдавать ожерелье старой нищенке? Она не посмеет никому пожаловаться, никто ей не поверит! Следовательно, Лапушкин волен оставить колье у себя абсолютно безнаказанно или продать.

 Утром Володя принял окончательное решение – он должен вернуть драгоценность старухе или перестанет быть самим собой и окончательно утратит самоуважение, да и противно будет жить с мыслью, что обокрал нищую бабку!

 Когда вечером старший сержант протянул шкатулку поджидавшей его старухе, та, усмехнувшись, мгновенно спрятала её в потайном кармане пальто. В очах бабки вспыхнуло торжество, похожее на радость хищника, поймавшего крупную добычу. Нищенка исчезла мгновенно и незаметно, не сказав Володе ни слова! Лапушкин в недоумении пожал плечами и отправился домой. Глубокий сон цепко схватил его в объятья, едва голова коснулась подушки. Впервые за последнее время Володя спал глубоко и спокойно.

 Около полуночи бабка вышла из метро, юркнула в глухой привокзальный дворик. Оглядевшись по сторонам, нищенка тихо пробормотала несколько слов. Из мусорного бака выпрыгнул здоровый чёрный кот, жёлтые глаза зверюги хищно зыркали в темноте. С урчанием, больше похожим на рык, он подбежал к хозяйке, выгнул дугой гибкую спину и потёрся об её ноги.

 Старуха начала стремительно меняться. Она сделалась выше ростом, сильнее и стройнее, седые волосы улеглись в высокую причёску. А бурое пальто превратилось в тёплую накидку, подбитую дорогим каштановым мехом.

 Ведьма подошла к низкому строению с надписью на обитой металлом двери «Огнеопасно» и тронула ладонью замочную скважину. Очи старухи засветились в темноте фосфорическим блеском, и она снова что-то тихо прошептала. Дверь строения распахнулась, и оттуда выехала высокая ступа с торчащей из неё метлой.

 Ведьма презрительно швырнула в мусорный бак корзинку с мелкими деньгами, а после бережно вынула из-за пазухи бархатный мешочек. В нём находилось то, зачем она прилетала в большой город. Носовой платок, пропитанный слюной злобы, обрывок газеты, в который колдунья поспешно завернула зуб жертвы несчастного случая, салфетка, влажная от слёз благодарности, тряпка, оторванная от полы рубашки, пропитанная кровью преступника, – ценные ингредиенты для приготовления зелий и создания заклинаний. И всё же самая большая, самая редкая во все времена ценность находилась в маленькой шкатулке. Нет, не дорогое ожерелье, созданное искусным мастером в старые времена!

 Ведьма равнодушно посмотрела на зелёные камни. Изумруды – всего лишь инструмент, олицетворяющий соблазн. На драгоценные камни колдунья наложила сложное заклинание, способное тянуть тепло из человеческого сердца, которое впитывалось в стенки шкатулки. Используя древнее заклинание, сердечное тепло можно превратить в колдовское пламя для приготовления эликсира, возвращающий молодость и красоту.

 Эликсир разгладит морщины на некогда прекрасном лице, наполнит усталое тело здоровьем и даст долголетие. Только чистое сердце обладает магической энергией. Но воспользоваться сердечным теплом можно лишь тогда, когда за него будет честно заплачено. И ведьма заплатила – аккурат в Рождество исполнятся три самых заветных желания старшего сержанта!

 Ступа беззвучно неслась над городом, колдунья равнодушно посматривала на разноцветные огни улиц и вспоминала. В сознании старухи чередой мелькали события минувших лет, стремительно проносились лица давным-давно умерших людей, их мысли, дела и надежды.

 Вот в богато убранном зале кружится в танце она, панна Мария, удивительно лёгкая, юная и красивая, её алое платье расшито золотой нитью, а на лебяжье-белой шее лежит дорогой жемчуг. Устроил праздник её новый возлюбленный, могущественный и немыслимо богатый магнат. Радость жизни наполняет душу несравненной панны Марии. Сегодня она – королева бала! Старуха грустно улыбнулась, касаясь высохшей от времени рукой седых волос.

 Чужеземное вино и тягучий, хмельной мёд льются рекой, столы заставлены разнообразной снедью на золотой и серебряной посуде. Многочисленные гости пьют в честь хозяина, прославляют его просвещённый ум и воинскую доблесть, красавицы бросают ему томные взгляды. Но хозяин не видит никого и ничего, кроме прекрасных глаз панны Марии. Он приказывает запрячь в сани лошадей, берёт за руку возлюбленную, усаживает её на бархатные подушки и собственными руками бережно укутывает красавицу в полог из дорогого меха. Быстрые породистые лошади несут их вдаль по белой дороге, освещённой таинственным светом полной луны.

 Пышные снежные хлопья падают на лица и одежду, панна Мария счастливо смеётся, шаловливо касаясь ножкой в красном сапожке возлюбленного. Лицо мужчины серьёзно и задумчиво, будто он предчувствует собственную страшную кончину. Но, обернувшись к своей последней любовнице, он улыбается, душа его снова погружается в сладостный плен. Да, могущественный магнат богат и влиятелен, может иметь почти всё, что пожелает, кроме главного – королевской власти! А нужна ли она ему? Стоит ли того, чтобы потерять из-за неё голову? Пожалуй, стоит.

 Красавица призывно улыбается возлюбленному. В который раз у него мелькает желание бросить ненадёжную затею, опасную и неразумную! Но, нет, честолюбивая панна Мария мечтает стать королевой! Именно она убедила его принять участие в заговоре.

 Всё вокруг той волшебной ночью казалось необычным и удивительным – мохнатые ели по краям дороги, укутанные белым покровом, синие сугробы, доносящиеся издалека громкие весёлые крики гостей и призывный хохот дам. Панна Мария и её рыцарь, вернувшись с прогулки, выпьют сладкого вина из заморских стран, и тела их сольются в страстных объятьях.

 Старая ведьма вздохнула. Что ж, прошлое есть прошлое! Но сегодня, наконец, она нашла чистое сердце, которое искала не одну сотню лет. Вскоре колдунья вернёт себе молодость и опять заживёт полной жизнью!

 Неожиданно ступа резко наклонилась, облетая группу высотных кранов. Старуха сердито чертыхнулась. Город остался позади. Впереди во тьме шумели леса, нёс свои быстрые воды седой Нёман, а на его берегу посреди соснового бора затаился скрытый от людских глаз зачарованный дом, надёжное убежище старой ведьмы. Там она варит колдовские зелья, плетёт цепи заклинаний, наблюдая в водяном зеркале за ныне живущими людьми.

 Редкому человеку удаётся обнаружить домик колдуньи, надёжно защищённый сложным волшебством! Старая ведьма – не злая и не добрая, просто она живёт так, как требует её беспокойная душа, вечно молодая и полная неутолимой жажды любви и наслаждений.

 Утром Володя проснулся с чувством беззаботной лёгкости и покоя. Солнечные лучи заливали его комнатку весёлым светом. Звонок в дверь оторвал молодого человека от приятных размышлений. На пороге стояла, ласково улыбаясь, Аделаида Петровна.

– Куда вы, Володя, пропали? Совсем к нам не заходите.

Лапушкин от удивления поглотил язык.

– У Настеньки сегодня – День рожденья. Повезло же дочке родиться в канун Рождества! – продолжала Настина мама. – Она сейчас на праздничном концерте в консерватории, а меня просила пригласить вас от её имени. Приходите к нам вечером, ждём!

 Володя опешил. Вредная тётка улыбнулась старшему сержанту, словно самому желанному гостю. Лапушкину оставалось лишь гадать, что случилось, что заносчивая Аделаида Петровна так резко изменило к нему отношение? Обычно она сухо кивала на его «здравствуйте» и тут же неприязненно поджимала губы.

 На этом чудеса не закончились. Едва старший сержант появился на службе, его вызвали в отдел кадров. Капитан за столом приветливо усмехнулся и указал Лапушкину на стул. Ранее начальник отдела кадров Володю почти не замечал. Случайно столкнувшись со старшим сержантом на коридоре и просканировав его быстрым, цепким взглядом, капитан стремительно шагал дальше. Кадровика в отделении побаивались и за глаза называли Язвой.  А сегодня он встретил Лапушкина, словно родного племянника.

– Пиши, счастливчик, заявление! Ты, конечно, баллов в академию не добрал, но был дополнительный набор, тебя берут на заочное отделение. И ещё! Тебе, парень, выделили кредит на жильё. Будешь проставляться, меня позови!

 Володя онемел от нежданной щедрости судьбы. Капитан заполнял бумаги, что-то рассказывал, о чём-то спрашивал, но смысл вопросов воспринимался старшим сержантом, как бы со стороны. Счастливая душа Лапушкина витала высоко в небесах.

 Вечером Володя с Настей и Аделаидой Петровной отпраздновали День рожденье девушки, а позднее вместе с семьёй Лапушкиных встретили Рождество, снежное и весёлое…            

                        

 

Похожие статьи:

ДругаяКак странно...

Любовная лирикаМы с тобой

Любовная лирикаНЕ ЗОВИ

Любовная лирикаНа рассвете

Любовная лирикаОТКРОВЕНИЕ

Рейтинг: +2 Голосов: 2 45 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Меняет жизни за мгновенье
сегодня в 10:24 - Алексантин - 0 - 0
Из переводов моих стихов (9) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (9) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 08:28 - Валерий Цыбуленко - 0 - 3
Из переводов моих стихов (8) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (8) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 08:25 - Валерий Цыбуленко - 0 - 3
Из переводов моих стихов (7) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (7) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 08:19 - Валерий Цыбуленко - 0 - 2
Из переводов моих стихов (6) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (6) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 08:14 - Валерий Цыбуленко - 0 - 2
Из переводов моих стихов (5) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (5) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 08:04 - Валерий Цыбуленко - 0 - 3
Из переводов моих стихов (4) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (4) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 06:17 - Валерий Цыбуленко - 0 - 10
Из переводов моих стихов (3) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (3) на румынский Мирчей Лютиком
сегодня в 06:09 - Валерий Цыбуленко - 0 - 9
Из переводов моих стихов (2) на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов (2) на румынский Мирчей Лютиком
вчера в 20:13 - Валерий Цыбуленко - 3 - 11
Он оставил поднебесье
вчера в 18:07 - Алексантин - 0 - 6
Приму все изменения
вчера в 16:03 - Алексантин - 0 - 2
Из переводов моих стихов на румынский Мирчей Лютиком
Из переводов моих стихов на румынский Мирчей Лютиком
вчера в 15:19 - Валерий Цыбуленко - 3 - 25
Разбойничий налёт
Разбойничий налёт
вчера в 14:11 - gavrds57 - 1 - 6
Ответ Маши Кожевниковой- Ксюше
вчера в 13:57 - Kolyada - 0 - 3
Чужая курица
Чужая курица
вчера в 13:52 - gavrds57 - 0 - 3
                                       (рассказ)      Белая хохлатка вышла на дорогу. Она увидела на середине её навоз. В нём могли быть вкусные зёрнышки. Прежде случалось находить в...
Глаза слезятся не от дыма
вчера в 10:19 - Алексантин - 0 - 3
Черныш
вчера в 02:17 - Валерий Цыбуленко - 0 - 13
Cântec mut (Беззвучная песня) - Tudor Arghezi (с румынского)
вчера в 02:02 - Валерий Цыбуленко - 8 - 37
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 239225 11 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика