6-й поединок 1/8 финала ЗК-18

12 апреля 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Очки

Фридв Шутман

 

Дина устало опустилась на скамейку. Она даже не присела, а как-то плавно сползла, упираясь на спинку. Мысли навязчивыми мухами роились у неё в голове. Она сразу закрыла глаза. Яркий дневной свет был для неё сущей мукой. А купить солнцезащитные очки почему-то не получалось. Свои прежние тёмные очки она забыла в маршрутке, на которой ездила на работу, пока её машина была в ремонте.

Сообщить же в таксопарк она поленилась и постеснялась – те очки ей достались по дешёвке. А фасон обеспеченной и независимой дамы очень уж хотелось держать до конца.

Немного отдохнув, Дина осторожно приоткрыла глаза. Что-то справа от неё блеснуло. Она опять зажмурилась. Открыв снова глаза, она посмотрела направо. На маленьком симпатичном кустике совсем рядом от её скамейки висели тёмные очки, отражая немилосердный солнечный свет всеми цветами радуги.

Дина поднялась и взяла очки в руки. Как человек порядочный, она стала крутить головой во все стороны, в надежде найти их законного владельца и вручить пропажу. Но, садик был безлюден в эти августовские полуденные часы. Тогда Дина стала смело рассматривать свою находку.

Очки оказались практически новыми. Современного дизайна. С отражающими линзами, чуть загнутыми по краям. Дина протёрла очки влажной салфеткой, благо она всегда носила маленькую коробочку с пахучими мокрыми бумажками с собой. Надела очки и посмотрела по сторонам, потом в своё зеркальце. Её находка была совершенно удивительной – очки не только подошли по форме, размеру, они ещё были с диоптриями (так Дина подумала), потому что в них наша близорукая героиня видела всё очень чётко.

— Да, люди знают, что покупать, — подумала она. — Наверно, очки стоили уйму денег...

Потом она стала искать название фирмы. Её нигде не было.

— Очень странно, — продолжала размышлять Дина. — Очки как новые, а название фирмы уже стёрлось.

— Аааааа! — догадалась она. Наклейка на стёклах упала или её сняли, вот и нет фирмы.

Такое объяснение Дину удовлетворило вполне. Она надела очки, встала с этой благословенной скамейки и медленно пошла домой. По дороге она задумалась, может, что-то нужно было купить поесть, и посмотрела невзначай на очередной ухоженный кустик. Вдруг у неё в голове вместо перечня предполагаемых покупок пошли готовыми выверенными строчками предложения-пояснения:

— Это растение называется..., из семейства… Растение многолетнее. Культивируется в жарких странах. Его родина… Обычно достигает высоты… Цветёт… Плоды...

Дина встряхнула головой: «Что за чепуха?! Кому это надо?» и попыталась снова сосредоточиться на списке покупок. Теперь она никуда не смотрела, а просто закрыла глаза. Очки продолжали мирно покоиться на переносице.

 

Прейдя домой и, не успев ещё снять очки, она стала расстёгивать босоножки. В это время она смотрела на постер своей любимой певицы Далиды. Кстати, Дину с Далидой «роднила» непереносимость яркого света… Не смотря на то, что в тёмных очках, эстрадная дива была видна не очень хорошо, у Дины в голове опять появились непрошенные мысли-детали-подробности о жизни певицы.

— Вот что значит засыпать под включённый телевизор, — на это раз с раздражением подумала она. — Сколько информации в голове...

Наконец, она сняла очки и пошла переодеваться.

Вечер и ночь прошли как обычно, т. е. одиноко и тоскливо.

 

И следующий день прошёл совсем незаметно. Свои «новые» очки Дина забыла положить в сумку; она ещё к ним не привыкла. Но, опять промучившись без очков на дневном солнце, она решительно положила их в сумку, как только зашла в дом.

А что было дальше? Следующий день был пятницей. Динины подруги настойчиво зазывали её пойти с ними в новый ресторан, а это на всю ночь. Дина берегла фигуру и ей совсем не нравилась идея переедания. Но, подруги убеждали, что именно СЕГОДНЯ и больше НИКОГДА соберётся приличная публика. Несколько весьма перспективных кандидатур… Что же оставалось делать Дине, как не пойти с другими такими же самостоятельными, обаятельными и… очень одинокими дамами в ресторан?!

***

Как случается довольно часто, Дина, достигнув бальзаковского возраста, «сходив» замуж ещё в ранней молодости, оставалась одна. То ли неудачное кратковременное замужество, то ли действительное отсутствие потенциального спутника жизни, сделали Дину подозрительной и неуступчивой.

Все эти годы она пыталась, да, пыталась, познакомиться с порядочным человеком. Но, в каждом ей чудился подвох. Может, этот парень скрытый пьяница. А тот, возможно, платит алименты на троих детей. А этот – совсем «не того»...

Как-то она согласилась на пробную совместную жизнь с одним молодым человеком. Вроде, парень был неплохой. Дина стала к нему потихоньку привыкать. По вечерам после работы охотно готовила ужин. И в постели он не был ей противен. Но, она искала, что же заставило его, моложе Дины лет на семь-восемь, пойти на сближение. Нет, она не слыла уродиной, но и фотомоделью не была. Кто-то про неё выразился: «Ни рыба, ни мясо». Она не знала об этом прозвище, а вездесущие подружки злорадствовали.

Так вот, стала Дина примечать, что её сожитель подолгу возится в душевой. По её расчётам, на умывание или купание и чистку зубов должно было уходить значительно меньше времени. Туалет у неё был раздельный, так что делать скидку на то, что парень был «книголюбом», не приходилось.

И в один из вечеров, заждавшись своего друга, она тихонько встала с кровати и подкралась к душевой. У неё стояла низенькая тумбочка, довольно крепкая и она залезла на неё и осторожно заглянула в узкое оконце душевой.

От увиденного её стошнило. Она быстро сошла с тумбочки и побежала к кухонному умывальнику.

Потом, демонстративно повозившись на кухне и подождав, когда сожитель уснул, Дина быстренько собрала все его вещи и поставила у входной двери.

После короткого утреннего объяснения и возврата ключей, ни этот молодой человек, ни кто-либо другой не переступали порога её квартиры с целью «присмотреться друг к другу».

Что же такого страшного, крамольного совершил этот парень? Воображение читателя, наверно, вознеслось в заоблачные дали… А Дина увидела, как он выдавливал из тюбика и с упоением пережёвывал её клубничную зубную пасту...

***

Но, в этот вечер у Дины появилась новая надежда. Правда, весьма слабая. Она почти нехотя оделась, предварительно уложив феном свои красивые волосы, едва тронутые сединой. Лёгкий умелый макияж… и из зеркала на неё смотрела ещё молодая женщина приятной наружности.

Новый ресторан был битком набит. Знакомые шлягеры, неизменный салат «Оливье» вернули её в советскую действительность.

Дина с подругами села за заказанный столик. Потом к ним «подсели» трое мужчин. Как Дина догадалась, всё было оговорено заранее. Она стала присматриваться к ним. Они рассказывали о себе, попутно шутя и беззаботно смеясь. Три инженера, свободные и обеспеченные. Работают вместе над каким-то важным проектом. Всё отлично, вот только с личной жизнью – проблемы. Может, сегодня им повезёт… Её подруги внимательно слушали, поддакивали. Потом начались танцы, обе подруги пошли танцевать. А Дина осталась с третьим мужчиной. Он пересел к ней поближе и продолжал рассказывать о себе. Дине очень хотелось танцевать. Но, она не решилась пригласить первой. Так они и просидели вдвоём весь танец.

Её подруги вернулись, добродушно подшучивая, что, мол, вот Дина уже и «спелась» с Димой.

— Правильно, Димон, давай, не трусь! — подбадривали его товарищи.

Подошёл официант и стал зажигать свечи, как говорится, «для пущего интиму». Подсвечник с только что зажжёнными свечками стоял совсем близко от Дины. Ей стало неприятно бить в глаза отблеском свечей. Она сама боялась переставить громоздкий подсвечник, а просить кого-то не хотела. Потом вспомнила, что у неё в сумочке лежат тёмные очки. Она их надела. За столом засмеялись: «Дина – американский шпион!» Она подыграла: «Я – современная Мата Хари» и посмотрела, как на её умную остроту среагирует Дима. Он не среагировал… А у Дины в голове возникли следующие строки: Дмитрий Т., 39-ти лет. Образование среднее. Женат повторно. От первого брака – дочь 12-ти лет, от второго – сын 5-ти лет. Живёт в Калуге. В этот город приехал на заработки через фирму… Жене высылает деньги нерегулярно, т.к., являясь заядлым картёжником, много проигрывает.

Дина тряхнула головой. Откуда это всё у неё? Сняла очки, закрыла глаза. Дима озабоченно спросил, что с ней.

— Может, пройдёмся, проветримся, Диночка? Погода хорошая. Ветерком обдует и вам станет лучше. Дина тихо ответила: «Хорошо, но – попозже». Димон воодушевился её согласием. В голове он, вероятно, уже предвкушал, как «проветрится» с такой интересной дамочкой.

У Дины появился спортивный интерес. Она вновь надела тёмные очки и стала внимательно смотреть на Диминых дружков. Они ей не нравились, но, что-то ей вдруг подсказало, что когда она надевает свои очки-найдёныши, она действительно становится всезнайкой, как настоящая шпионка.

Естественно, те двое тоже были женатыми и далеко не инженерами.

«Теперь понятно, почему ни Дима, ни те оба не отреагировали на имя «Мата Хари». Куда им… Кишка тонка...»

Дима настаивал «проветриться». Дина в душе уже смаковала, как она ему выдаст про его жён, детей, про карты...

Но, до этого не дошло. Может, по вине осторожной Дины, а может, так или иначе это должно было случиться. Дина позвала подружек сходить в туалет и там вкратце им рассказала, что знает про эту троицу. Когда они вернулись к своему столику, горе-инженеров и след простыл. Страшно чертыхаясь и оплатив счёт за себя и аферистов, женщины поехали домой. Единственное, что их успокаивало, так это то, что, благодаря открывшемуся дару Дины, они вовремя прервали отношения с обманщиками.

— Как тебе это удалось? — допытывались подруги.

— А мне нужно было только пять секунд, чтобы догадаться, с кем мы имеем дело, — гордо отвечала Дина, покрепче прижав к себе сумочку с чудо-очками.

 

Конечно, она испробовала их свойство знать всё обо всех на многих своих знакомых, а как иначе она могла проверить, достоверная ли у очков информация или нет. За исключением сокрытия некоторыми из её приятелей нетрудовых доходов и мимолётных любовных интрижек, она ничего нового и интересного не узнала.

Но, ей хотелось теперь узнать, как действуют очки на её сознание. Долго она крутила их так и сяк под лупой. Нет, ничего особенного она не обнаружила. А поделиться со своей тайной она не хотела ни с кем.

Как-то одиноким вечером, Дина медленно подошла к зеркалу, надела очки и стала смотреть, не мигая, на своё отражение. Время шло. Прошли пресловутые пять секунд. Но, у неё в голове не возникало ничего путного.

Дина стала негодовать. Она разозлилась на себя и на всех.

— За что мне такое, откуда такая напасть? Я больше ничего не хочу ни о ком знать. Мне всё надоело. Зачем мне эти очки? Какое мне дело до других, если я никому не нужна? Как всё глупо...

Она сняла очки и с силой бросила их на пол. Они не разбились. Она стала топтать их ногами. Очки упорно не ломались. Она схватила их, побежала на балкон и швырнула вниз.

Немного успокоившись, Дина пошла спать. Ночью ей снились кошмары. Собачий лай, чьи-то крики. Потом ей стало казаться, что очки вернулись к ней по водосточной трубе. Сейчас они залезли на балкон и неслышно подбираются к её постели.

— Возьми нас обратно, — просительно шепчут они. — Зачем ты нас бросила?..

Дина просыпается в холодном поту. Судорожно включает свет. Ищет глазами очки. Их нигде не видно. Как безумная, в ночной сорочке спускается на лифте и начинает искать очки возле дома. Потом спохватывается, бежит домой, разыскивает фонарик, снова спускается вниз и опять ищет, ищет...

 

Утром измученная и сонная Дина выходит из подъезда и идёт к своей машине. Лает чья-то собака и её хозяин кричит: «Кинг, ко мне!» Дина оборачивается и видит своего соседа. Ах, да, это его собака. Я часто встречаю их на прогулке, — подумала она.

Что-то задержало её внимание. На лице соседа — тёмные очки. Дина почему-то стала возиться и ждать, когда он подойдёт поближе. Сосед действительно подошёл, поздоровался. Дина смотрела на него и размышляла: «Вот ты сейчас в моих тёмных очках. Знаешь ли ты, что это за очки?» И сосед тоже смотрел на Дину. Но, теперь они поменялись местами, и Дина ничего не могла узнать нового про этого человека. Она знала из дворовых сплетен, что он – вдовец и живёт один с собакой.

«Синяя Борода», не без сарказма промелькнуло в голове Дины, когда она уже села в машину и завела мотор.

А сосед всё ещё стоял и смотрел ей вслед.

— Что же он смог узнать обо мне? — думала Дина по дороге. — Разве есть что-то, чего я не знаю?

***

В тот же день, когда Дина вернулась с работы, на ручке её входной двери висел кулёк с букетом белых хризантем и запиской:

— Давайте выгуливать Кинга вместе?

 

 

 

План

Игорь Засыпкин

 

Зинаида шла из магазина. Тяжелые сумки больно тянули руки. Она остановилась перед квартирой, шумно отдыхиваясь, побарабанила ногой в двери. «Что умерли все? Открывайте, вьючная лошадь пришла, вам поесть принесла. Открыть некому?»

Зина недовольно поставила сумки, ища ключи, «Куда запропастились? Да вот же… Витя скоро придет, спешить надо…»

Был у неё план. Знала, что дождаться путевого дельного предложения она от своего мужа не сможет, и решила взять все в свои руки. Эх, была, не была.

Зинаида, наконец, достала ключи, громыхая связкой,  отворила двери.

Никого дома, оно и к лучшему, можно еще раз всё обдумать и решить. Она расставляла продукты на стол, — это сейчас, это в холодильник. Бутылку водки в морозилку, чтоб остыла.

В дверь позвонили, привычно, два коротких. Это Витя.

-Ну, где ты так долго, давай сразу к столу у меня все готово. – Выпалила она, не давая мужу опомниться.

Витя недоверчиво посмотрел на нее, молча, снял ботинки, натянул свои рваные тапочки, шмыгнул в ванную. «Что-то не так с Зинкой, сколько лет живем, все знаю про ее подлую натуру, опять что-то задумала…»

Он умылся и прошел на кухню. На столе бросая искры по стенам, уместились хрустальные рюмки, салатницы трех видов, дымящие голубцы в фарфоровом блюде. Ровной красновато-коричневой чешуей на тарелке разлеглась колбаса. Фрукты, овощи…

-Что это, ждем кого, — Виктор недоумевал, — Или у нас праздник какой?

Он лихорадочно начал вспоминать подходящие праздники. «Нет, день рожденья 14-го, теща в декабре, пацанам рано, Лизка в апреле…. Да что за ерунда?»

Он побледнел, вспоминая день свадьбы. Фу, да рано еще, сегодня 6-е, значит через три недели.

-Водки хочешь?

— А что есть?

-Есть, — Зина надменно посмотрела на мужа, — Что у нас водки в доме быть не может,  — Вот я тут на скорую руку приготовила, ты кушай Витя.

Зинаида открыла покрывшуюся изморосью бутылку, разлила по рюмкам, себе поменьше.

Витя как во сне наблюдал за картиной, не веря глазам своим. Что бы Зинка, сама, водки ему налила, да без инструкции, да без упрека, да чтоб так, по полной…

— Зин, может случилось что? Может …- он не договорил, так как жена вставила в его руку до краев налитую посуду.

-Давай, Витя.

Виктор, конечно, выпить любил, и в обычные дни его и уговаривать бы не пришлось. Он осторожно понюхал содержимое, макнул пальцем, осторожно пробуя на вкус. Да нет, водка как водка.

Он перестал сомневаться, махнул легко, привычно крякнув, занюхал огурчиком.

-Ты ешь, ешь, — Зина наливала по второй, — доча наша, Лизонька, большая совсем стала.

— У, у, -  Витя зажевывал одну вкусность другой.

— Ты кушай. Красивая девка выросла, и воспитанная.

Витя кивал, да девка справная, сиськи больше чем у матери, вот кому то пофартит.

— А вот если полюбит она кого? Где жить будет? Нашу двушку уже не куда менять. Что отец скажешь?

— Дак, мужика с хатой надо и вопросов нет. – У Вити по этому поводу мнение было. Что-что, а Лизка со своим фасадом могла любого хахаля себе добыть. И с квартирой и с коттеджем, и с машиной.

— А если Лизанька наша, бедного полюбит, как быть? — Начала осторожно Зинаида.- Ты же не хочешь любовь нашей дочери разменять на жилплощадь?

Витя закусывать перестал, потянулся за бутылкой, Зинаида не возражала. Он налил, без перерыва выпил и опять налил.

— Что уже?

— Ну не уже, но близко. – Зина терпеливо наблюдала, как её муж надирался.

-Это как? – Витя не мог взять в толк. – Уже или не уже?

— Да не уже, не уже, но вот-вот.

-Лизка не дура, такого не допустит, — Констатировал Виктор,  — и нечего об этом думать.

Он опять потянулся к пол литре, но на этот раз Зина перехватила руку.

— А что предложишь? Разве есть выход, у меня на работе голяк, у тебя тем более.  Так что выход один – искать мужика с хатой.

— Ну, можно к кому-нибудь прописать, к старенькому какому-то родственнику. Что, для родной дочери жилья не найдем?

— Да к кому пропишешь, дураков сейчас нет.

— А дядя Костя? – Зинаида аж ноги подтянула от щекотливого момента, — У дяди Кости никого нет, и квартира трехкомнатная.

Дядя Костя был легендой. Он родился в самом начале века, вступил в революционную Красную Армию и так лихо махал саблей, что понравился самому Буденному. Тот дядю Костю к себе приблизил и сделал из него типа второго ординарца. С 34-го года дядя Костя проживал в Москве и частенько участвовал в парадах и разных показательных выступлениях.

И вот однажды, где-то в году сороковом на параде посвященному толи 7-му ноября, толи первому мая Семен Михайлович Буденный, что бы порадовать вождя, вышел на площадку, где выступали казаки. Снял папаху, положил себе яблоко на голову и заставил дядю Костю на всем скаку сбить яблоко. Дядя Костя не струхнул и раскрошил плод вдребезги на голове своего командира. Сталину фокус понравился, но Буденному он сказал, что сам его пристрелит, если такое повторится. А дядю Костю подозвал к себе, налил водки и узнал фамилию. С тех пор бывший казак надежно закрепился в столице, занимая посты средней ответственности в различных наркоматах и ведомствах.

Виктору дядя Костя приходился двоюродным дедушкой, виделись они не часто, по праздникам, а когда умер дед, то и это стало редкостью. Старику было 94 года, он неплохо выглядел, имел трехкомнатную квартиру с видом на кремль и не расставался с черной длиной тростью и круглым набалдашником из слоновой кости. Трость напоминала ему шашку, из былых героических времен.

Витя помотал головой:

— Не смогу я так Зина, что я ему скажу? Пропиши к себе мою дочь? Ты что Зина сдурела?

Противоборство продолжалось минут двадцать. Витя все не мог решиться позвонить, а Зина давила и давила, еще бы секунда и она схватила бы мужика за горло и удавила бы его на самом деле.

— Ладно…

Зина пододвинула бутылку на середину стола.

— А что, мысль вообщем-то не плохая, к тому же выхода нет. Завтра позвоню.

-Сегодня. – Зина протянула Вите телефон.

-Как я звонить сейчас буду, я же выпивший?

— Звони, совсем не заметно, что пил. – Она еще ближе придвинула к нему аппарат, — Звони. Говори,  что завтра у нас свадебный юбилей, и мы хотели бы его увидеть. Звони, смелее, будь Витя мужиком, ковать надо счастье дочери своими руками, а не ждать когда кривая вывезет. Ну? – Зина взревела как раненная лосиха.

Витя робко набрал номер, подождал не много:

-Алло, Константин Игнатьич, дядя Костя, привет, это Витя…

***

С утра в квартире шла уборка. Под шумок Зина выкинула все витины инструменты, все равно не пользуется, а место занимают. Сыновья-близнецы Пашка и Сашка только и успевали бегать до мусорки. Раскрасневшаяся Лиза отдраила все полы. Даже Вите нашлось задание по душе. Он с таким воодушевлением подклеивал отпавшие обои, что в какой то момент решил переклеить их все, но Зина вовремя его остановила, послав за хлебом.

На кухне все шипело и шкварчало. Тяжелый и дорогой сервиз на 24 персоны был выужен из запасников и пущен в дело. Витя еще ни разу не видел такого праздничного стола. Он то и дело подбирался к наполированным бутылкам и в самый интересный момент выдворялся Зиной в коридор.

Зинаида сжалилась над ним в самый последний момент и налила пол стакана портвейна для снятия мандража, как она сама выразилась.

Все заняли свои места за столом, дожидаясь важного гостя. Парни представляли его бравым генералом с большими усами и лампасами на штанинах. Лизе казалось, что придет тощий скрюченный старикашка в заштопанном на локтях пиджаке. Виктору хотелось попробовать звездного коньку и о дяде Косте он не думал. А Зина надеялась поразить новоявленного спонсора своим фирменным пирогом. Она украсила верхушку пирога большой спелой клубникой и поставила его на середину стола.

Раздался длинный звонок, все вздрогнули от неожиданности и Виктор с Зинаидой выскочили в коридор. Послышались радостные возгласы и в комнату торжественно и бодро вошел дядя Костя. Он был высокого роста, с крупными чертам лица, красный гипертонический нос, седые вихры и карие крупные глаза на выкате.

Дядя Костя громко со всеми поздоровался, потрепал за волосы Сашку и Пашку, поцеловал Лизу в щеку, от чего она неожиданно зарделась, скинул тяжелый вязанный свитер и уселся на предложенный стул. Он совсем не походил на почти столетнего старика и на вид ему было лет 70-75, не больше. Гигантские плечи, большие крепкие руки и громкий басистый голос указывали на то, что в прошлой жизни двоюродный дедушка много командовал, был крайне активным и привлекательным человеком. Вообще впечатление складывалось хорошее.

Зинаида вилась  за спиной у деда, подкладывая в его тарелку и справа, и слева разных вкусностей.

Виктор радостно раскупорил бутылку  коньяка, попытался налить в рюмку дяди Косте, но тот преградил путь огромной ладонью:

-Я, знаешь, Виктор, стараюсь не пить не дома, если понимаешь меня…, характер у меня буйный, как выпью, накладки случаются, ты уж не обессудь.

Зинаида и Виктор стали уговаривать его все-таки выпить, ну хоть за встречу, по одной, и вообще, мол, все тут свои и никаких недоразумений быть не может.

Наконец-то дядя Костя уступил, подставив фужер побольше прежнего, он махнул своей пудовой ручищей, громогласно заявил:

-А давай, где наша не пропадала!

Вообще после первой дядя Костя оживился. Он вспомнил один случай, который произошел с ним на финской. Рассказывал громко, интересно, хохотал звонко и заразительно. Пил, высоко задрав локоть, часто курил вонючие папиросы, тыкая пустые мундштуки в новую Зинину скатерку. Та крепилась не взорваться, но ставки были высоки, и она смирилась выкинуть её на помойку, лишь бы дело выгорело.

Дядя Костя всё больше входил в раж, он перестал закусывать, только все пил и пил. Когда кончился коньяк, он с таким же удовольствием стал пить водку, потом портвейн.

Дело дошло до чая, и Зина прорекламировала свой пирог. Все повернули головы на центр стола и тут большая зеленая навозная муха, медленно пролетев над столом, плавно уселась на ягоду, венчавшую пирог. Дядя Костя, слегка прищурившись, вознес свою знаменитую трость над головой и со всего маху саданул по пирогу. Вскочив на ноги, он продолжал долбасить по столу своей палкой. В глазах его кружились  дьявольским хороводом лица неизвестно откуда взявшихся белочехов. Потом их сменили бандиты махновцы, корниловцы кидались в атаку вновь и вновь. Пулемет строчил без устали, а дядя Костя все обрушивал на врага свою зазубренную шашку. Наконец враги пали, конница, пропылив полем, скрылась за горизонтом и бой стих.

Все, молча, сидели, боясь пошевелиться. Дядя Костя оглядел разрушенный стол, вдруг вновь стал трезвым, пролепетал:

-Не хорошо как-то получилось…

Он надел свой вязаный свитер и вышел из комнаты. В коридоре звякнул замок, и хлопнула дверь.

***

Через год дяди Кости не стало, его ведомственная квартира, а так же мебель и некоторая техника отошла государству. Лиза вышла замуж за школьного учителя физики с мизерной зарплатой, а Витя какими-то правдами и не правдами устроился в МЖК* зарабатывать квартиру для дочери.

 

* МЖК – Молодежный жилищный комплекс.

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 172 просмотра
Комментарии (22)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика