Правдивый сказ об Иване-царевиче и Драгомире-королевиче.Лягушачья кожа. Глава 13

15 сентября 2014 -
article4416.jpg

И вновь думу думали в избе кудесника, только на сей раз с государями двух царств. Елисей помалкивал, а Драгомир речь держал.

 

– Давайте сделаем так, – говорил он, – чтобы не осталось между нами ничего невысказанного, да подозрений в будущем не рождалось, вы вопросы задавайте, а я отвечать буду.  

 

И вот тут настала тишина; спросить хотелось о многом, но никто не знал, с чего начать,  чтобы гостя не обидеть.  

 

– Ладно, – засмеявшись, сказал тот, – расскажу самое главное, что и Ивану говорил. Первое: я не кровосос. То есть кровь пью, от этого мне никуда не деться, но к человеческой за все двести лет не прикасался, свиную потребляю. Второе: полон я не брал, за мной сами шли те, кому электричество, да водопровод с канализацией не нравились, хотели по старинке жить. Мне это наруку оказалось, конечно, нужно было королевство людьми заселить.  

 

Голова Елисея со стуком упала на стол.  

 

– Я так хотел дать народу самое лучшее, – в отчаянии прошептал он, – и узнаю теперь, что никому это не нужно.  

 

– Как это, никому?  – удивлённо спросил Драгомир. – Много людей ушло, но осталось-то ещё больше, я ж никого силой не гнал. Никогда не случалось такого, чтобы все с восторгом новое принимали, вспомни историю, Саша.  

 

Тот изумлённо посмотрел на бывшего врага.  

 

– Тебе моё настоящее имя известно?

 

– Ну, не вы же одни соглядатаев засылали, – улыбаясь, ответил Флореску. – Что ещё вы хотите обо мне выяснить?

 

– Основное знаем, – сказал кудесник, – остальное само всплывёт.  

 

Драгомир кивнул.  

 

– Главное, чтобы врагом меня не считали и хоть немного к речам моим прислушивались.  

 

– Всё будем делать, как ты скажешь, за всех ручаюсь, – решительно произнёс Иван.  

 

– Ну, вот и ладно, с самым главным определились. Далее…

 

– Подожди, – вдруг остановил его Ворон, – прости, что от дела отрываю, но расскажи мне что-нибудь про Семёру и Неждану?

 

Драгомир ответил не сразу.  

 

 – Семёра – произнёс он, – убийца прирождённый, очень любил кровь лить. Как он додумался на Марью руку поднять, не ведаю. Может, Неждана подучила, хотя и не желаю я в это верить, может, сам дошёл. Не знаю, кто его порешил, но, прости, Ворон, получил он по заслугам, земля чище стала. А про сестру твою я промолчу, больное это у меня до сей поры. Не сердись.  

Кудесник понимающе кивнул и спросил:

 

– Кнопку-то заново сделать можно?

 

Флореску затуманился.  

 

– Можно. Да только надо добыть немного сплава скелета Франкенштейна. А как это сделать, ума не приложу.  

 

Пригорюнились все. Думали долго, но бестолку. И тут Иван встрепенулся.  

 

– Драгомир, он же на электромагните висел, может, там что осталось?  – спросил он.  

 

Глаза Флореску ожили.  

 

– Вполне вероятно, – произнёс он. – Кроме Виктора, на нём что-нибудь ещё было?

 

– Да, – грустно отозвался Ворон, – оружья тьма, что вместе с Кощеем прилипло.  

 

Представив себе эту картину, Драгомир прыснул, но тотчас вновь стал серьёзен и задумчиво промолвил:  

 

– Оружие стальное, не так сыплется, как тот металл. Может, пойдём и посмотрим?

 

– Светло ещё, батюшка, – сказала Василиса, – по темноте бы надо.  

 

– И то верно. Что ж, подождём.  

 

– Может, обед собрать?  – поинтересовалась женщина.  

 

Мужчины закивали.

 

За трапезой Марьюшка, сначала дичившаяся гостя, вдруг подошла к нему и на колени взобралась. Погладила по щеке.  

 

– Хороший ты, дядечка Драгомир, – сказала она нежным голоском, – зря на тебя напраслину возводили.  

 

Взгляд Флореску потеплел. Усадил он девочку поудобнее и разговор с ней завёл.  Елисей же не знал, куда глаза девать от стыда. Заметил это Драгомир и успокаивающе сказал:

 

– Вы, Саша, своей правдой жили, по своим законам. А они хоть и наивные, но для порядочных людей единственно правильные. Плохо, что из-за этого два государства под разор попали, но что уж теперь поделаешь. Будем вместе выход искать.  

 

Елисеев чуть приободрился, а Иван с удивлением глядел на вампира, продолжавшего забавлять ребёнка, и думал:

 

– Где же в нём упырь-то? Вон, Марюшка его признала, а ведь она только к хорошим людям идёт, чует их. Как же всё-таки можно ошибиться, если сузить взгляд, да видеть лишь то, что самому хочется или навязывают. Интересно, что потом будет.  

 

 

А потом… был путь до бывшей Кощеевой темницы мимо спалённого дворца. С сожалением посмотрел Драгомир на пепелище.  

 

– Сколько труда сгорело, сколько выдумки, – прошептал он. – В мире красоты и так меньше, чем уродства, да чтобы ещё специально рушить… погоди, Виктор, ты и за это заплатишь!

 

Вошли они в башню и там уже свечи зажгли, чтобы магнит рассмотреть. На нём виднелись металлические натёки, делающие поверхность неровной. Драгомир поскоблил пластину и посмотрел на ссыпавшееся в ладонь вещество.  

 

– Ну, что?  – нетерпеливо вопросил Саша.  

 

– Не знаю. Надо несколько соскобов с разных мест сделать и исследовать. Ошибись мы, и вместо Виктора взорвутся мечи у нас в руках.

 

– Но как же определить, где нужный сплав?  – поинтересовался Иван.  

 

– Здесь никак. Придётся в двадцать первый век выбираться, спектральный анализ [1]делать. Я ведь и кнопку здесь не смогу создать, нет тут таких материалов. Только вот…

 

– Что?

 

– Да долгое это дело, в нескольких странах побывать придётся. Кроме того, большие затраты потребуются, а у меня в банке почти ничего. Я на казну надеялся, да, думаю, Виктор её отыскал.  

 

– Почему ты так считаешь?  – поинтересовался Иван.  

 

– Место, где я её прятал, приметное, а Франкенштейн не глупец. Ведал он, что хожу я за портал, а там уж найти несложно.  

 

– Казна та, что ты под крест складывал?  – спросил Ворон.  

 

– Да. Ты-то откуда знаешь?

 

– Ещё бы не знать, – усмехнувшись, ответствовал кудесник, – мы с Иваном её и перехоронили.  

 

Драгомир вытаращил на него глаза, а потом расхохотался.  

 

– Ну, хоть что-то с умом сделали, – веселился он, заставляя друзей краснеть, – да и то через дурь…

 

Успокоившись, Флореску сказал:

 

– Что ж, теперь надо забрать ценности из Трансильвании, а потом через другой портал в Россию выбраться. Я через неё предпочитаю выехать, там вампиров нет.  

 

– И сколько времени всё это может занять?  – поинтересовался Елисей.  

 

– Месяц, может, и два.  

 

– Давай я с тобой отправлюсь?  – предложил Голоднов. – Вдвоём быстрее: один туда, другой сюда – и сподручнее, и безопаснее.  

 

Драгомир задумался.  

 

– А кто же дружину, если что, поведёт?

 

– Я, – отозвался Ворон, – не привыкать.

 

– Ладно, – решил Флореску, – поедем. Ты прав, вместе скорее управимся, да и веселее, когда не один. 

 

 

На следующий день Иван проснулся рано, его разбудило чувство, что сегодня произойдёт нечто очень важное.

 

– Точно!  Отправляемся в Европу, чтобы спасти сказочную страну, – вспомнил он.  

 

И тут что-то зацепило его пробуждающееся сознание, он вскочил и осмотрелся. Флореску не было, отсутствовала и его сумка.

 

– Уехал!  Без меня решил обойтись, – мелькнула горькая мысль.  

 

Голоднов и сам не знал, почему считал настолько важной поездку с Драгомиром. Возможно, его мучило любопытство в связи с загадкой вампира, а может быть, просто хотелось стать ближе тому, кто вызывал у Ивана не совсем осознанное пока чувство восхищения.  

 

Снаружи послышался плеск. Голоднов бросился к окну и увидел Флореску, плывущего через небольшое озерцо близ избы. Он сразу успокоился и, потягиваясь, вышел в холодок на крыльце. Косясь на восходящее солнце, Драгомир натянул свежую одежду и, расчёсывая мокрые волосы, направился к дому.  

 

– Он, пожалуй, слишком чистоплотен для упыря, – улыбнувшись, подумал Иван, вспомнив грязного, всклокоченного и дурно пахнущего Гунари.

 

Мужчины пожали друг другу руки и вошли в избу. Проснувшаяся Василиса суетилась, готовя еду, Саша с Вороном протирали глаза, а Марьюшка ещё крепко спала. Тихо, чтобы не разбудить девочку, позавтракали, пошептались и поднялись, чтобы по утренней прохладе отправиться к порталам.  

 

– Тебе по солнцу-то не опасно, Драгомир?  – озабоченно спросил Ворон.  

 

– Одежда защищает, – ответил тот, – а лицо спрячу.  

 

На нём, действительно, был очень подходящий костюм: рубашка с воротником-стойкой, загораживающим шею, лёгкие брюки, фуражка с длинным козырьком и тонкие, почти незаметные на руках перчатки телесного цвета. Тёмные очки, в которых Голоднов видел его в Бухаресте, вкупе с остальным, придавали Флореску вид интуриста.  

 

– Обидно, что кафтан выбросил, – с сожалением сказал тот, – у него ворот даже лицо закрывал. Ну, да ладно, так полегче будет.  

 

Собравшись, мужчины направились через лес к тоннелю, оставив женщин под присмотром Елисея. Миновав гулкую темноту, они двинулись к избушке, с которой кудесник легко снял защиту, и проникли в Трансильванию.

 

 

Здесь звенело птичьими голосами утро, только чуть более позднее. Драгомир стоял на скальной площадке и, не отрываясь, смотрел на горы. Тени гнева и тоски легли на его лицо, но, мотнув головой, чтобы отогнать морок, он повернулся к товарищам.  

– Пошли вниз?

 

Те кивнули, спустились по пологому скату и отыскали место, где закопали клад, а Иван, сбегав за лопатой, быстро раскидал землю по сторонам. Флореску спокойно смотрел на сверкающие в яме драгоценности, будто лежали перед ним не сокровища сказочные, а обычные камешки. Ворон же потрясённо глядел на вампира, с равнодушным видом закидывающего содержимое тайника в сумку. Оценивающе взвесив её в руке, Драгомир сказал:

 

– Думаю, этого хватит и на кнопку, и на относительно комфортное существование.  

 

Ворон не выдержал:

 

– Удивляюсь я тебе, богатство в руках держишь, как стёкла обычные.  

 

Драгомир задумчиво посмотрел на кудесника.  

 

– Я ценю его ровно настолько, насколько оно может помочь делу и дать укрытие, а в основе своей – это нестоящие побрякушки.  

 

– То-то меня и изумляет. Другой бы за эти стекляшки и сам задавился бы, и всех остальных положил, да Кощей тот же.  

 

– Я – не он, – отрезал Флореску, отворачиваясь.  

 

– Не гневись, Драгомир, не хотел я тебе обиды чинить.  

 

Тот расслабился  и засмеялся:  

 

– Вы своим поведением развили во мне кучу комплексов, всё время жду подвоха. В детстве мне требовались деньги, чтобы покупать игрушки и сладости, потом, жаждая славы, я мечтал иметь состояние для того, чтобы проводить собственные исследования. После, когда насмотрелся на Виктора и его жестокости, начал тосковать о жёлтых кружочках, как о средстве, которое позволило бы подкупить охрану и бежать, а когда меня  обратил Гунари…

 

Голоднов вздрогнул.  

 

– Да-да, именно твой доброхот, Иван… так вот, когда он меня обратил, деньги стали необходимы для выживания. А так, за что их ценить, за внешний вид?   

 

– Драгомир, а что ты намеревался делать, когда мы выгнали тебя из королевства? – спросил Иван, ожидая взрыва.  

 

Но его не последовало, собеседник улыбнулся.  

 

– Ты забыл, что я неплохой нейрохирург, опередивший своё время… Документы купить сейчас можно, устроился бы.  

 

– Ах, да!  Об этом я не подумал…

 

– Как и о многом другом, – хохотнул Флореску. – Правда, я сам не учёл один момент, пытаясь осесть в Бухаресте. Несмотря на налёт цивилизации, память о вампирах в Румынии до сих пор свежа, поэтому рано или поздно меня раскусили бы и убили. А Гунари помог бы от всей души. Он и тебя навёл на мой след, надеясь, что ты отправишься ко мне с осиновым колом…

 

Голоднова передёрнуло. Такого он себе и представить не мог: с мечом, куда ни шло, но с заточенной деревяшкой…

 

 – А Бужор? 

 

– Гнусный приспешник, мечтающий стать вампиром. И, кстати, зря. Таких хозяева, в конце концов, просто высушивают, не обращая. Я о нём позаботился перед отъездом…

 

– Убил?  – ахнул Иван.  

 

– Я не убийца!  – рыкнул Драгомир. – Но искать его будут долго. Кстати, ты чудом застал меня на родине. Ещё день, и я бы перебрался в Германию, давно уже чувствовал, что тучи сгущаются.  

 

– Умный, предусмотрительный человек!  – невольно вырвалось у Ивана.  

 

– Вампир…

 

– И что – вампир?

 

– Я не человек. И я был когда-то по-людски глуп, раз связался с Франкенштейном, загубив половину жизни, а потом лишившись её совсем. Но при обращении появляются такие дополнительные качества, как хитрость и изворотливость, они присущи всем упырям…

 

– Перестань! – выкрикнул Голоднов возмущённо, – Ты сейчас пытаешься представить себя хуже, чем есть на самом деле. Ты умён, талантлив, добр…

 

– Хватит!  – рявкнул посуровевший Флореску. – Всё, что ты перечислил, и многое другое сводит на «нет» одно обстоятельство – я монстр.  

 

И бегом кинулся к порталу. Иван с Вороном, наскоро забросав яму землёй, бросились за ним. Они успели вовремя. Вампир сидел на траве, подставив солнцу лицо, на котором уже расцветали ожоги. Несмотря на отчаянное сопротивление, мужчины оттащили товарища в тень.  

 

– Хотите знать, что такое вампиризм с научной точки зрения? – с истерическими нотками в голосе поинтересовался Драгомир. – Да я вам сейчас целую лекцию прочитаю об упырях. Я как-никак учёный и глубоко копаю…  

 

– Не надо, – тихо попросил Иван, предчувствуя, чем всё может закончиться.  

 

– Надо! – с фанатичным блеском в глазах заявил собеседник. – Вампиризм – некая разновидность порфирии и анемии, вместе взятых, но инфекционных, передаваемых через слюну в кровь…. Кстати, все знают, что такое порфирия и анемия?

 

Взглянув на растерянные лица слушателей, он нервно улыбнулся.  

 

– Похоже, нет. Не буду вдаваться в подробности, но это болезни, связанные с изменением формулы крови. Нехватка в ней  эритроцитов[2] и железа делает страдающих этими заболеваниями сверхчувствительными к солнечным лучам, и люди постепенно переходят на ночной образ жизни. Кроме того, из-за сбоев в эндокринной системе[3] меняется внешность. Но в этих случаях регулярное употребление в пищу сырой крови, ничем не улучшит собственную, да ещё и вызовет отравление. А в моём – кровь помогает. Вот в чём, собственно, и заключается отличие больного человека от настоящего упыря…

 

Наступило молчание.  

 

– Во мне некоторое время теплилась надежда, что это всего лишь обычный, пусть и страшный недуг, – чуть дрожащим голосом вновь заговорил Флореску. – Но такие сверхъестественные явления, как способность превращаться в животных, мгновенно восстанавливать повреждённые части тела и растить зубы, убедили меня, что я ошибаюсь.  

 

И Драгомир ощерился на шарахнувшихся людей, с ужасом наблюдающих, как из-под губ его выдвигаются длинные клыки.  

 

– Я пытался объяснить своё состояние с точки зрения науки, но, столкнувшись с тем, что вы видели, внезапно окончательно осознал, что я монстр, и этого не изменить…

 

Голос вампира прервался, и он уронил голову на руки. Иван, содрогнулся, представляя отчаяние несчастного, после обращения убеждавшего себя, что он всего лишь болен, мучась при этом неодолимой жаждой, заставляющей выпускать клыки и искать жертву. Он шагнул к Драгомиру, опустился рядом на колени и тронул ладонью его плечо.  

 

– Как ты живёшь с этим столько лет? 

 

– У меня нет выбора, – тихо ответил тот. – Единственное, что я могу сделать в сложившейся ситуации – вести себя так, чтобы на самом деле не превратиться в чудовище.  

 

– И это тебе прекрасно удаётся, – произнёс Голоднов.  

 

Через пару минут Драгомир поднял голову.  

 

– Кажется, я только что устроил истерику, – немного смущённо и чуть насмешливо промолвил он, – простите. Почти два столетия я жил либо один, либо среди врагов и мне волей-неволей приходилось быть сильным. А оказавшись рядом с людьми, которые, если и не смогут, то хотя бы попытаются понять мою беду, позволил себе расслабиться.

 

– А для чего же тогда друзья?  – просто сказал Ворон.

 

Услышав это слово, Флореску вздрогнул, произнёс его несколько раз, словно пробуя на вкус, и лицо его просветлело. Вскоре он окончательно пришёл в себя, и все трое направились к порталу.



[1]
Спектральный анализ – физический метод определения состава вещества, проводимый по его оптическимспектрам.

[2] Эритроциты– красные кровяные тельца, клетки крови. 

[3] Эндокринная система– система желез, вырабатывающих гормоны и выделяющих их непосредственно в кровь. 

 

Похожие статьи:

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главa 79.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главы 73 и 74.

ФэнтезиДве Извилины

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 3 и 4.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 1 и 2.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 717 просмотров
Комментарии (4)
Новые публикации
Объятия осени
сегодня в 10:53 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 7
Ах! Мадам!-77
Ах! Мадам!-77
сегодня в 10:16 - frensis - 0 - 4
Одесский юмор - 3.
сегодня в 08:58 - Иван Морозов - 0 - 13
Представлю себя Богом
вчера в 17:57 - Mr. Tiger - 4 - 44
Есть такая партия?
вчера в 16:46 - Костромин - 7 - 64
О неприятии авторами критики
Алёша сделал выбор
вчера в 16:24 - Kolyada - 0 - 7
Одесский юмор - 4.
вчера в 14:32 - Иван Морозов - 0 - 12
Сказка о двух братьях
Сказка о двух братьях
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 7
Жёлтые листья
Жёлтые листья
22 сентября 2018 - Сергей Газукин - 0 - 8
Анекдот на букву "П".
22 сентября 2018 - Иван Морозов - 0 - 9
Осторожность
22 сентября 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 8
Розовые революционерки
22 сентября 2018 - Kolyada - 0 - 8
Головоломка
Головоломка
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Гениальность
Гениальность
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Мудрость отца
Мудрость отца
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 7
Воет ветер
Воет ветер
22 сентября 2018 - zakko2009 - 0 - 8
Я рад бы развалиться в кресле...
22 сентября 2018 - hazef - 2 - 26
Кулинарные рифмы . Печеночный паштет.
Кулинарные рифмы . Печеночный паштет.
21 сентября 2018 - frensis - 2 - 17
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика