1-й поединок полуфинала ВК-18

26 мая 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Война

Надежда Меркулова

 

«Ах, война, что ты сделала, подлая …» — вертится в моей голове, когда я думаю о войне. Для меня война — самое подлое, самое невозможное, самое недопустимое время на Земле.

Не люблю смотреть фильмы о войне. Вернее, не так. Мне нравиться смотреть фильмы производства военных и послевоенных лет. Это очень позитивные, добрые и светлые ленты, в которых рассказывается о дружбе, любви, о мире и счастье людей. В них нет или почти нет военных действий, нет кровопролития, насилия и жестокости. Уставшие от войны люди не хотели, не желали смотреть на экране то, что окружало их в повседневности: тяжелые бои, унылый, опостылевший военный быт, грязь, кровь, страх и ужас, боль и смерть. Они так долго — много лет, так страстно и каждодневно мечтали о мире, о радостной и бесконечно прекрасной мирной жизни – вот ее они и хотели видеть на экранах кинотеатров. А войну им хотелось забыть и не вспоминать. Никогда!

Моя бабушка работала санитаркой в тыловом госпитале, расположенном в маленьком городке центральной России. Враг не дошел до этого городка, бомбежек не было – крохотный, ничем не примечательный населенный пункт на громадных просторах нашей страны, Союза Советских Социалистических Республик. Были недоедание, холод, очень много тяжелой работы, но непосредственной угрозы жизни не было. Однако, до конца своих дней бабушка, как и многие, очень многие, если не все, люди ее поколения, взрослого поколения военных лет, повторяла: «Только бы не было войны! Только бы не было войны!». И никогда не вспоминала войну, старалась не помнить того, что пришлось пережить в грозное лихолетье.

Неприятие насилия и жестокости, отрицание войны перешло ко мне, возможно, на генетическом уровне. Я не хочу смотреть фильмы последних лет о войне. Не хочу видеть натуралистические подробности ужасных ранений, изощренных пыток. Мне претит смакование подробностей людских страданий, людской боли и ужаса. Да, все это, наверное, было … было. Но многие, очень многие не готовы рассматривать сцены насилия, разве не так? От подобного приходишь в ужас, сердце холодеет, мозг отказывается воспринимать столь негативную, столь жестокую информацию. Надо быть прирожденным мазохистом или садистом, чтобы без душевного трепета, без внутреннего отрицания воспринимать все это. Может, кто-то считает, что видеть натуралистически снятые ужасы войны полезно для современного поколения жителей страны, не знавшего войны. Не знаю. Мне это кажется неприемлемым.

Война – зло, беспредельное, черное, бесконечное ЗЛО! Любой ценой надо стремиться сохранить мир! Меня очень раздражают люди, которые обосновывают и даже приветствуют необходимость военных действий, прикрываясь национальными интересами. Апологеты войны. Что это? Недомыслие, или же уверенность в том, что им самим и их близким уж точно не придется гибнуть на полях сражений то ли в силу возраста, то ли в связи с возможностью вовремя покинуть страну, то ли с уверенностью в наличии гарантированной «брони».

Вы когда-нибудь видели вблизи, совсем рядом, современную наземную военную технику? Эти огромные машины с ракетными комплексами, покрытые броней танки с гигантскими гусеницами в рост человека, мощные, развивающие на пересеченной местности немыслимую скорость, бронетранспортеры… А теперь представьте, что эта устрашающая, убийственная, беспредельно могучая техника (например, танк) на полной скорости несется на вас, беззащитное, маленькое человеческое существо. Тонны брони против человеческой плоти. Когда я слышу призывы к войне, мне хочется поставить тех, кто призывает, перед этой, мчащейся на них грозной, безжалостной военной машиной, чтобы в полной мере испытали они всю гамму страха, смертельного ужаса, беспомощности, собственной уязвимости. Пережитое потрясение, надеюсь, заставит их в корне изменить отношение к войне, стать миротворцами.

Война – старая, гнусная и вонючая карга с косой, и в первую очередь выкашивает она молодых, здоровых парней, лучших из граждан, цвет нации. Взгляните на портреты, которые торжественно проносят по улицам российских городов участники Бессмертного полка. На большинстве фотографий юные, симпатичные лица. Сколько их погибло в ту кровавую Великую Отечественную! Каждый, кто участвует в этом беспримерном шествии памяти народной, самим своим присутствием в составе колонны голосует за мир во всем мире! Посмотрите, сколько нас, тех, кто против войны! С каждым годом количество участников шествия растет в геометрической прогрессии. Осознанно или нет, но все эти люди, отдавая дань памяти погибшим на фронтах самой кровопролитной из войн человеческих, самим своим участием в марше оповещают всех о стремлении сохранить мир. Мир, завоеванный для нас нашими дедами и отцами, заплатившими за Победу самой дорогой ценой – ценой собственной жизни, ценой нечеловеческих страданий, ценой боли и крови, бесконечных испытаний, ценой преодоления страха и ужаса! Когда я вижу плывущие над головами толпы светлые лики воинов Великой Отечественной, мне кажется, что они не только незримо присутствуют здесь, среди нас, но и благословляют своих потомков. Слышится мне тихий, но такой явственный голос в звуках бравурных маршей, в мелодиях песен военных лет, звучащих на улицах и площадях городов в этот день, День Победы: «Храни Вас Бог, родные! Мира вам и процветания! Только бы не было войны!»

 

 

 

Горькие времена

Наталья Эстеван

 

Андрей, предвидя несчастье, часто говорил: «Валюша, скоро война. Я офицер. Либо «грудь «в крестах», либо голова «в кустах». Будь готова ко всему. Главное – береги Люсеньку».

Вечером 21 июня в клубе офицеров Дрогобыча состоялся концерт. Андрей и Валентина были в числе приглашённых. Людмилка осталась дома с бабушкой. У всех было хорошее настроение.

Возвращаясь домой супруги целовались как в пору их первой влюблённости.

А на следующий день, 22 июня в 4.30 утра люди проснулись от взрывов. Самолёты с чёрным крестами на крыльях бомбили нефтеперегонный завод, железнодорожную станцию.

Андрей сразу же отправился в часть.

Так кончилось мирное счастье Валентины.

 

Военной части, в которой служил Андрей, было приказано двигаться на запад.

Мужчина забежал домой, чтобы попрощаться с женой, дочерью и тёщей.

Он взял полуторагодовалую Люсеньку на руки, крепко прижал к груди. Сонная девочка улыбалась отцу.

Андрей выбрал две маленькие фотографии Валентины и Людмилки, вложил в партбилет и сунул в нагрудный карман кителя.

– Валюша, вам надо эвакуироваться. Берите с собой только самое необходимое. Всё остальное придётся оставить. Поезжайте в Горьковскую область, к моим родным. Мне так будет спокойнее.

На следующий день Валя, её мать и Людмилка уже ехали в теплушке в тыл. Командиры части предвидели зверства фашистов, которые они совершат с семьями военных коммунистов, оставшимися на оккупированных территориях.

Семья Валентины покинула Дрогобыч с двумя чемоданами самого необходимого: одеждой маленькой Людмилки да пальто матери и Вали.

Валентина увезла на дне чемодана два бархатных альбома с открытками видов Острова и Санкт-Петербурга и маленькую готовальню отца — вещи, которых касалась рука Василия Ильича.

Хорошо, что захватила несколько комплектов нижнего шёлкового белья, подаренных Андреем, золотые серёжки и колечки, они вскоре будут обменяны на молоко для Люсеньки.

***

О вещах, брошенных в Дрогобыче, бабушка никогда не вспоминала, а вот о чем она горевала до конца дней – так это о библиотеке Василия Ильича, которую он собирал всю свою жизнь. Она с болью перечисляла книги: «Жизнь животных» Брема с иллюстрациями, полные собрания сочинений классиков, роскошное подарочное издание «Тысячи и одной ночи» и многие другие, жаль ей было и написанные маслом портреты Пушкина и Толстого.

Фашисты, войдя в Дрогобыч, разграбили всю библиотеку и коллекцию моего прадеда.

В победные дни мая 1945 двоюродный брат моей бабушки вошёл в Берлин. И в одном из особняков, где прежде жила семья немецкого офицера, он обнаружил небольшую книгу, титульный лист которой был помечен экслибрисом: «Белосельский Василий Ильич».

Кузен взял эту книгу с собой, и несколько раз в телефонных разговорах обещал вернуть её, но этого так и не случилось, поскольку он жил в другом городе.

***

В деревне, куда приехала семья Андрея, его родные встретили Валю не очень приветливо. Особенно невзлюбила молодую женщину сестра мужа. Она не упускала случая отпустить какую-либо колкость, обидеть. Золовка даже воровала письма и фотографии, присланные Андреем жене.

Валентина устроилась воспитателем в детский дом.

Война лишила родителей и крова многих. Несчастные беспризорники скитались по улицам, воровали, попрошайничали.

Милиционеры подбирали обездоленных, отправляли в детские дома.

Вале было 25 лет – девчонка ещё, по сути. С гурьбой своих подопечных она каталась на картонке с ледяной горки, разогревала в «буржуйке» консервные банки с варёной картошкой и делилась с ребятами обедом, принесённым из дома.

Дети были всегда голодны, ведь они росли...

 

В 1942 году Валентине пришло извещение о гибели мужа под Сталинградом.

К тому времени она уже переехала в Горький, работала машинисткой в отделе кадров военной организации.

Руководство выделило сотрудникам участки для посадки картошки. Это спасало от голода.

Но через некоторое время Валя от авитаминоза покрылась фурункулами – сказалось питание одним картофелем.

Валентина вступила в компартию. В торжественный день в актовом зале организации собрались все руководители, приехали даже высокопоставленные начальники из Москвы.

Валентина поднялась на сцену. Она была одета в новую чёрную юбку, из отреза, привезённого ещё из Дрогобыча, и белоснежную шёлковую блузку, сшитые Анной.

Молодая женщина была необыкновенно хороша: разрумянилась от волнения, глаза блестели, русые волосы аккуратно подстрижены и уложены «шестимесячной» завивкой.

Она прекрасно ответила на все вопросы по уставу компартии, а затем и на вопросы о служебных обязанностях, семье.

Вдова офицера произвела неизгладимое впечатление на партийного боса, приехавшего из столицы.

 «Какие у вас кадры!» — восхищённо воскликнул он, обращаясь к секретарю парткома.

 

По окончании собрания партийный начальник подошёл к Валентине. Молодая женщина заметила, что он серьезно заинтересовался ею и рассчитывает на продолжение знакомства. Но продолжения не последовало, хоть он и приезжал потом несколько раз из Москвы с дорогими подарками и цветами. Однако Валентина вела себя строго, сердце хранило верность мужу, да и она уже хорошо знала цену ухаживаниям.

К ней в кабинет частенько заглядывали женатые сотрудники и в подробностях делились сокровенными тайнами своих любовных похождений. Даже самые верные мужья с, казалось бы, безупречной репутацией оказывались порой редкостными соблазнителями.

Порой она задумывалась: «А каким бы стал Андрей, если бы не погиб на фронте? Неужели он, как многие знакомые мужчины, гулял бы от меня, изменял?»

В её памяти он остался безупречно чистым, верным, порядочным.

Любовь к мужу Валентина пронесла через всю жизнь, никогда не осуждая других женщин, пытавшихся построить новые отношения после смерти любимых. Но сама так не могла. Несмотря на то, что желающих предложить руку и сердце было хоть отбавляй.

Ни один ухажёр не выдерживал сравнения с мужем. Да и мать сказала: «Такого, как Андрей, ты больше никогда не найдёшь!»

 

Валентину уважали на работе, ценили как специалиста.

Режим был суровый: с восьми утра до пяти вечера, затем перерыв до восьми вечера и снова работа до полуночи. Порой после пяти вечера устраивали собрания, в такие дни нельзя было и отдохнуть.

Воскресенье – единственный выходной день, а у Вали постоянные командировки в другие города.

Хорошо ещё мать помогала: сидела с Людмилкой, обшивала всю семью, готовила, убирала.

 

Однажды ночью, когда Валентина возвращалась домой, она заметила, что её преследует какой-то странный мужчина, Тогда Вале удалось убежать, но потом еще долго во сне её мучили кошмары.

 

9 мая 1945 года, в День Победы, люди радовалась началу мирной жизни, родным, возвращающимся с фронта. А для Вали это был день скорби по мужу Андрею; война разрушила её семейное счастье, лишила радости многодетного материнства.

Единственная дочь Людмила – копия Андрея, напоминала о погибшем супруге, заставляла жить и надеяться на будущее.

 

Рейтинг: +4 Голосов: 4 421 просмотр
Комментарии (28)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика