4-й поединок четвертьфинала ОК-18

30 января 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Костин дедушка

Фрида Шутман

 

Этого пожилого человека я впервые встретила на нашей маленькой улице, когда училась в институте. Хотя, судя по рассказам одной из моих подруг, он проживал в одном и том же доме через два от нашего уже много лет.

Мне показалось странным, что я его не видела раньше ни разу.

— Лидка, ты что? Это же Костин дедушка!

Света, моя подруга, училась со мной в параллельном классе. Она думала, что я знаю всех её соучеников и их родных. Ей казалось это вполне логичным: мы все жили по соседству. Это уже значительно позже, когда город стал разрастаться по обе стороны Днепра, часть учеников переехала в новостройки. Многие из них не хотели расставаться с друзьями, поэтому продолжали ездить в старую школу, пожертвовав ради этого часом сладкого утреннего сна.

А Костя, переехав с родителями в новостройку, стал учиться в новой школе. Правда, раза два-три ещё приезжал на школьные дискотеки. Даже один раз пригласил меня на медленный танец. А потом громко так, наверно, чтобы слышали его друзья, нахально спросил:

— Лидка! Ты меня любишь?

Что же я могла ему ответить? Мне стало стыдно и обидно, и я в сердцах крикнула:

— Нет!

— Совершенно?

— Совершенно!

Но, могу теперь признаться, ведь всё равно от этого ничего уже не изменится, он мне нравился… Может, я и со Светой стала дружить, чтобы иметь повод заходить в её класс и видеть Костю… на большее я, со своими бесконечными комплексами, и не рассчитывала… хотя, лгу, несколько раз Костя всё-таки обращал на меня внимание, подкрадываясь сзади и больно дёргая за косу, крича на весь класс:

— Жирная, а что ты тут делаешь?

После этого обидного ритуала я начинала за ним гоняться, обзываться, кидаться мелом… и так до конца перемены...

Когда я снова отваживалась зайти в его класс, всё повторялось сначала. А Светка стояла в сторонке и хихикала...

 

Возможно, узнав, что этот человек — Костин дедушка, у меня появилась какая-то надежда… К двадцати годам я изрядно похудела, стала краситься...

И, вообще, меня чем-то притягивал этот старик. Он уже еле ходил. Когда-то, очевидно, он был очень высоким. Теперь же он казался человеком низкого роста из-за деформации позвоночника, поэтому ходил, согнувшись и опустив голову почти до колен. Зрелище не для слабонервных… Но, когда он поднимал голову и смотрел в упор, в его глазах отражался здравый ум и юношеский задор.

 

А Света стала мне рассказывать, что Костя часто приезжал к дедушке Якову в гости и они допоздна играли в шахматы. И, что старик чуть ли не плакал, если внук ставил ему мат. Внук с удовольствием проводил время с дедушкой и бабушкой. Яков и Бася прожили вместе шестьдесят лет. Встретившись ещё на заре становления Советской власти, молодые решили не обременять себя узами брака, а жить вместе до тех пор, пока любовь связывает их… Яков любил свою Бусинку (так он называл Басю) больше жизни. Колец обручальных они не покупали, единственную драгоценность — серёжки, доставшиеся Басе от бабушки, они отдали на партийные нужды.

— Мы — свободные люди, — любил повторять Яков. Мы не хотим быть обузой друг для друга. Если Бася полюбит другого — она может уйти...

Невзирая на подобные модернистские высказывания, Яков и Бася жили дружно, родили сына, потом помогали растить внука.

Но, как гласит древняя поговорка: «Ничто не вечно под луной»… На утро после торжественного празднования своего восьмидесятилетия, Бася не проснулась...

Яков был безутешен. Ни сын, ни внук не могли заменить ему его дорогую Бусинку...

 

Прошло года два и овдовевшему Якову внук Костя подарил щенка. Хотя, это был не совсем щенок и не совсем в подарок. Биму было уже три года, и этот серьёзный «дворянин» до того момента жил у Кости. Просто Костя решил, что с Бимом дедушке будет веселее, да и он чуть ли не каждый день станет их навещать.

Поначалу ворчавший Яков уже через несколько дней не мог себе представить жизнь без собаки. Тем более, что хитрюга Костя прочёл деду целую лекцию о том, почему Бим должен, ну, просто обязан, жить у него. Получалось, что без Якова Бимка пропадёт. Теперь жизнь Якова снова приобрела смысл.

Уже зная, что Яков – Костин дедушка, я несколько лет наблюдала, как он, согнутый пополам, шёл по нашей улице, опираясь на палку одной рукой и держа Бима на поводке другой. Причём, умный пёс не рвался вперёд, а степенно вышагивал рядом с хозяином.

Разговорились мы с Яковом на «собачьей» почве. Меня умилил Бимка. И я захотела его погладить. Слово за слово, вопрос за вопросом… Мы обменялись телефонами. И тут понеслось: Яков стал звонить мне ежедневно. Неизменно справлялся о моём здоровье (мне тогда было 20, а ему 90), рассказывал что-то из своей долгой жизни. Узнав, что я еду со студентами в сентябре «на картошку», предложил тёплое белье, по-видимому, оставшееся от жены, чтобы я в колхозе не замёрзла.

Не было дня, чтобы он не вспомнил о своей Бусинке. Признаюсь, я завидовала покойнице… Вот это любовь...

Как-то раз Яков мне признался:

Лидочка, если бы мне было сейчас двадцать лет, я бы вас украл!

Вот уже прошло столько лет, а я помню эту фразу… И ещё, у Якова появилась идея фикс:

— Лидочка! Вам надо обязательно познакомиться с моим внуком Константином. Он у меня замечательный! Заканчивает политехнический, будет инженером по элекро..., электро...

— По электричеству?

— Нет, там другое слово… Ох, старость не радость, не могу вспомнить… А, по электронике!

— Яков, а я ведь знаю вашего Костю, мы с ним учились в одной школе.

— Правда? Э, нет, это не то! Тогда вы оба были детьми. Вы должны, просто обязаны с ним встретиться! Давайте придумаем что-нибудь романтическое. Лидочка, вы ходите в городскую библиотеку? Мой Костя такой начитанный.

Встреча должна быть «случайной»...

 

Яков мог говорить о своих сыне и внуке часами. И обсуждать со мной «случайную» встречу с Костей. Мне, действительно, хотелось увидеться с ним. Я пыталась упростить процедуру, предлагая Якову зайти, когда внук будет у него.

— Нет-нет, Костя не должен знать, что мы с вами знакомы! Пусть это будет нашей тайной...

 

Яков позвонил мне одним утром очень рано.

— Лидочка простите меня, я вас не разбудил? Вы не могли бы ко мне прийти, мои ведь все заняты; сын с невесткой уже на работе… Костенька в отъезде...

Увидев Якова, я пришла в ужас; всё лицо окровавлено, одна рука перевязана кое-как, на пижаме — расплывшиеся пятна крови. Бим сидел напуганный, поджав пушистый хвост.

— Что с вами? На вас напали? Это грабители? А что, Бим их не прогнал?

Что вы, Лидочка, кому я уже нужен и что у меня можно украсть...

— Вы весь дрожите, так что же произошло?

Яков повёл меня в гостиную.

— Присаживайтесь, я сейчас всё объясню. Чай будете пить?

— Нет, какой чай, давайте я умою вам лицо и посмотрю, что с рукой!

Яков сел на диван, закрыл глаза.

— Мне приснилась сегодня моя Бусинка. Я её видел как вас сейчас. Она меня спросила о чём-то, а я не расслышал и хотел встать, чтобы подойти к ней...

Больше ничего не помню. Сколько прошло времени, не знаю, а потом я увидел, что всё вокруг в крови и я лежу на полу… Ах, моя дорогая Бусинка, как мне тебя не хватает!

Яков заплакал, слёзы потекли по щекам, смешиваясь с уже успевшей подсохнуть кровью.

Я помню, как сердце моё сжалось, и я тогда подумала, что только в сказках влюблённые живут вместе долго-долго и умирают в один день...

 

Я ещё какое-то время общалась с Костиным дедушкой. Потом с родителями уехала из города. Ежедневная рутина поглотила меня. Вспоминая Якова, надеялась, что его родные не бросили и Бим по-прежнему с ним рядом.

 

С Костей я так и не встретилась.

 

 

 

Сражение во льдах

Нина Агошкова

 

Царствует на широких просторах Антарктиды Зимовея. Всё в её власти: снегопады и метели, вьюги и бураны, могучие ледяные айсберги и крохотные снежинки. А самое главное – полярное сияние! Стоит Зимовее взмахнуть рукой, тут же озаряется весь небосвод сполохами яркими, переливающимися. Жаль, видеть это чудо могут только глупые пингвины. Да ещё тюлени, что барахтаются в полыньях. Нисколечко они его не ценят. А владычице полярной хочется поделиться этой красотой со всеми людьми на планете. Для этого решила она стать единственной зимой на Земле.

 

Это была присказка. А сказка идёт своим чередом и переносит нас на опушку леса, в дом, где живут-поживают Дед Мороз, бабушка Зима и внучка их, Снегурочка. Осталась девочка за хозяйку, потому как бабушка в отпуск отправилась, к своей сестре, в Антарктиду. Да и что Зиме делать летом? Скучно, жарко, неинтересно. Но вот уже пора бабушке возвратиться, а она не спешит…

Потому и перепуталось всё в природе. Цветы цветут, бабочки летают, даже медведи в спячку впадать не собираются. А вчера стая птиц спикировала во двор, и вожак вызвал дедушку на переговоры. Снегурочка по-птичьи не понимает, пришлось ждать, когда они беседу закончат. Тогда она затормошила дедушку:

— Расскажи, чего они хотели?

— Спрашивают, когда зима придёт. Тепло же вокруг. Вот птицы и решили, что никуда улетать не нужно, вполне можно тут перезимовать, — ответил дед.

— Но это же не правильно!

— Конечно. В природе должен быть порядок. Потому я отправил их в тёплые края, как положено. А бабушку нужно поторопить, пусть возвращается поскорее.

Вечером они вызвали в скайп Антарктиду. Но почему-то вместо бабушки на экране появилась её сестра, Зимовея, и заявила, грозно сдвинув брови:

— И не ждите, не появится ваша бабушка Зима! Сидеть ей до скончания века в темнице! Теперь на планете только одна хозяйка – я! Все люди должны поклоняться мне и выполнять мои распоряжения! Ха-ха-ха! – рассмеялась она громко и отключилась.

 

Дед Мороз и Снегурочка онемели от таких слов и не могли прийти в себя. Наконец, внучка спросила, заикаясь:

— Что случилось с тётушкой? Зачем она посадила бабушку в темницу?

— И я этого в толк не возьму! Нужно срочно спасать Зиму! – всплеснул руками дед.

— Дедушка! У нас же есть телепорт. Давай перенесёмся и внезапно нападём на Зимовею!

— Ты забываешь, что у неё множество слуг. Это первое. А второе — она может и нас кинуть туда же. И что тогда?

— Не знаю…

— А я вот расскажу тебе. Станет она творить чёрные дела. Наступит на планете новый Ледниковый период! Про это только в мультфильме смотреть весело, а на самом деле страшно. Зимовея же морозит гораздо сильнее нашей бабушки. Потому всё покроется толстым слоем льда. Птицы будут замерзать на лету. Людей не смогут уберечь от холода ни дома, ни одежда – они тоже замёрзнут… Перестанут ездить машины, летать самолёты, даже электричества не будет. И пропадёт связь: радио, телевидение, интернет…

Снегурочка расплакалась.

— Ну-ну, внученька, не время слёзы лить. Мы с тобой не допустим этого! Только нам нужны помощники.

— Какие, дедушка?

— Сильные, бесстрашные, и чтобы летать умели.

Дед Мороз специально отвлекал внучку от грустных мыслей, и это ему удалось. Снегурочка задумалась, потом предложила:

— Баба Яга летать умеет. И Змей Горыныч. Только они же вредные, дедушка, и вряд ли согласятся.

— Думаю, согласятся. А насчёт вредности – это у них работа такая, — улыбнулся Дед Мороз.

— Иванушку можно позвать, у него Летучий корабль есть. И Старика Хоттабыча.

— Точно, он джинн по специальности, значит, волшебник. Годится! – подытожил дед. Видишь, какая у нас команда подбирается? А ты – плакать…

Дед Мороз был прав, откликнулись на зов все: его любили и уважали, потому всегда были готовы помочь.

— Это же надо такое выдумать – Зиму в темницу упрятать! – возмущалась Баба Яга, – ну, погоди, я тебе таких тумаков надаю – мало не покажется!

— Эх, давно я свои косточки не разминал, — поддакивал Горыныч, — да и крылья – тоже! Полечу, гляну, что за Полюс такой Антарктический, и с чем его едят!

Полночи вся команда разрабатывала план спасения бабушки Зимы из темницы. Потом Дед Мороз скомандовал «Всем — спать!», и дом затих.

 

Сидит Зимовея на троне в своём замке, да радуется, что упрятала глупую сестрицу в темницу:

— Теперь можно подумать о том, как заставить людишек полюбить снег, мороз, полярное сияние так же, как люблю их я!

В этот момент вбежал слуга:

— Ваше Величество, к вам Снегурочка!

— Да? Как интересно… Впусти!

В тронный зал несмело вошла девочка. Она была испугана, слезинки дрожали в глазах.

— Тётушка Зимовея, я взяла без спросу у дедушки телепорт и перенеслась сюда. Ты же не погубишь бабушку?

— Ну что ты, внученька, — фальшиво заулыбалась Зимовея, — конечно, не погублю. А где же телепорт? Очень полезная штуковина, мне сестра рассказывала.

— Я… я нечаянно уронила его в сугроб… — смущённо ответила Снегурочка.

— Ах ты, дерзкая девчонка! Поплатишься за свою безалаберность! В темницу её! К бабусечке!

Подручные мигом схватили Снегурочку и потащили её прочь.

 

А в это время разбойники, которым было поручено охранять Зиму в темнице, сидели за столом и играли в карты. Затолкав очередную пленницу в темницу, они заперли дверь и продолжили веселиться.

Снегурочка кинулась бабушке на шею и зашептала на ухо: «Мы спасём тебя!»

Главарь с силой хлопнул бубновым тузом по столу:

— Карта бита, Рыжий! Неси из кладовки бутылку «Ледяной настойки», а то в горле пересохло. Потом получишь десять щелчков по лбу!

Мелкий кривоногий пират вышел, ворча себе под нос, и тут же вернулся.

— Открывай! – скомандовал главарь.

Рыжий ударил по донышку, и пробка из бутылки вылетела с громким хлопком. Вслед за нею под потолок взвилось облачко дыма. В нём тут же проявилась фигура старика в полосатом халате.

Разбойники вскочили и схватились за кинжалы.

— Я джинн, Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, и готов выполнить одно ваше желание! – величественно провозгласила фигура.

— Не больно-то ты похож на джинна, — один из пиратов обошёл вокруг, разглядывая непонятное явление.

— Что делать! – вздохнул Хоттабыч, — я провёл в заточении сотню лет — ни умыться, ни причесаться...

Главарь спросил подозрительно:

— Помнится, раньше джинны три желания исполняли, а ты только одно?

— Силы уже не те, ослаб в бутылке, — грустно отозвался джинн.

— Ладно, хватит и одного. Хозяйка давно не платит за работу, а денежки нам очень нужны! Колдуй!

Хоттабыч выдернул волосок из своей бороды, прошептал заклинание. Перед изумлёнными пиратами возник окованный железом сундук с открытой крышкой. Блеск золота так подействовал на охранников, что они бросились делить добычу, ругаясь и отталкивая друг друга.

 

Тем временем старик снял с крючка связку ключей и поспешил открыть темницу.

— Бежим скорее, пока они не очухались!

И троица помчалась по ледяным коридорам наверх, к свободе. В какой-то момент внизу раздался общий вопль.

— Сработало! – возликовал запыхавшийся джинн.

— Что? – спросила Зима.

— Их денежки превратились в дымовые шашки. Прибавьте ходу!

В покоях Зимовеи прозвучал сигнал тревоги. Явившийся на зов слуга доложил:

— В темнице пожар! И кто-то вызволил узниц!

— Какой пожар? Там лёд, олухи! – закричала Зимовея и скомандовала: — Великанов сюда! Быстро!

На площадке перед замком разворачивалось целое сражение: с одной стороны в воздух поднялся пиратский корабль, принявший на борт кашляющих от дыма охранников. Со снежной равнины двигались вразвалочку Ледяные Великаны, каждый ростом с дом. От парадного входа неслась на снегоходе разъярённая Зимовея, вопя:

— Ловите их! Не давайте никому уйти!

Снегурочка, Хоттабыч и бабушка Зима оказались в кольце.

 

Внезапно из-за высокого айсберга появился Летучий корабль с Иванушкой у штурвала, Дедом Морозом и Бабой Ягой на палубе.

И вот уже противники встретились в воздухе.

— На абордаж! – послышалась команда главаря, и пираты стали забрасывать верёвки с крючьями на борт Летучего корабля.

Тут Дед Мороз, опираясь на посох, подул что есть силы — все верёвки натянулись, покрылись льдом и лопнули со звоном. Дед подул снова. Раздался всеобщий вой, обледеневшие кинжалы и сабли посыпались из рук разбойников и с грохотом покатились по палубе.

— Ну, милок, ты и без меня тут неплохо справляешься! — прокричала Баба Яга, прыгнула в ступу и помчалась на помощь Горынычу. Он в одиночку отбивался от целой орды Ледяных Великанов, растапливая их огнём из всех трёх пастей. Налетевшая Баба Яга действовала по-другому: она зависла над Великаном и что есть силы била его клюкой, отчего тот разлетался на мелкие ледяные осколки.

Зимовея затормозила и соскочила со снегохода. Минуту сёстры молча стояли друг против друга.

— Может быть, хватит? – спросила Зима.

— Сколько лет живу, столько тебе завидую, — отозвалась Зимовея. – И дом у тебя красивый, и Дед Мороз есть, и внучка-умница, и песни о тебе поют, и хороводы под ёлочкой водят. Всё – тебе! А мне – ничего?

— Стоило из-за этого сажать меня в темницу! Прилетай к нам, я возьму тебя на новогодний утренник. Послушаешь песни и стихи.

— А на кого я брошу хозяйство? У меня тут одних пингвинов полмиллиона. Да ещё тюлени. И полярное сияние заботы требует.

— Видишь, сестра, ты тоже всем нужна! Между прочим, про Антарктиду и пингвинов уже есть песня, — и Зима напела куплет. Да так звонко, что сражающиеся стороны от удивления тут же прекратили битву.

 

— Хорошо, что помирились, – проговорил Дед Мороз, спускаясь с Летучего корабля. — Я знал, Зимовея, что ты сможешь остановиться. Одно дело делаем, потому должны жить в мире. К тому же нам очень нужна твоя помощь: проверь, пожалуйста, наше, северное сияние! В последнее время совсем слабо светит. Не иначе, сломалось в нём что-то… — и дед хитро подмигнул внучке.

Зимовея несмело улыбнулась:

— Ладно, посмотрю. Будет как новенькое! А за то, что случилось — не держите зла. Ошиблась, с кем ни бывает. Прилетай, сестра, в отпуск на следующий год.

— А ты – к нам, погостить, — ответила бабушка Зима и подула в волшебный свисток.

Тотчас тройка резвых коней, взрыв копытами снег, остановилась рядом.

— Садись со мной, Снегурочка! – Зимушка привычно вскочила на облучок и уселась в сани. Внучка последовала за ней.

Разгорячённые сражением Баба Яга и Змей Горыныч спикировали на палубу Летучего корабля, обмениваясь впечатлениями с Иванушкой.

— А мы с тобой потихоньку, по-стариковски, — обратился Дед Мороз к Хоттабычу, подворачивая полы шубы и усаживаясь на ковёр-самолёт.

Осталось только попрощаться с Южным Полюсом и можно отправляться домой. Задрав кверху клювы, смотрели вслед улетающим любопытные антарктические пингвины. Махали руками пираты и Зимовея. Мир был восстановлен.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 302 просмотра
Комментарии (16)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика