2-й поединок четвертьфинала ОК-18

26 января 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Внучок

Дмитрий

 

— Ну что, дед, собрался что ли?

— Давно собрался. Жду, пока ты в двадцать пятый раз свои чемоданы проверишь.

— Сам ты чемодан! Сидишь, как пень старый! Всё тебе до лампады!

— Тоже мне, молодуха нашлась…

— Помог бы лучше!

— А я и так тебе помогаю — не мешаю.

— У-у, — коротко подытожила женщина.

 

Дед с бабкой собирались в город наконец-то проведать свою дочь и увидеть дорогого внучка.

Нет, они были далеко не дряхлыми стариками. Дедом и бабкой Виктор с Ириной стали, когда у дочери Ольги родился сын и их внук Ванечка. Так получилось, что она вышла замуж за Валентина и почти сразу же уехала с ним за границу. Его направили туда в длительную командировку. Там у молодожёнов и родился их, пока ещё единственный, но с надеждой, что не последний, внучок. Отъезд в командировку был такой скорый, что Ольгины родители даже не успели побывать у дочери с зятем в гостях на новой квартире.

Теперь молодая семья вернулась на родину в свой город. Так что этот визит становился не просто свиданием с дочерью. Они должны были впервые увидеть своего внучка Ванечку. Ну и заодно, справить новоселье. Поэтому полученное известие о возвращении родных уже неделю как не давало покоя новоиспечённой бабушке Ире. Именно такой срок они сообща определили на обустройство семьи в квартире. Эта неделя одновременно тянулась как вечность для бабки с дедом, которые, тем не менее, без устали кружились, собираясь в гости, и пролетела в мгновении ока для Ольги с Валентином. Муж уходил на работу, а молодая мама хлопотала по дому и занималась с сыном. Хорошо, что это время совпало со школьными каникулами. Местная ребятня целыми днями играла во дворе. Компания была дружная. Старшие присматривали за младшими, и многие родители без опаски отпускали своих детей. Все вместе они лепили снеговиков и крепости, которые потом брали штурмом, вооружённые снежками. Катались с ледяной горки и просто возились в снегу. Это обстоятельство давало Ольге дополнительное время и возможность заниматься домашней работой. Хотя возвращавшийся с прогулки пятилетний Ваня сам был похож на снеговика. Его одежда потом оттаивала на батарее радиатора.

Посёлок городского типа, в котором проживала «пожилая» чета отделяло от города всего два часа езды на электричке. Плюс время добраться до железнодорожной платформы и время на то, чтобы отыскать новую квартиру дочери.

Собрав, наконец, все вещи, гостинцы и подарки они вышли из дома. За оградой давно уже курил не первую сигарету сосед Сергей, который согласился подбросить их до платформы. Он не торопил своих соседей, сам женат и прекрасно знаком с тем, как долго могут продлиться сборы, когда за дело берётся женщина. Толи дело они, мужики, — взял самое необходимое, оделся и пошёл. Однако запас времени позволял не подгонять соседей, тем более что они с Виктором сговорились обмануть Ирину о времени отправления электрички. Наговорили ей, что в зимние каникулы расписание изменено ровно на полчаса, и что, якобы, из-за этого сам Сергей попал накануне в неприятную ситуацию. Благо, что на их дорогах не существовало городских пробок. Это позволяло более точно рассчитать время в пути.

 

— Ну что, поехали, что ли? — Сергей выбросил очередной окурок в сугроб.

— Поехали, поехали, — вздыхая, подтвердил Виктор.

 

Загрузив багажник сумками, компания тронулась в дорогу.

 

— Ну как они там устроились-то? — завёл разговор Сергей.

— Мы ж не видели ещё, — Ирина посмотрела на часы, — торопиться нам надо.

— Вовремя вспомнила, — усмехнулся Виктор.

— Нет, и вправду, Серёж, можно побыстрей? — занервничала Ира.

— Вам к внуку надо или в больницу?

— К внуку.

— Ну, тогда не учи меня жить и крутить баранку.

 

К платформе приехали вовремя. Спокойно выгрузились, купили билеты и сели в подъехавший электропоезд. В электричке Ирина ещё несколько раз перечислила, что в какую сумку она уложила, проверила содержимое своей косметички. Окончательно успокоившись, что ничего не забыла, облегчённо вздохнула. Вагон был практически пустой. Супруги ехали глядя в большое окно, изредка переговариваясь. За окном мелькали леса, поля, деревни. В полях снег лежал сплошным, ровным покрывалом. Под новый год его выпало очень много. Раскидистые ветви деревьев покрывали большие пушистые шапки искрящегося снега. Изредка он «водопадом» осыпался с деревьев под собственной тяжестью или потревоженный белками и птицами.

В городе взяли такси, как научила их Ольга. Проезд до её дома стоил не дорого, а добираться общественным транспортом очень неудобно. С сумками болтаться «на перекладных», по незнакомым местам — себе дороже. У въезда во двор таксист остановился.

 

— Вот тот дом, кажется, — показал он рукой, — второй, а я во двор не поеду. Мне там не развернуться. Вон какие сугробы там дворники наворотили.

Виктор с Ириной, навьючившись сумками, вошли во двор.

— А я думала, нет у них столько снега, — сказала Ира.

— Что ж он у нас только сыпался, что ли?

— Нет, конечно. Но в городе теплей как-то должно быть. Дома, машины, ветра меньше…

— Ветра меньше, а сквозняков больше. Надо у тех ребятишек спросить, где наш дом.

Во дворе шёл бой. Мальчишки и девчонки всех возрастов перекидывались друг в друга снежками.

— Я сама узнаю, — Ирина, поставив свои сумки в сугроб, стала перебираться вглубь двора, оставляя за собой колею.

Вдруг в её сторону побежала «отступающая армия». Маленький сорванец мчался прямо на неё под прикрытием взрослой девочки. Малец, опустив голову, вниз смотрел себе под ноги. А девочка то смотрела на него, чтобы не наступить на авангард отступления, то оборачивалась в сторону противника, бросившегося за ними в погоню.

— Тихо, тихо, тихо, — только и успела сказать Ирина глядя на несущийся «таран».

Мальчик врезался в женщину и отскочил в сторону. Ирина потеряла равновесие и, качнувшись, налетела лицом на лоб взрослой девочки. Та оглядывалась назад и в момент столкновения как раз поворачивала свою голову обратно вперёд. Удар получился сильным. Бабушка рухнула в сугроб. Война была остановлена.

— Хулиганы, — жалобно простонала Ирина, взявшись руками за глаз.

— Где этот мальчишка? — подскочил к жене Виктор.

— Он не виноват, — вступилась девочка, потирая свой лоб снегом, — это ведь я ударила.

— А он сбил её! — разве можно так играть и бегать совершенно не глядя?!

— Мы же не нарочно…

— Ещё бы не хватало, что бы вы нарочно это делали, — сказала Ирина, — ну-ка посмотри, что у меня с глазом, — обратилась она к мужу.

— Ого! — вскинул он бровями, — снег надо приложить…

— Что значит «ого»? — Ирина зачерпнула ладонью снег и прикрыла им глаз, — прощай тушь…

— Ну, фингальчик точно будет, — закивал головой Виктор, — а этих хулиганов нужно к родителям отвести. Почему одни болтаются по двору без присмотра?

— Я большая уже, — сказала девочка, — и могу гулять без родителей.

— А этот чей? — указал он на сидящего в сугробе мальчика.

— Он с нами. Со мной, — объяснила девочка.

— Вот и веди нас к его родителям, — продолжал Виктор, — мамаши, понимаешь, выкинут детей на улицу и сидят себе дома по телефону трепяться.

— Нам же к внуку надо, — Ирина поменяла растаявшую горсть чёрного снега на новую порцию.

— Успеем. Приехали уже, — вдруг разошёлся молчаливый Виктор, — надо же этой мамаше показать твой фингал. Вот так и наш внучок попадёт в их хулиганскую компанию. Веди, — обратился он к девочке, — а вы вещи наши с дороги заберите, — кивнул он остальным ребятам, собравшимся вокруг потерпевшей.

 

Процессия из двух арестованных детей, двух взрослых и остальная «гвардия» с сумками проследовала в подъезд многоэтажного дома. Родители главного «хулигана» жили на втором этаже, на который поднялись без лифта. Девочка позвонила в дверь и виновато опустила голову вниз. За дверью послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась. На пороге появилась женщина.

— Ой, мама! Что с тобой?

— Оля?

— Бабушка?

— Внучок!!! — подбитый глаз Ирины засверкал радостью сквозь размазанную тушь. Она села на корточки перед виновником своего падения и крепко прижала к груди маленького озорника.

 

 

 

Дедушка

Александр Паршин

 

Раздался надрывный вой сирены, возвещающий о начале трудового дня. Володя подошел к начальнику участка:

— Витя, на валу раковины. Надо срочно сварщика искать.

— Знаю, но уже поздно. Сатрап идет.

Сатрапом все звали начальника цеха Торопова Ивана Ильича за его неимоверную строгость. В своем черном костюме и черной рубашке, с мрачным лицом, он словно несчастье надвигался на рабочих участка. Подошел, холодно поздоровался. И рабочий день начался, как обычно, с разноса. Первым под горячую руку попал начальник участка:

— Почему токарный стоит?

— Иван Ильич, на валу вскрылись раковины…, — стал оправдываться Виктор.

— Они вчера, в начале второй смены вскрылись. Станочник всю смену простоял и сейчас стоит. Бегом за сварщиком!

Начальник участка, опустив голову, отправился искать сварщика. Начальник перевёл взгляд на Владимира, который работал мастером:

— Денисов, почему зубчатое колесо с «карусели» вчера не попало в термичку?

— Думал, что сегодня сдам и отправлю.

— Поменьше думай и побольше исполняй. Печь вчера загрузили, а следующая загрузка через три дня, которые мы потеряли из-за тебя. Сегодня отправь!

Владимир зашел в комнату мастеров и стал выписывать накладные.

— Что, Вова, к свадьбе готов? – спросила Вера Сергеевна, сидящая за соседним столом, пожилая женщина, работающая на участке распределителем работ.

— Какое там готов? В пятницу отгул нужен. А как к нему подойдёшь?

— Не подпишет, — твердо произнесла контролёр Юля. — Конец месяца.

Тут в комнату с шумом ввалился Влад Малкин, мастер с соседнего участка. Они дружили с детства и на намечающейся в субботу свадьбе Влад должен быть свидетелем.

— Вовка, смотри, какие пригласительные сделали! — радостно воскликнул он, положив на стол, пачку открыток.

Все бросились рассматривать. На фоне голубого неба Владимир Денисов обнимал свою невесту Иринку. На развороте праздничное приглашение в стихах.

— Как красиво! – восхищённо воскликнула Юля. – Напиши заявление на отгул и дай начальнику один пригласительный. Куда он денется? Подпишет. Хотя даже такая открытка его душу не тронет. Сатрап, он и есть сатрап!

— Он не всегда таким был, — заступилась за начальника Вера Сергеевна. – Лет пятнадцать назад похоронил сына, а затем сразу свою жену, после этого и стал злым, как собака.

— Он их, наверно, сам в могилу и загнал, — зло усмехнулась Юля.

— Зря ты так! Ни одной живой души у человека не осталось.

— У него в кабинете, на столе около телефона, фотография какой-то маленькой девочки, — вставил Влад.

— Нет у него никого из родственников, — уверенно произнесла Вера Сергеевна. – Сноха сразу после гибели мужа уехала куда-то в деревню. Не знаю, были у них дети или нет.

— Представляю, сколько он денег за пятнадцать лет накопил, — покачал головой Влад, — а ходит все время в одном и том же костюме, как на поминках. И улыбку на его лице ни разу не видел.

— Вова, бери пригласительный и после обеда иди! — твёрдо произнесла Юля. – Он как раз поест, немного подобреет.

 

После обеда Владимир, с заявлением и пригласительным в руке зашел в приёмную.

— Таня, начальник у себя? – грустно улыбнулся секретарше.

— У себя. Заходи!

— Иван Ильич, — начал Володя независимым голосом. – Дайте на пятницу отгул. У меня свадьба. И вы приходите!

Он положил перед начальником листок и открытку.

— Не мог назначить на начало месяца? — Торопов был, как всегда, не в настроении.

— Я что, часто отгулы беру? – со злостью в голосе спросил Владимир.

— Всё! Иди! Завтра зайдёшь в приёмную.

Мастер вышел. Иван Ильич толкнул открытку в сторону телефона и потянулся за трубкой. Взгляд упал на девушку на фоне голубого неба…

Татьяна, услышав вскрик, забежала в кабинет начальника. Тот, откинувшись на спинку кресла, ловил ртом воздух.

— Иван Ильич, что с вами?

— Всё, всё, Татьяна, налей воды! — положил в рот таблетку и запил. – Иди, работай!

Просидев в одиночестве, несколько минут, Иван Ильич снял трубку и позвонил директору:

— Павел, я плохо себя чувствую. Дай мне три дня!

 

Выйдя из проходной, Владимир бросился к стоящей в сторонке девушке:

— Иринка, смотри, какие пригласительные сделали! – воскликнул он, поцеловав девушку в губы.

— Красивые! – на лице девушки появилась радостная улыбка.

— Зайдём к нам, перекусим и поедем за твоим платьем.

— Володя, к вам не пойду, — лицо девушки помрачнело. – Твои родители меня не любят.

— Главное, я тебя люблю! – тяжело вздохнул. – Привыкай! Жить всё равно первое время у нас придется.

— Вова, может, лучше пойдем на частную квартиру?

— Нет, Ирина. Рассчитаемся за свадьбу, сразу ипотеку возьмем, и будем искать двухкомнатную. Придется платить в течение двадцати лет по пятнадцать тысяч. Трудно, будет, но я другую работу найду.

— Вовка, ты даже не представляешь, как я тебя люблю!

— Конечно, не представляю, ведь люблю во много раз сильнее.

— Ладно, Вова, пойду к Наташке, покажу пригласительные, — девушка счастливо улыбнулась, — а ты пока сходи, пообедай.

 

Она не пошла к подруге, зная, что той нет дома. Как тяжело, когда нет родственников. Раньше были отец и мать, и даже бабушка с дедушкой. Отец умер, когда она была маленькой, мать говорит: от пьянки. Переехали жить к маминым родителям в деревню, но и дедушка с бабушкой вскоре умерли. У матери появились любовники, и она всё меньше и меньше уделяла внимания дочери. После девятого класса Иринка поступила в техникум, уехала в город и поселилась в заводском общежитии. Она не ходила с подругами по тусовкам, а зубрила учебники и ждала принца. Окончила техникум с красным дипломом и поступила в институт, где и встретила свою судьбу.

Не захотела родня жениха принимать её, бесприданницу, в свою семью, но Владимир был упрям и твёрд, как скала. Полгода они копили деньги на свадьбу. Видя неизбежность, помогли немного и его родители. А Ирине помочь было некому. Мать свою мизерную зарплату тратила на себя и своих женихов, а больше близких родственников не было. Ирина даже вспомнила родителей отца. Она когда-то их любила, и они её тоже. Когда вновь приехала в город, пошла к их двухэтажному дому, где иногда проводила свои далекие, но такие счастливые дни детства. Дома не было. Вместо него стояла огромная девятиэтажка.

От размышления оторвал звонок от матери:

— Да, мама?

— Дочка, я на свадьбу не приду. Неудобно. Денег совсем нет. Умру – дом тебе останется.

— Живи, мама! Я сама со своими проблемами справлюсь.

 

Отсутствие начальника удивило и обрадовало подчиненных. Решив все проблемы на участке, Владимир направился в приёмную.

— Здравствуй, Татьяна! Как там моё заявление?

— К Андрею зайди. Он сегодня за начальника.

Облегченно вздохнув, Вовка направился в соседний кабинет.

— Здорово, Андрей! Моё заявление подписали?

— Сейчас подпишу.

Молодой заместитель начальника нашел листочек и, сделав вид, что прочитал, размашисто подписал. Володя с трудом скрыл улыбку:

«Так бы ты и посмел подписать без разрешения Сатрапа».

Дальнейший разговор был для него неожиданностью.

— Ещё одно заявление напиши! – строгим голосом приказал Андрей.

— На увольнение, что ли? – ухмыльнулся молодой мастер.

— На отпуск, с понедельника. Должен же у тебя быть медовый месяц.

— Ты что, серьёзно!? – Володя ошарашено помотал головой. — Сатрап тебя убьёт!

— Пиши, я сказал!

Третий раз повторять не понадобилось, Владимир выхватил ручку и через минуту подал заявление на подпись. Выбежав из кабинета, достал сотовый:

— Иринка, мне с понедельника отпуск подписали!

— Как я рада! А говорил, что у твоего начальника нет ничего человеческого?

— Сатрап заболел, его зам подписал. Целую!

«Андрей на это не решился бы», — задумчиво предположил Владимир, опуская телефон в карман.

 

Всё было по-настоящему. С утра к общежитию, украшенному плакатами, прибыли свадебные машины и после обряда выкупа поехали в загс. Даже хмурое лицо Дарьи Олеговны, матери жениха, не испортило настроение невесты. Артём Васильевич, отец жениха, был навеселе. Похоже, смирился с неизбежным.

 

— Молодые, распишитесь в книге регистрации! – прозвучала долгожданная фраза после напыщенной речи.

Ирина поставила подпись.

— Молодые, обменяйтесь кольцами!

Володя достал футляр и надел на её палец маленькое колечко. Она взяла оставшееся и надела на палец любимого. Не дождавшись команды, он крепко поцеловал свою молодую жену.

— Ты мой навсегда! – нежно прошептала Ирина. – Я тебя никогда и никому не отдам!

— Я тебя люблю!!! – услышала в ответ.

Подошла свекровь, крепко обняла сына, затем невестку и довольно грубо прошептала:

— Поздравляю! Попробуй когда-нибудь ослушаться меня!

— Поздравляю! – она попала в объятия свёкра. — Мать-то что не приехала?

Невеста пожала плечами.

— Стыдно показываться, — с упрёком вставила свекровь. – Денег на свадьбу ни рубля не внесла.

Настроение у Ирины ухудшилось. Понимала, в доме жениха навсегда останется золушкой, и Дарья Олеговна постоянно будет напоминать, что она бесприданница. Девушка посмотрела на своего молодого мужа и, улыбнувшись, решила:

«Всё вытерплю, лишь бы он не сломался».

 

Свадебный кортеж несколько часов колесил по городу, пока не подъехал к дому мужа. Володя взял молодую жену на руки и перенёс через порог. Эта была обыкновенная двухкомнатная квартира на первом этаже, даже комнаты не раздельные. В спальне стояла кровать и шифоньер, в углу на столе – старенький компьютер. Отвечая на поцелуи мужа, Ирина с грустью думала:

«Как мы здесь будем жить? А если его родители сегодня не уйдут? О, ужас!!!»

Из зала была вынесена вся мебель и, стоящие в два ряда столы смогли вместить десятка три гостей. Со стороны невесты были лишь три подружки. Мать так и не пришла.

 

Свадьба шла своим чередом, но чем пьянее становились гости, тем чаще слышались упреки в сторону невесты. Жених старался не обращать на них внимания, а невесте они каждый раз ударяли по сердцу. Подошла очередь подарков. Разнообразием те не отличались. Подобные дарили и дарят молодоженам не одно десятилетие, лишь ноутбук и сотовый телефон разнообразили эту картину. Денежные суммы были умеренными. Но после каждого подарка или конверта свекровь не упускала случая похвалить свою родню и упрекнут родню невесты.

Подруги старались изо всех сил. Организовывали конкурсы и игры. Они понимали, как тяжело их подруге среди чужих.

 

Первый день свадьбы подходил к завершению. Гости стали потихоньку расходиться. А у невесты на душе становилось всё тяжелее и тяжелее.

«Неужели моя первая брачная ночь пройдет, рядом с грязной посудой, под ворчание свекрови?»

— Свидетельница, домой тебя провожаю я! — весело произнёс Влад, выглянув в окно, и вдруг вскрикнул диким голосом. – Вовка, Сатрап приехал!!!

— Ты, что? Какой Сатрап? – Володя, отпустив руку невесты, подошел к окну.

Около подъезда стояла новая шикарная «Ауди» из салона которой их начальник достал огромный букет роз и направился в сторону подъезда.

— Иринка, наш Сатрап приехал! – взял невесту под руку и крикнул матери. – Мама, мой начальник приехал. Поставь на стол что-нибудь свежее!

 

Владимир, крепко сжав руку невесты, смотрел на дверь. Та открылась, и вошёл Иван Ильич. Шикарный костюм пепельного цвета изумительно гармонировал с его седой аккуратной прической, яркий галстук отражал радость момента.

Повисла тишина, все взоры были устремлены на нового гостя. Тут жених заметил, что Иван Ильич словно окаменел, и взгляд его застыл на невесте. Владимир повернул к ней голову. Её глаза были расширены до невероятных размеров и из них текли слезы.

— Дедушка! – прошептала она и, бросившись на шею гостю, закричала. – Дедушка!!!

Розы выпали из его рук, цепляясь колючками, повисли на платье невесты, рассыпались по полу. Все видели, что слёзы ручьем текли из глаз старого человека, а он, не замечая этого, гладил девушку по голове, нежно шепча:

— Внученька моя!

Наконец, придя в себя, Ирина, вытирая глаза, представила:

— Вова, это мой дедушка, — затем, взяв так и не пришедшего в себя парня за руку, представила. – Это мой жених Владимир.

— Мы, вроде, знакомы, — улыбнулся Иван Ильич.

 

Оставшиеся гости не стали спешить с уходом. Интересно было посмотреть на единственного родственника невесты, так романтично появившегося на свадьбе. Гость, познакомившись с родственниками жениха и выпив три бокала шампанского, стал собираться.

— Владимир, ты сегодня пил? – строго спросил он.

— Нет, — твердо ответил парень.

— Возьми права. Нужно в одно место съездить! — и, повернувшись к родителям жениха, предложил. – Артем Васильевич, Дарья Олеговна, не желаете с нами прокатиться?

Те стали поспешно собираться.

 

Иван Ильич открыл машину и приказал жениху:

— Садись за руль.

— «Ауди-шестерка»! — восхищенно произнёс парень.

— Артем Васильевич, садитесь вперёд! – продолжал командовать новый родственник. – Мы с Дарьей Олеговной и Ириной на заднее сиденье сядем.

Немного освоившись с управлением, Владимир плавно тронул машину с места. Ирина чувствовала, отношение свекрови к ней изменилось. Её строгий дедушка поставил всех на место. Поездка продолжалась минут пятнадцать. Они остановились около пятиэтажного дома.

— Нам на третий этаж, — произнёс Иван Ильич.

На площадке третьего этажа он остановился, достал ключ и передал Ирине:

— Открывай, внучка!

Все вошли в трехкомнатную квартиру, ещё пахнущую ремонтом. Мебели было мало: огромная кровать и шифоньер в спальне, телевизор и два кресла в зале, третья комната была пуста. На кухне стол, на котором стояла бутылка шампанского и набор бокалов.

— Хорошая у вас квартира, просторная, — с завистью произнесла Дарья Олеговна. – Вот мебели маловато.

— Это не моя квартира, — покачал головой Иван Ильич. – Она Иринина.

Смысл его слов дошел до собравшихся лишь через пару минут. Первой опомнилась новая хозяйка квартиры:

— Дедушка, это правда?

— Я давно не дарил тебе подарков и хочу как-то искупить свою вину. Давайте, поздравим молодых с новосельем!

Все, кроме молодых, выпили по бокалу шампанского. Иван Ильич голосом, не принимающим возражений, стал делиться планами на будущее:

— Жить вам есть где. После отпуска, Володя, пойдешь работать на первый участок. Григорьев через три месяца уйдет на пенсию. Будешь вместо него начальником участка, — и, улыбнувшись, добавил. – Спрашивать буду, как со всех. Ирина после отпуска будет работать в заводской администрации. Там зарплата неплохая, и с учебой помогут. Сейчас, думаю, нужно оставит молодых одних. Владимир, отвезёшь родителей домой и поставишь машину в гараж! Он перед окном, твой – тридцать третий номер.

— Иван Ильич, если меня гаишники остановят, у вас неприятности будут, — возразил Володя.

— Не будут. В бардачке техпаспорт на твое имя. Гараж и машина – твои.

— Шестая Ауди моя!?

 

Вой сирены возвестил о начале трудовой неделе. Виктор стал метаться по участку. Одному, без мастера, ушедшего в отпуск, трудно – обязательно, что-нибудь забудешь. Словно в подтверждение этого из комнаты мастеров выскочила Вера Сергеевна с техпроцессом в руках:

— Витька, ставь сейчас же редуктор на расточку, а то Сатрап тебя убьёт!

Она протянула документы и… застыла с открытым ртом.

— Вера Сергеевна, что с вами? — удивлённо спросил начальник участка.

И не дождавшись ответа, обернулся. В новых джинсах, кроссовках и рубашке с модным орнаментом, улыбаясь, по участку шел их начальник Иван Ильич Торопов.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 285 просмотров
Комментарии (35)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика