4-й поединок 1/8 финала ОК-18

10 января 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Конфета или Закон природы

Фрида Шутман

 

Июль. Жара. Пятница. Шесть часов вечера. Переполненный автобус везёт дачников прочь из душных городских клетушек на их участки, а селян с рынков домой, в деревню. Полная потная женщина обмахивается носовым платком, будто он может разогнать летний зной, умноженный на запах бензина и других потных тел. Рядом сидит, вернее, силой втиснут между сумками и авоськами, мальчик (скорее всего, её внук) лет пяти и уныло скулит: «Дай конфету! Хочу конфету!» И так почти без передышки. Женщина не обращает на него внимания и продолжает обмахиваться платочком.

Напротив них сидит другая женщина, одна, но тоже с объёмистыми сумками.

«На дачу?», спрашивает она внукову бабушку.

«На дачу…», со вздохом отвечает бабушка.

«Внука на природу вывозите?»

«Внука…»

«Хорошо сейчас за городом».

«Да, в городе духота страшная…»

«Хочу конфету! Дай конфету!», чуть не забыв, вставляет в разговор бутуз.

«А вы тоже за город?»

«Я не на дачу, я в деревню еду».

«Тоже внуков выгуливать?»

«Да нет, там у меня мама живёт».

«Мама? Да сколько же ей лет? Ой, вы меня извините, но вы, наверно, моих лет будете…»

«Ничего. Ничего. Всё нормально. Я, видно, постарше вас буду. Мне 75 в августе стукнет».

«Извините, так сколько же вашей маме?»

«Ей 95 весной исполнилось…»

«Дай ей Б-г здоровья».

«Спасибо. Она у меня ещё молодец. Правда, за правнуками ей уже не угнаться. Но, дома чисто, за собой следит».

«Что вы говорите? Надо же такое… А я вот с этим сорванцом совсем замучилась. Другие внуки постарше будут. А он, видите, ни минуты покоя…»

«Да, я слышу, мы вот уже минут 30 едем, а он всё конфету просит».

«Ага, он у нас сладкоежка. Да, Петюня? Без сладкого не может. А мать, моя невестка, ему запретила давать шоколад. У него аллергия».

«А вы бы дали ему кусочек маленький, он бы и успокоился. Может, у него потребность в организме такая».

«Да, у него потребность: шоколад и машинки… Весь дом уже в машинках. Я чуть не убиваюсь, всё время наступаю на них, а они, заразы, разъезжаются во все стороны как тараканы…»

«Дай конфету! Хочу конфету!»

«Вы бы дали ему конфету. Он бы и успокоился».

«Что вы! Он, слава Б-гу, любит покушать. Его одной конфетой не накормишь…»

«Вы меня простите, что я лезу не в своё дело…»

«Дай конфету! Хочу конфету!» Малыш зачастил, видя в незнакомой тёте свою союзницу.

«Я вам сейчас что-то расскажу, а вам уже решать. Вот у меня мама уже старенькая. А она ещё ходит, убирает, готовит потихоньку. А знаете, года два назад она слегла. Наш врач сказал тогда: «Что вы хотите, возраст. Уже организм устал функционировать. Закон природы». Мы ему доверяли. И ждали, когда всё кончится. А мама ослабла совсем, не ела уже, пила лишь подслащенную воду, лежала без движения. У меня сердце кровью обливалось, а что я могла сделать? Закон природы… Но, ещё до этого она какое-то время повторяла: «Где конфета? Где моя шоколадная конфета?» И, пока ещё ходила, искала под подушками, на полках, по углам. Мы думали, что она уже вышла из ума и ничего не понимает. Да, она ещё тогда говорила, что шоколадная конфета её спасёт. А мы с братом только переглядывались и тайком показывали на голову, чтобы мама не обиделась.

Когда мама слегла, я через пару дней вдруг вспомнила про шоколадную конфету. Зашла в нашу лавку, купила грамм 300 «Белочки». Хорошо, что там моя знакомая работала. Дома я положила парочку конфет на полке за мисками. А маме как бы между прочим сказала: «Ты искала шоколадную конфету. Почему бы тебе ещё не поискать?» Я помню, она как-будто очнулась, посмотрела на меня как в первый раз и прошептала: «Доця! А посмотри сама, может, и вправду найдёшь…» Я тогда чуть не заплакала. Сделала вид, что смотрю то тут, то там. А потом подошла к полке и из-за миски вынула одну «Белочку» и ей показываю: «Мама! Эту конфету ты искала?» Как сейчас помню, она улыбнулась, впервые за те дни и сказала: «Да-да! Дай её мне! Она меня спасёт!» Тогда тоже была жара, как сейчас и конфета быстро растаяла у неё во рту – зубов у неё давно уже нет. И знаете, я ей каждый день «находила» по конфете. Потом она сама потихоньку «нашла» все «Белочки», что я купила.

Вот так-то. Сейчас, видите, я приезжаю к ней на выходные. А так она сама ещё управляется».

«Хочу конфету! Дай конфету!», вставил бутуз, тщательно размазывая слёзы на раскрасневшейся вспотевшей мордочке.

«Ладно, Петюня. Скажи этой тёте спасибо. Мы сейчас уже сходим. Если лавка открыта, я куплю тебе конфеты…»

 

 

 

Маринка

Александра Гай

 

Начала летних каникул Маринка ждала с нетерпением. В шестнадцать лет хочется всего и сразу. Где-то на южном солнце ждут просторные пляжи с белым песком и тёплое изумрудное море, в клубах веселится народ, играет музыка, и ты обязательно встретишь самого лучшего, самого мужественного и обаятельного парня… Но, увы, надежды Маринки не оправдались на все сто процентов! Родители решили отправиться в деревню к бабушке, и Маринке пришлось поехать с ними.

Всю дорогу девчонка сидела молча, уткнувшись в планшет, изредка хмуро поглядывая в окошко автомобиля. Сразу за городским кольцом начинался лес, среди высоких сосен со смолистыми, цвета тёмного янтаря стволами мелькали такие же высокие берёзы и густой ельник. Маринка зевнула и задремала.

Где-то через пару часов пейзаж за окном снова напомнил о цивилизации. Однако цивилизация в провинциальном варианте Маринку не вдохновляла, проехали несколько небольших посёлков в окружении широких полей и лугов с зелёными перелесками. На место прибыли к обеду. С прошлого лета деревня ничуть не изменилась. Единственная улица – три десятка одноэтажных деревянных домов с двускатными крышами и палисадниками. Глушь и тоска!

Бабушка жила на хуторе в километре от деревни неподалёку от небольшого глубоко озера. Вот и знакомый дом на холме с добротными хозяйственными постройками. У ворот — две старые липы и сирень, в палисаднике среди кустов цветущего шиповника — аккуратная клумба. Машина подъехала к дому. Во дворе звонко затявкал Тузик, беспородный пёсик с белой кудрявой шёрсткой. Тузика бабушка приютила прошлым летом, ничейный щенок сам пришёл во двор и остался насовсем.

Белая занавеска с самодельной вышивкой отодвинулась, и в окошке промелькнуло старушечье лицо. Пошли объятия и расспросы. Ах как вы, да что вы! Папа и старший брат Виталик вынесли из машины здоровые сумки с одеждой, нужными в хозяйстве вещами и гостинцами. Маринка позволила бабушке себя обнять, сдержанно ответила на вопросы и отправилась в дом. Убить половину каникул и на что!? Полоть грядки и читать книжки. Инета здесь нет и не предвидится! Скука…

Ночью Маринке не спалось. Что-то ползало по потолку, шуршало и щёлкало. С улицы доносился шелест листьев и протяжные звуки, похожие на скрип качелей. В прошлом году бабушка объяснила Маринке, что так кричат совы. Девчонке сделалось тоскливо, и она заплакала, уткнувшись в подушку. Не успеешь оглянуться – и жизнь пройдёт!

Проснулась Маринка незадолго до рассвета. Её разбудили голоса мамы и бабушки, доносившиеся из кухни. Очень хотелось пить. Повертевшись четверть часа в непривычно мягкой кровати, Маринка встала и отправилась на кухню. Оказалось, что папа с братом успели сходить на рыбалку. Мама почистила рыбу, а бабушка подвесила во дворе над огнём здоровый котёл для ухи, на небольшой плите с двумя конфорками он никак не помещался.

Потом мама, негромко беседуя с бабушкой, варила уху. Маринка, ёжась на утренней прохладе, крутилась рядом. Бабушка неторопливо и певуче делилась нехитрыми деревенскими новостями. Мол, рыжая корова Андреевны привела аж двоих телят, неподалёку открыли новый магазин, а внук Петровны, озорной десятилетний мальчишка умудрился привязать к хвосту толстого ленивого кота колокольчик и запустил его в хату к соседке. Кот носился по комнатам как угорелый, еле поймали! Маринка рассмеялась.

Бабушкин двор отгородили забором только со стороны дороги, за домом с холма с открывался вид на луг, заросший высокой густой травой, и низкий перелесок. В воздухе сильно пахло травами и луговыми цветами. Заливисто, как обычно на рассвете пели птицы. Над лугом стелилась туманная дымка.

Бабушкин рассказ убаюкивал, Маринка едва не задремала, пристроившись рядом с мамой чурбачке. На душе у девушки сделалось спокойно и легко, накопившееся за последние сутки раздражение пропало без следа.

Алая полоса на горизонте сделалась шире, призрачные сумерки рассеялись и появилось солнце. Всё вокруг пробудилось и заиграло красками. Маринка поднялась с чурбачка и сделала несколько шагов по траве, покрытой сверкающими на солнце каплями росы. Густая синева неба вмиг посветлела, золотые блики рассеялись по лугу. Маринкины обиды и тревоги развеялись, будто дурной сон. Всё хорошо, нет просто здорово!

Ожидание чего-то светлого, радостного и удивительного заставило Маринку взглянуть на собственную жизнь совершенно по-другому. За завтраком вся семья усядется за большим круглым столом на открытой веранде под яблонями. Бабушка достанет «парадный» сервиз, чай из больших фарфоровых чашек, разрисованных красными розочками, почему-то представлялся Маринке особенно вкусным. Виталик беззлобно, как всегда примется подшучивать над младшей сестрой, мама и папа, переглянувшись, улыбнутся, бабушка помотает головой и выставит на столешницу большую тарелку с жёлтыми пышными блинами. После завтрака Маринка с братом обязательно отправятся купаться в озере. Скоро в лесу поспеет земляника, сладкая и душистая. У серой кошки вот-вот появятся котята. Вечером Маринка с бабушкой устроятся на крылечке, и старушка примется рассказывать очередную историю «про старину».

Пожалуй, главное в жизни, что мама с папой, Виталик и бабушка рядом, и все они вместе — семья! И хорошо, что приехали к бабуле, она скучает без детей и внуков. В город бабушка переезжать не хочет, говорит, что там она задыхается. Мама и папа за неё переживают, даже своенравный хитрюга Виталик это понимает. А море и самый лучший парень подождут…

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 231 просмотр
Комментарии (38)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика