10-й поединок отборочного этапа Зимнего кубка

20 декабря 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Разве год виноват?

Ольга

 

Синий джип, обильно заляпанный грязью, остановился возле деревянного домика.

Активно жестикулируя и матерясь из машины, вылез водитель, и с силой хлопнув дверцей.

— Какого черта я согласился ехать в эту тьмутаракань! – продолжал он, — знал же что тут полная задница!

— Семён, ну не Питер, ты же знал это, зато рыбалка на озере будет отменная, — высунулся из машины Егор.

— Машину будешь ты мыть, — прошипел в ответ Семён.

— Да помою, тут глянь раздолья сколько! Сейчас дед обрадуется гостям, наливочку припрятанную достанет, отдохнём, Сеня, и забудешь все тяготы дороги.

 

Егор догнал друга.

— А воздух-то, какой! А, Сеня, природа, лепота!

— Триста километров уже созерцаю твою лепоту, — скривился Семён, — если бы не джип, то ночевал бы сейчас в той грязи, где чуть не застряли, и связи тут нет в этой глухомани, как тут люди живут!

— Нормально живут, сам сейчас увидишь, пошли с дедом познакомлю.

— А мать твою! – раздался вопль Семёна, опередивший его Егор, вздрогнул у калитки, обернулся, — Черт! Черт! Сука!

Егор тихо хмыкнул, наблюдая, как Семен вытягивает ногу в белом кроссовке из свежей коровьей лепёшки. Продолжая проклинать деревню и всех её жителей, волоча ногу по траве, пытался очистить обувь.

— Это к деньгам, Сеня, — хихикнул Егор.

— Нет, — прорычал Семен, — это к битой морде! Ты что трындел? Места красивые, уютно и тишина, отдохнёшь на славу, во тебе слава, — он поднял запачканную ногу, — дерьмовая твоя слава!

 

Конечно, Семен был на целую голову выше Егора, шире в плечах и намного сильнее его, и нрав у этого блондина был ещё тот. Поэтому Егор остерегался нарваться на кулак друга.

— Ладно, пошли, прям трагедия, под ноги надо было смотреть! Вон и дед уже вышел нас встречать.

— Что за шум, а драки нет? – отозвался старик, подойдя ближе к молодым людям и усмехаясь в бороду, — Жорик, как же ты надумал деда проведать! Сколько лет, сколько зим!

— Привет, дед! На рыбалку вот приехали, ну, и тебя проведать, Это Семён, мой друг.

— Слыхал уж, каков друг, — буркнул старик, — идёмте в избу.

Семён оценил недобрым взглядом старика, демонстративно нацепил темные очки и сплюнул. Дед прошлёпал вперёд и проговорил, как бы сам себе:- Всё вокруг живое, и если к миру с добром, то и он к тебе с добром отвечает.

 

Они вошли во двор.

— Сейчас ужинать будем, — продолжал старик, — а туалет, сынок, у меня вон под грушей, — указал он рукой на деревянный домик накрытый шифером, обращаясь к блондину.

Семён только шумно сплюнул.

— Ботинки свои помой вона в бочке под стрехой, там и ведро стоит, тряпка в нем есть. Как поживаете, Жорик? Мать не хворает?

— Да нормально всё дед, ты Жоркой не зови меня, Егор я.

— А какая разница? – удивился старик, — ну Егор, так Егор. На рыбалку, стало быть, приехали, это дело. Давно рыбки не кушал, там караси сейчас должны клевать.

 

Семен, держа тряпку в двух пальцах, оттопырив остальные и брезгливо морщась, тер свой кроссовок и изрядно сдабривал все свои действия ругательствами. Вдруг за его спиной хрустнули ветки, и в кустах смородины что-то завозилось и запыхтело. Парень медленно обернулся, шевеление в кустах стихло. А друг с дедом уже скрылись в доме. Внимательно оглядев смородину и ничего не приметив, вернулся к мытью обуви, и аж подпрыгнул от странного звука, а кусты заходили ходуном, уж точно там кто-то есть.

— Что за фигня! Зверь какой-то..., — Семён оценил взглядом расстояние до входной двери дома.

Предательский холодок пробежал по спине. Все же решился глянуть, кто там и шагнул в сторону зарослей. Пытался рассмотреть, не приближаясь ближе, но в шевелении зелёных веток все сливалось, он шагнул ещё ближе, не может же без причины ожить смородина. Но зелень и темные просветы, и больше ничего. Набравшись храбрости, Семен раздвинул ветки и тут же встретился взглядом с необыкновенными глазами среди листвы. Моментально эти глаза переросли в черную рогатую морду и двинулись ему на встречу. Заорав с испугу, он ухватился за рога, и началась борьба. Большой черный козел пытался высвободиться из захвата, а Семен расценивал все попытки, как нападение и мертвой хваткой держал сопевшее животное, пытаясь удержать его на расстоянии вытянутых рук от себя.

— Егор, млять! – завопил он, — твою мать! Убери от меня эту тварь!

Из дома на вопли и истошное блеяние козла выбежал Егор, а за ним торопился дед.

— Брось его, сынок! Это же Борька наш, он не бодается!

Семен борющейся с сопротивляющимся козлом, издал рычащий звук:

— Нифига себе не бодается, это он сейчас со мной здоровается да!

— А как бы ты себя вел, если бы тебя за рога схватили? Брось его! — ухмыльнулся дед.

Егор подошел вплотную к другу.

— Ну, бросай, поборолись и хватит.

— Держи его лучше, чего уставился! – негодовал Семён.

— Отпусти Борьку, сынок, отпусти, — приговаривал дед.

Семён разжал пальцы и проворно отскочил в сторону, приготовившись к погоне, но козел отскочил в другую сторону, остановился, и с любопытством смотрел в сторону людей.

— Всё! К черту всё! Поехали домой, с меня довольно этой вашей экзотики по горло уже, — вспылил Семён.

— Ужинать пошли, — спокойно ответил дед, — и отдыхать, завтра утром рано подыму вас, а то какие вы рыбаки.

— Ты что по такой дороге в ночь ехать! — удивился Егор

— Ладно, — немного помешкав, ответил блондин,- надеюсь это все сюрпризы на сегодня?

И тут же на стекло очков ему прилетел привет от птички. Свирепо сопя, Семен медленно снял очки, темный ляпанец расплылся бесформенным пятном.

— Гад! Что она только жрала! – прошипел он, швыряя очки в кусты, и нервно обтирая рукой лоб и лицо, проверяя наличие птичьей пакости на себе.

 

В доме посидели за ужином не долго, Семен был весь на взводе, от выпивки отказался, сославшись, что завтра же ноги тут его больше не будет. Расположились на ночь.

 

Как только забрезжил рассвет, дед легонько толкнул внука.

— Поди, сам побуди своего друга, я вот вам наготовил перекусить что. Не зря же ехали столько, на рыбалку надо сходить хоть.

Как ни странно, но Семен легко встал, и порыбачить на озере согласился.

— Но не долго, — проворчал он, — а то опять вляпаюсь, во что ни будь, — это год високосный на меня плохо влияет. Я чего ехать то не хотел сюда? Знал, что будут пакости.

— Так ты суеверный что ли? – удивился Егор.

— Сам что ли не видел вчера? Тут не только суеверным станешь!

— То ты не привык просто к жизни деревенской, — усмехнулся тот.

К озеру шли пешком, пробираясь по высокой траве и усиленно отмахиваясь от кровопийц. А комары вздымались тучами, стоило только шелохнуть траву. Семён только скрипел зубами, такая романтика была ему чужда.

 

Озеро приятно удивило парня, спокойная гладь среди поросших деревьями берегов. Солнце только оторвалось от горизонта и окрашивало все вокруг в яркие цвета от желтого до малинового. Рыба бродила поверху, рыбалка должна быть многообещающей. Ребята быстро закинули свои удочки, появился азарт рыбалки. Долго ожидать не пришлось, у Сени задергался поплавок на глади озера, а вместе с ним глаз в предвкушении улова. Быстро подсёк, и оторопел, почувствовав мощь рыбины, которая изогнула удилище. Перебрасываясь с другом короткими фразами, он ловко подводил свою добычу к берегу.

— Не дай бог сорвется! – Семен был напряжен, как струна, — Егор, подержи удочку, я подхватывать буду.

Глаза его горели, схватив подхват, он приготовился на краю глинистого берега. Спина рыбины разрезала поверхность воды. Семен ловко подхватил рыбу, поднял над озером.

— Сазан! – огласил он громко.

Ноги его спрыснули на мокром берегу, и нелепо вывернувшись, парень полетел в воду вместе с подхватом и рыбиной.

Весь его азарт был не упустить добычу, он метнулся к сазану и, хватая скользкую рыбу, боролся с ней, что бы ни упустить. Наконец, ему удалось схватить его за жабры, выбрался на берег. Мокрый, перепачканный в иле, но счастливый до невозможности.

— Егор! Ты посмотри, какой красавец! Мой красавец! – радовался, как ребёнок Семён.

— Ну, сказано городской, — прищелкнул языком Егор, — столько шума наделал, рыба ушла, чего вопишь-то?

— А ты поймал, что ни будь? — радостный взгляд Семена застыл на друге.

— Нет, — буркнул тот в ответ, и потянул свое удилище, тут же лицо его стало серьезным.

— Сеня, — прошептал тот,- у меня тут тоже что-то есть!

Через несколько минут на берегу трепался второй сазан, но чуть поменьше первого.

Решили рыбалку продолжить, и к полудню ребята были нагружены рыбой до отвала.

Домой брели под грузом, уставшие, но счастливые.

— А ты говоришь високосный год не твой, — постигнул друга Егор.

— Да, не мой! Посмотри на меня.

Сеня развел руками, демонстрируя, какой он измазанный.

— Это такие мелочи, — хихикнул Егор, — главное все с тобой в порядке! И рыбы наловили. Так что в город сейчас поедим?

— Нет, конечно! Ещё останемся, порыбачим!

 

 

 

Рыбный день

Анна Григорьева

 

Вот сосед вспомнил про то, как он ходил в театр.

А мне захотелось рыбного дня, как в далекие советские времена. Тогда по средам или четвергам на предприятиях общепита были рыбные дни.

Известно, что реклама двигатель торговли. Вот, на местном телевидении на «Дон-ТР» рекламируют красную рыбу с Камчатки.

Прекрасная реклама! Янтарная, крупная, тягучая икра лососёвых красиво перетекает с ложки в чашу!

Голос за кадром приглашает покупателей в Росвертолэкспо на улицу Нагибина в городе Ростове-на-Дону для покупки рыбы: корюшки, чавычи, белорыбицы и других рыбных деликатесов Камчатки.

Подавиться слюной можно, смотря эту рекламу. Но что сделаешь, ночь на дворе, гололёд.

Утром просыпаюсь с мыслью найти попутчиков в Ростов. Не вышло. Общественным транспортом не хочется.

Навязчивая идея. Хочу рыбы!

Иду в магазин к «Максиму».

— У вас есть чавыча, развесная красная икра?

— Нет, а вы знаете, сколько она будет стоить здесь? Кто её будет покупать?

Хожу по магазину, в надежде, что-нибудь купить. Толстолоб, сазан, скумбрия надоели.

Ага, вот барабулька свежезамороженная из Крыма. Летом я её искала, начитавшись в «Аргументах…» о том, как в Севастополе устроили праздник Барабульки.  Там её свежевыловленную жарили на площадях города, Правда, точно не знаю, где.

Решено, покупаю барабульку. Кроме того, три штучки (последние в продаже) вяленой, как в простонародье  называют, шамайки. Правильно — шемая, редкая рыбешка. Она такая маленькая, с округлой, толстенькой спинкой. Видно, что жирная. Кто хоть раз ел шемаю, то не откажется полакомиться ею ещё раз!

Дома первым делом ставлю варить картофель. Барабулька размораживается.

Не выдерживаю, когда там сварится картошка. Чищу шамайку. Мясо спинок упругое, светлое, светится жиром. Жир течет  по коже, шкурке. Кот носится под столом, тоже просит рыбы. Даю ему внутренности с пузырем.

Вкусна, малосольна рыбка! Не заметила, как съела. Обошлась без картофеля. Ну, а барабулька будет на ужин!

Рейтинг: +6 Голосов: 6 510 просмотров
Комментарии (38)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика