2-й поединок полуфинала Кубка Кубков

4 марта 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Миниатюрная спасительница

Владислав

 

Рыбки явно объявили мне бойкот. Второй вечер подряд, я ставлю пластинку с записями Барри Уайта, обожаю этого гения блюза, так эти капризули не соизволяют даже подплыть на стук моего пальца по стеклу, чтобы поздороваться. Регги, видите ли, им подавай.

Ах, как же я люблю вечер пятницы. Впереди выходные, куча времени. Красота! Действительно, а почему рыбки не имеют право на уик-энд. Поменяв пластинку, я подсыпал им корму. Мои маленькие меломанки весело закружили под музыку неунывающего путешественника и любителя, пыльных дорог Ямайки, Боба Марли.

– В конце концов, кто в доме хозяин? – поинтересовался я.

Ответ не расслышал, потому что зазвонил телефон.

– Привет! Чем занимаешься?

Звонил Роман, мой старый приятель. Он недавно закончил медицинский, и попал по распределению в районную поликлинику. Работа скучная для молодого перспективного специалиста, но он не унывал, и относился к ней добросовестно.

– Хочу привить моим рыбкам любовь к ритм-энд-блюзу, но пока не очень получается.

Плюхнувшись в кресло, я машинально нажал кнопку пульта телевизора. Показывали боевик. На экране, рядом с взорванной пиццерией, в луже крови лежал коп. Он трясся в предсмертных судорогах.

– А я никак не могу приучить свою собачку заваривать кофе, вместо того чтобы она притаскивала тапочки, – в тон мне произнес Роман. – Бросай свою филармонию и дуй ко мне

– А в чем дело?

– Расскажу на месте, приезжай, жду.

Пока я раздумывал над его предложением, к раненому копу подполз его напарник и озабоченно спросил.

– You okay?

– Yes, i am fine, – ответил тот с пафосом и, дернувшись в последний раз, откинул голову назад, закатив при этом глаза. Язык его вывалился на бок, а и изо рта обильно потекла кровавая пена. Я с раздражением выключил телевизор.

– Еду!

Человек я обязательный, а потому не заставил себя долго ждать. Тем более что расстояние между нами всего-то две троллейбусные остановки.

– Учти, я еще не ужинал, – строго бросил я, увидев в прихожей его сияющее лицо – Это, между прочим, тебя к чему-то обязывает.

Решив еще немного поворчать, я вошел в гостиную, и открыл было рот, но не смог произнести ни слова от изумления. Стол был накрыт так, как будто ждали Vip персону. Икра черная, икра красная, маслины, маринованные грибочки, креветки в сырном кляре, копченая курица с ананасами, салат из рукколы с кальмарами, ветчина трех сортов, четыре вида салями, сыр «Камамбер» и прочее и прочее. В центре надменно возвышалась бутылка «Божоле», рядом коньяк «Реми Мартин» и завершало великолепную троицу шампанское «Лоран-Перье» Я с укором посмотрел на своего друга.

– Ну, спрашивать тебя по поводу ограбления будет банально и скучно. Может тебя повысили до министра здравоохранения!

Не обращая внимания на эту тираду, он усадил мое непослушное от удивления тело за стол и, сев рядом, наполнил бокалы вином.

– Закусим сначала, потом все расскажу. Кстати, скоро жаркое подоспеет. Ну, будем!

 

Бася нервничал. Он всегда нервничал, когда волновался. А волновался он по той причине, что жена его заболела, а он в командировке. Грипп, он как маньяк, хлопочет мерзавец, чтобы побольше невинных душ прибрать к рукам.

Мало ему того что он людей терроризирует, так он еще маскируется зараза. То он свиной, то куриный, то гонконгский. Пойди и разберись, каким шприцем его колоть.

Голос у его лапули по телефону был хриплый. Она еле дышала.

– Бася, когда ты приедешь? Мне без тебя плохо

Ну что он мог сделать. Три дня как пить дать, не меньше. Первый день с заказчиками, второй с гендиректором проекта, ну в третий после культурно-просветительного мероприятия в филармонии, хора одаренных немецких мальчиков, надо пить в загородном доме президента компании. А ведь он уже купил своей лапулечке миниатюрную скрипку, с маленьким магнитиком. Эти австрийцы просто помешаны на вальсах и скрипках.

Вот приедет домой и первым делом пришпандорит ее на холодильник. Соседи конечно припрутся, а что Бася привез интересного. А он им бац! Ага! Это вам не какие-то хухры-мухры. Всякие там открывалочки или копии древних руин. На такой «пиколе» играл сам Штраус.

Благодаря прощальному завтраку, сдобренному доброй порцией французского коньяка, перелет прошел незаметно. Дорога домой же показалась томительной и долгой. Да еще и таксист попался болтливый. Теща его, видите ли, запихивает в банки громадные огурцы, совсем мало места для рассола. А ведь в рассоле самая сила. Очень интересно это слушать. Мало того кругом царило какое то бездушие. Бася нетерпеливо ерзал на заднем сидении и с ненавистью поглядывал на беззаботные лица прохожих. Его лапулечка болеет, а им до этого нет никакого дела. Ну, вот и знакомый подъезд. Не дослушав душераздирающе-захватывающую историю о разбитой бутыли самогона, он быстро расплатился с водителем и ринулся к домофону.

– Лапулечка, привет, я приехал!

Не дождавшись, пока ему откроют, Бася соединил обе таблетки, и под восторженный писк домофона распахнул двери подъезда. Лифта пришлось ждать довольно долго. Наконец «Сим-сим» соизволил открыться. Как и следовало ожидать, его благоверная лежала под одеялом с кислой миной на лице и обиженно надутыми губками.

– Ну почему ты меня не предупредил, я бы ужин приготовила.

– Не волнуйся солнышко. Ты главное выздоравливай. Врача вызывала?

Бася взял жену за руку.

– Да ты вся дрожишь зайка. И пульс учащенный. Да ты вся горишь! – воскликнул он. – Срочно вызываю врача…

– А дальше, – Роман наполнил бокалы и самодовольно улыбнулся. – А дальше на сцене появляюсь я, ваш покорный слуга.

– Ну и что же мой покорный слуга, выписал рецепт и получил за это голимую кучу денег? – вежливо поинтересовался я, отпив вина.

– Попробуй ветчины, отличного копчения, – не обращая внимания на мой сарказм, предложил Роман. Положив на язык прозрачный ломтик, он сладко зажмурился и продолжил.

– В прихожей меня встретил хозяин дома и, представившись Борисом, буквально затащил в спальню, что сделало бы честь любому ухажеру, был бы я дамой. Женщина, лежащая в постели томно посмотрела на меня и закрыла глаза. Я врач и для меня любая человеческая субстанция, прежде всего пациент, но, к своему стыду, я все же отметил красивые черты лица, пышные формы, и тугие изгибы тела под легким покрывалом.

– Расскажи мне лучше то, что обещал, – прервал я его, чувствуя легкое смущение. – Порнофильм я смогу и дома посмотреть.

– Прежде давай выпьем, – мы чокнулись. Коньяк приятно разлил тепло по всему телу, а алкоголь начал вкрадчиво затуманивать мозги. Правильно говорят, градус надо повышать. Пошли в ход маленькие тарталетки с икрой и сочные маслины. Какое то время мы сосредоточенно жевали. Наконец, он продолжил.

– Когда я достал стетоскоп и приложил его к пышущей жаром груди молодой дамы, в ушах у меня застучали барабаны индейцев, предупреждающие о приближении стада бизонов. Я с ужасом посмотрел на больную. Ее лицо было мокрое от пота, а глаза предвещали обморочное состояние.

– Ну как доктор? – ее муж с беспокойством смотрел мне в глаза. – Представляете, стоило мне отлучиться на три дня и вот, пожалуйста, – он огорчённо всплеснул руками. Вдруг его лицо прояснилось. С загадочной улыбкой Дедушки Мороза раздающего подарки, он полез в карман и вытащил точную копию скрипки, только малюсенькую. На ней могли бы играть разве что лилипуты из знаменитой книги Джонатана Свифта, повествующей о странствиях Гулливера. Хитро прищурившись, он решил блеснуть юмором, дабы поднять настроение своей благоверной.

– Поиграй на ней, а я пока переоденусь.

– Нет! – голос ее сорвался на крик. – Я хочу, чтобы ты прикрепил ее к холодильнику.

– Успеется дорогая, дай я хоть переоденусь.

– А я хочу сейчас же, – капризно захныкала молодая супруга.

– Ну, хорошо, ты только успокойся.

С этими словами он взял из рук жены миниатюрный щипковый инструмент и пошел на кухню. Как только он исчез за дверью, моя подопечная заломила руки и дрожащим голосом, готовым перейти на истеричный вопль затараторила как пулемёт Анки из прославленного фильма о знаменитом полководце….

Тут Роман умолк и, встав из-за стола, вышел на кухню. Вернулся он, держа в руках поднос с запеченным окороком. Подрумянившееся мясо окружала молодая жареная картошка, украшенная зеленью с кольцами репчатого лука и «мозговым» горошком. Дразнящий аромат, исходящий от этого блюда, способен был превратить в хищного зверя даже самого ярого вегетарианца. Я забыл упомянуть, что мой друг, помимо врачевания умел еще и отлично готовить. Роман разрезал мясо и, разложив его по тарелочкам, наполнил бокалы. Свинина оказалась нежной и очень вкусной. Какое то время мы молча ели. Изумительное чувство насыщения приходило медленно, но верно. Наконец, мой друг отложил в сторону вилку с ножом и, сделав глоток из бокала, продолжил свое повествование.

– Так вот. Она заломила руки и …

 

– Доктор, я вас умоляю, отправьте моего мужа куда-нибудь. Хотя бы ненадолго.

В ее голосе звучали мольба и отчаяние одновременно. Я с недоумение посмотрел на нее. На протяжении всего моего пребывания в квартире моя пациентка вела себя более чем странно. Впрочем, учитывая ее состояние и первоначальные симптомы, больную можно было понять. Муж вскоре вернулся с твердым намерением переодеться, но я был вынужден разрушить его благочестивые планы.

– Вашей супруге надо срочно принять лекарство, сейчас выпишу рецепт.

Черканув на бланке несколько рецептов профилактических лекарств и витаминов, я протянул его взволнованному супругу. Ни слова не говоря, он вышел, и вскоре послышался стуку дверей лифта. Превозмогая предобморочное состояние, моя пациентка слабым голосом произнесла.

– Доктор, прошу вас, выгляните в окно. Где там мой Бася.

Отдав должное ее мужеству и преданности, я выглянул в окно. Бася спешил, как кобель на случку. Вскоре он завернул за угол.

– Все в порядке, он ушел, – я сгорал от любопытства.

Вместо ответа она вдруг сделала страшные глаза и прошипела пронзительно – свистящим шёпотом.

– Выла-а-а-зь!

Мне стало немного не по себе. Видимо моя пациентка окончательно свихнулась и, не надеясь на достижения современной медицины, решила выгнать хворь при помощи какого-то народного заклинания. Я стал быстро перебирать в памяти наиболее распространённые названий лекарств употребляемых пациентами в состоянии легкого помешательства, буйной агрессии, а также для психопатов. А может быть обойдется легким успокоительным? Решив позвонить ее мужу, я уже полез за мобильником, как вдруг дверь гардероба, скрипнув, отворилась. Сначала показалась человеческая голова с бледным, перекошенным от ужаса лицом, а затем и весь комплект огромного детины. Дрожащим шёпотом он спросил.

–Ушёл?

– Д-а-а-а! Сматывайся быстрее!

Детина полностью вывалился из гардероба, он был совершенно голый. К груди он прижимал ворох одежды. Пряча от меня глаза, горе любовник в спешке начал напяливать на себя трусы, брюки, рубашку, туфли и вскоре превратился в респектабельного, законопослушного гражданина. А когда он быстрым движением провел по голове расческой, передо мной, кроме всего прочего, стоял добропорядочный и честный семьянин. Если бы я был женщиной, я бы подумал — «Вы только гляньте на него! Какие же вы мужики сво…....»

Но я мужчина, а потому полностью был на его стороне. А учитывая, что я врач, то меня волновало состояние обоих пациентов. Они были на грани нервного срыва.

Не проронив ни единого слова, он сунул что-то в левый карман моего халата и пулей вылетел из квартиры.

– Доктор, я вас очень прошу, – она выразительно, с материнской нежностью посмотрела на меня и, открыв тумбочку, проделала ту же процедуру, что и временный жилец ее гардероба. Только на этот раз был задействован правый карман.

Вскоре вернулся муж. Удивительно как благотворно влияет одна таблетка «Терафлю» на изнеможённый тяжелой болезнью организм. Буквально уже через минуту на лице спасенной мной «Дездемоны» появился румянец. А в глазах заиграли блудливые огоньки.

– Доктор, вы просто чудо! – воскликнула она и тут же обратилась к мужу. – Милый ты приехал, а я даже не обняла тебя.

Чудом спасенная «Дездемона» не отводила от мужа влюбленных глаз. Бася же на радостях стал рассказывать о том, как прошла командировка. Посидев еще немного, я тихонечко встал и попрощавшись, направился к входной двери. По дороге посмотрел в сторону кухни. Миниатюрная скрипка скромно красовалась на дверце холодильника, даже не подозревая, какую важную роль она сыграла в семейной драме. Расторопный муж нагнал меня у выхода. Ни слова не говоря, он повторил предыдущую процедуру. Счет был два один в пользу левого кармана. Деньги я пересчитал только будучи дома. Пересчитал и ахнул. Это были три мои месячные зарплаты. Как то стало неловко… вот и решил пропить их с тобой, старина…

Мы вышли на балкон перекурить. Стояла чудесная, летняя пора. Бархатное очарование вечера, окутывая пространство между домами, проникло в квартиры, залитые светом. За каждым окном своя жизнь, своя интрига. Ах, человек, ты не представляешь, как тебе повезло. Ты свободен в действиях, но когда совершаешь ошибку, даже такая маленькая вещица, как миниатюрная скрипка может ее исправить. А еще считаешь себя великим. Да ты всего на всего песчинка в океане мироздания.

Интересно как там мои рыбки. А ведь им тоже, наверное, хочется пофлиртовать, завести с кем-нибудь интрижку или хотя бы поиграть в прятки. Ан, нет, у них ведь все на виду. Прозрачные стенки аквариума, защищая их от губительной среды, в тоже время отделяют от внешнего мира. А им так хочется насладиться свободой! Может потому, слушая музыку неисправимых бродяг, они так весело пляшут. Все, решено, перехожу на регги. Пусть мои маленькие шалуньи радуются.

 

 

 

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 1127 просмотров
Комментарии (31)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика