14-й поединок 1/16 финала ОК-18

12 декабря 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Сморчки

Влад Костромин

 

Теплым субботним апрельским утром мать готовила котлеты. Мой младший брат Пашка сидел за столом и пристально смотрел за приготовлением котлет, чтобы мамаша не добавила яда. В такие минуты он чрезвычайно напоминал аутиста. С другой стороны стола сидел большой рыжий кот и так же неотрывно следил за Пашкой. Мать следила за сыном и котом, чтобы не стянули фарш. Кухня была просто пропитана атмосферой всеобщей подозрительности, которую подчеркивал висящий на двери плакат с Плачидо Доминго.

– А яйцо зачем?

– Как зачем? Яйцо всегда добавляется для связки, чтобы котлеты не разваливались.

– Правда? – подозрительно спросил Пашка.

– Батюшки святы, – всплеснула испачканными фаршем руками мать. – И правду люди говорят, что ты у нас странный какой-то.

Кот согласно мяукнул.

В дом вошел довольный отец с белым мешком из-под селитры в руках.

– Хау, бледнолицые! – он недавно посмотрел фильм про индейцев и еще не отошел от впечатлений. – Я грибов принес.

– Апрель на дворе, еще листьев даже нет. Чего ты по лесу чкаешься? Еще приволокешь домой клещей каких!

– Клещи еще спят, как сурки.

– Вот, даже клещи спят, один ты, как дурак, по лесу шаркаешься.

– Валь, тебе все не так. У телевизора лежу – плохо, по лесу хожу – еще хуже.

– Вить, нормальные мужики по хозяйству хлопочут, а тебе, то телевизор, то лес.

– Сама все время «Санта-Барбару» смотришь. Радовалась бы, что муж такой хозяйственный, а то все скрипишь, как журавель старый. Другие последнюю рубашку пропивают, а я грибов принес!

– Какие грибы?

– Вот какие, – переставив на котел отопления миску с фаршем, папаша широким жестом вытрусил на освободившийся стол содержимое мешка. – Вот сморчки, а вот строчки. Или наоборот, вот строчки, а вот сморчки, но это неважно. Сварим, пожарим с лучком и схарчим на обед.

– Вить, строчки ядовитые. Или сморчки? – засомневалась мать. – Одни какие-то точно ядовитые. И вообще, какие-то они подозрительные – вон те на мозги похожи.

Все, включая кота, уставились на грибы.

– А какие из них ядовитые? – не выдержал Пашка. – И какие из них на мозги похожи?

– На твои мозги похожи и сморчки и строчки, – обрадовал папаша. – У тебя вполне и треугольными мозги могут быть…

– Вить, отравимся, – упорствовала мать.

– Давай так: сварим отдельно, в разных кастрюлях и кто-нибудь попробует, а мы посмотрим, и если все нормально будет, то сами поедим.

– Я не буду эти грибы есть, – открестился Пашка.

Отец посмотрел на кота. Кот протестующе мяукнул и попятился в прихожую.

– Может, собаке дадим? – предложила мать.

– Нет, собаку жалко… СтаршОму дадим попробовать, – мутные капли пота лягушачьими глазами выступили на лысине отца.

– Вить, ты думай, что говоришь! А если помрет? Нам с тобой за какие шиши его хоронить?

– Незадача… – отец снова посмотрел на кота.

Кот с гордым видом ушел из кухни. Пашка, от греха подальше, отправился следом.

– Ладно, ты вари, а я придумаю, кому дать попробовать, – решил отец, посмотрев в глаза Плачидо. – Только не перепутай, какие грибы в какой кастрюле варились.

– Паш, а друг твой сегодня не придет? – спросил, догнав сына.

– Моргуненок?

– Нет, Чингачгук!

– Какой Чингачук? – испугавшись, Пашка привычно переврал незнакомое слово. – Я Чинчугака не знаю!

– Вот баран! Моргуненок придет сегодня?

– Должен…

– Отлично. Как придет, дашь мне знать.

Отец вернулся на кухню и начал наблюдать за матерью, варящей грибы и жарящей котлеты.

– Сейчас бы поросенка под хреном затрепать, – мечтательно сказал он.

– Вить, только о хрене и думаешь! Уйди, не мешай готовить!

– Курица в сметане тоже неплохо. Этими самыми грибами ее обложить…

– Вить, отойди, Христом Богом молю, не стой над душой! Я за себя не ручаюсь и тебя самого обложу!

– Нервная ты какая-то, неприветливая. Ладно, готовь, пойду покурить схожу.

Отец вышел на крыльцо и увидел меня.

– Я грибов принес.

– Спер? – зная вороватую натуру папаши, прямо поинтересовался я.

– Да нет, шел по лесу, смотрю – грибы. Набрал в мешок и привез.

– А что ты в лесу делал?

– В лесу? – закурил сигарету, огляделся по сторонам, и, понизив голос, признался. – Думал, может, кто банки повесил – сок собирать березовый…

– Тебе нашего сока мало? Уже лить некуда. Все фляги заполнены.

– Сок соком, а банки в хозяйстве всегда пригодятся. Ладно, обед скоро.

Папаша вернулся в дом.

– Валь, давай Моргуненку дадим?

– Моргуненку? – задумалась мать, не любившая Пашкиного друга, подозревая его в различных каверзах. – Что о нас люди подумают, если он сдохнет?

– Подумают, что нам повезло, а ему нет. Грибы ели все, а лапы надул только он. А может и не от грибов это вовсе…

– Думаешь?

– Вот увидишь. Но скорее всего, ничего не случится – грибы-то съедобные

– Витя, не трепи мне нервы!

– Ладно, ты вари побыстрее, а я пойду у телевизора поваляюсь пока.

Мать сготовила обед, а вскоре Пашка привел Шурика Моргуненка.

– Все за стол, – неестественно оживленно позвала мать, – и ты, Саша, с нами поешь.

– Спасибо, – степенно отозвался Моргуненок, усаживаясь на табурет.

На обед были поданы котлеты и два блюда сильно уварившихся грибов, обжаренных с луком, как хотел отец. Все вяло жевали котлеты и следили за Моргуненком, с аппетитом их поглощавшим. Грибы стояли и ждали. Я, было, протянул к ним руку, но наткнувшись на свирепый взгляд матери, кивнувшей на гостя, передумал.

– Голубцы со сметаной тоже прелесть, – будто удав, глядя на Моргуненка, сказал отец. – А то еще бывают в виноградных листья завернутые голубцы.

Все замолчали, представляя себе такое чудо, только гость продолжал молотить котлеты.

– А лист не жестким получается? – провожая взглядом очередную котлету, спросила мать.

– Да нет, нормально… – папаша тоже не мог оторваться взглядом от котлеты, – под небольшую рюмашечку…

– Вить, только о рюмашке и думаешь!

– Валь, маленькую хотя-бы. День-то какой чудесный…

– Ладно, мучитель, налей себе.

– СтаршОй, принеси из бара, – распорядился папаша и продолжил, потирая руки, словно мясная муха на свежем трупе лошади, сдохшей на переправе. – А еще бывают голубцы с грибами…

Я принес из бара бутылку 20% алжирского «Солнцедара» из запасов прижимистого отца. Он, косясь на мать, налил стакан и быстро выпил.

– А батя говорил, что с грибами пельмени бывают, – отозвался Шурик и наконец-то зачерпнул ложкой грибы, – в Сибири.

Все уставились на него, выискивая на его лице признаки отравления и скорой смерти.

– Недосолены, – выдал он.

– А ты другие попробуй, – фальшивым голосом сказал отец. – Те вроде больше солили.

– Спасибо, я уже наелся, – Моргуненок кусочком хлеба вытер тарелку, съел его и встал из-за стола. – Очень вкусные котлеты были, тетя Валя, еще раз спасибо.

– Спасибо, – встал вслед Пашка, стремясь убраться подальше от зловещих грибов.

Они вышли из дома. Родители смотрели друг на друга.

– Кенгуру ему в толчонку! Не съел! – высказался отец. – Не все скоту Масленица!

– И что дальше? – спросила мать.

– СтаршОй, а ты чего грибы не кушаешь? – фальшиво улыбнулся мне отец и вновь налил себе в стакан «чернил». – Вкусные грибы, попробуй.

– Да нет, спасибо, – заподозрив неладное, отказался я. – Я уже котлет наелся.

Встал из-за стола и тоже свалил из дома. На улице встретил этих малолетних негодников и брат поведал мне, что отец хотел на ком-нибудь испытать подозрительные грибы. Разозленный отец сожрал грибы сам, и остался в живых. С тех пор сморчки и строчки мы ели безбоязненно.

 

 

 

Стремительный полет

Алексей Мальчик

 

1

Дельтаплан, подгоняемый быстрыми воздушными потоками, парил высоко в безоблачном голубом небе. Перед глазами пилота внизу расстилались то участки нетронутого эвкалиптового леса, то заросли серо-желтого кустарника – скрэба, то чащи терновника и дикой вишни, чередовавшиеся с каучуковыми деревьями и мимозами. На мгновение внимание спортсмена привлек один из пологих склонов холма, поросший низкорослым кустарником. Это и не удивительно – ведь на холме стояли четыре путника, которые тоже заметили дельтаплан и приветливо помахали ему рукой, словно пожелав счастливого пути. Не останавливаясь, дельтаплан стремительно пронесся над холмом и вскоре исчез, повернув на восток.

— Эх, с удовольствием оказался бы на месте этого пилота, — вздохнул Андрей, проводив взглядом удаляющийся дельтаплан. – Моей Кристине повезло больше меня: их самолет, наверняка, уже подлетает в Абу-Даби.

— Ты, вроде бы, говорил, что твоя невеста стюардесса? – полюбопытствовал Мартин – хипповый парень с серьгой в ухе и татуировками на руках.

— Да, она работает в «Верджин Оустралиа». Но Кристине недолго оставаться моей невестой. Через две недели мы собираемся пожениться. В тот день как раз исполнится ровно два года с нашего знакомства на островах Кука.

— Как романтично! – восхитилась Дженет – подруга Мартина. – А у тебя, Хольгер, есть девушка?

— Нет, я очень занят, много работы, — ответил худощавый молодой человек в очках, наконец-то отрываясь от своего айфона.

— Завязывай с вегетарианством, Хол, и с девчонками сразу все будет в порядке, — решительно посоветовал Мартин, без всяких церемоний похлопав программиста по плечу. – И айфон убери, пока шею не свернул. Это тебе, чувак, не ровные берлинские улицы, а национальный парк «Уоллеми» в Австралии.

Непринужденно продолжая разговор, туристы спустя некоторое время спустились со склона и оказались в тропическом лесу. Их путь пролегал через густые чащи стройных эвкалиптов со стволами, покрытыми нежнорозовыми пятнами, заросли зеленых пальмообразных ксанторрей и серо-сизых кустарников. Пробиваясь сквозь ветви деревьев, весеннее солнце ярко сияло на небосклоне, а землю покрывало целое море разнообразных диких цветов. Алые ноготки и белоснежные бессмертники бесконечным ковром простирались на много километров вперед. Желтые, пурпурные и голубые цветы либо горделиво поднимали свои головки над низким кустарником, либо бессильно свисали кистями в колючих зарослях.

В национальном парке повсюду торжествовала природа. С мелодичным трещанием по траве и ветвям скакали маленькие голубые крапивники, в кронах деревьев притаились снежно-белые и розовые какаду. Временами в лесу раздавались громкий хохочущий голос гигантского зимородка кукабарра и звонкие музыкальные возгласы певчих ворон, а невдалеке цветы обследовали желтые медоносы. В пяти метрах от себя Дженет случайно увидела парочку красно-желтых розелл, которые, волоча длинные хвосты, неуклюже передвигались по земле в поисках пищи. Не найдя ничего съедобного и заметив внимание человека, попугаи вернулись на эвкалипт и продолжили пощипывать его бутоны и цветы.

Как несхожи были обитатели эвкалиптового леса, так и мало чем походили друг на друга четыре туриста по воле случая оказавшиеся вместе в парке «Уоллеми» штата Новый Южный Уэльс. Единственное, пожалуй, что их сближало: рюкзаки за спиной, кепки или сомбреро на голове, полуспортивные футболки и шорты. Первый из путешественников – двадцативосьмилетний Андрей Галицкий – принадлежал к числу людей, которые не мыслят своей жизни без посещения экзотических мест и экстремального туризма. Хорошо сложенный, невысокий шатен переехал в Австралию из Крыма пять лет назад, и последние два года вместе со своим будущим тестем занимался организацией морских круизов.

Не в меру раскрепощенный, склонный к полноте Мартин Робертс недавно отметил свое двадцатипятилетие. Этот рыжеволосый, разбитной парень мечтал о лаврах американского рэпера Эминема, а пока развлекал публику в малоизвестном ночном клубе Сиднея, изображая из себя неустрашимого, крутого байкера. Его везде сопровождала горячая поклонница – девятнадцатилетняя Дженет Уилсон – с волосами, выкрашенными во все цвета радуги, и пирсингом в носу и ушах.

Замыкал четверку туристов программист Хольгер Браунмиллер — светловолосый, высокий немец лет тридцати. Живущий в Берлине Хольгер был малоразговорчив и сдержан в общении. Уже десять лет, начиная с 2001 года, он вообще не употреблял мяса, никогда не расставался с планшетником и ноутбуком, и всегда голосовал на выборах за «Партию пиратов Германии», выступавшую за расширение влияния Интернета и создание с его помощью «прозрачного» государства.

2

Часа через полтора четыре путешественника вышли к обширному лугу, покрытому сочной зеленой травой, рядом с которым виднелась глубокая река и бревенчатый мост, соединяющий два берега. На лугу, мирно пощипывая траву, паслись несколько серых кенгуру почти человеческого роста. Они медленно передвигались на всех четырех лапах и время от времени останавливались, поднимая правую переднюю лапку. Хольгера особенно заинтересовала самка кенгуру с сумкой на животе, из которого беззаботно выглядывали две забавные мордочки детенышей. Забывший обо всем на свете программист стал неосторожно подходить все ближе с надеждой сделать удачный снимок на айфон. Однако кенгуру явно не была настроена позировать и поспешно поднялась на задние лапы. Взглянув на незадачливого фотографа один-единственный раз, самка повернулась к нему спиной и быстро ускакала в сторону высоких розовых эвкалиптов с серой и синей листвой.

— Hol’s der Teufel! Dummes Tier! (Черт возьми! Глупое животное!) -  возмутился раздосадованный программист.

— Не расстраивайся, Хольгер, — попытался утешить его Андрей, — сделаешь фото в другой раз. Я думаю, кенгуру в немецких зоопарках не редкость.

— Да, впервые я увидел кенгуру в моем родном Франкфурте-на-Майне, — ответил Хольгер, немного успокоившись. – Но какой мог быть снимок!

— Так ты родом из Франкфурта? – обрадовался Андрей. – Я был там. В этом городе живет двоюродная сестра моей Кристины.

— Парни, что вы там застряли?! – окликнул их Мартин в своей непосредственной манере. – Никогда кенгуру, что ли не видели? У нас их тут, как собак нерезаных. Давайте лучше махнем на ту сторону и двинемся к водопаду.

Оставив зеленый луг позади, молодые люди переходили мост под аккомпанемент звонкого кваканья буллфрогс – «лягушек-быков», сидевших на берегу реки. Туристы уже благополучно дошли до середины моста, когда Хольгер случайно выронил свой айфон. Пытаясь поднять его, программист неловко оступился и внезапно упал в воду.

— Hilfe! (Помогите!) – закричал Хольгер в испуге. – Я не умею плавать!

Не раздумывая ни минуты, Андрей прыгнул в реку и быстро подплыл к утопающему, который беспомощно барахтался на поверхности, захлебывался водой и в любой момент мог пойти ко дну. Молодой человек действовал уверенно  решительно: сразу положил Хольгера на спину, захватив его подбородок левой рукой, и поплыл против течения, относившего их все дальше, по направлению к бревенчатому мосту.

— Энди, за вами увязался крокодил! – громко крикнул Мартин. – Давай быстрее!

И действительно, метрах в шести от плывущих молодых людей в реке четко вырисовывались очертания светло-зеленого трехметрового аллигатора. Крупная рептилия стремительно приближалась, сокращая разделявшее их расстояние. Стоявший на середине моста Мартин растерянно огляделся по сторонам. Сзади, в пяти шагах от себя начинающий рэпер вдруг заметил булыжник, тут же схватил его и, почти не целясь, запустил в аллигатора. Бросок Мартина оказался очень своевременным и удачным – камень угодил крокодилу между глаз. Неожидавшая отпора рептилия остановилась и угрожающе раскрыла свою страшную пасть с острыми, смертоносными клыками. Воспользовавшись благоприятной переменой, Андрей со спасенным программистом успели доплыть до моста и подняться вверх по веревке, которую им бросили Мартин и Дженет.

— Schönen Dank, Andrei. Спасибо, — с акцентом сказал Хольгер, вспомнив русское слово, и взволнованно пожал руку своему спасителю.

И тот, и другой промокли до нитки, но палящие дневные лучи солнца избавили их от необходимости снимать мокрую одежду, хорошо обсушив ее в последующие полчаса.

Перейдя мост и наконец, оказавшись на другом берегу, четверо туристов решили сделать привал, чтобы восстановить силы после пережитых волнений. Они удобно расположились в тенистой роще вечнозеленых сандаловых деревьев, мимоз и акаций с кружевной листвой, насыщавших воздух дурманище-пряным запахом. На поляне, словно ожившие драгоценные камни, порхали редкие бабочки, в траве скакали быстрые кузнечики, с шумом гонялись друг за другом красивые стрекозы. С этого места перед путешественниками открывался чудесный вид на далекие горные вершины и бурный водопад, которые терялись в густой зеленой растительности.

Все еще потрясенный последними событиями, Хольгер совершенно забыл о своих вегетарианских наклонностях и, помимо овощей и фруктов, с аппетитом поглощал предложенные ему мясные и рыбные пироги.

— Тебе сегодня повезло, как утопленнику, Хол, — бодро сказал Мартин, желая подбодрить программиста. – С крокодилами, чувак, надо держать ухо востро. Зазевался, глядишь – руку или ногу откусили. Это для них плевое дело. Вот, к примеру, мужик в прошлом году решил рыбу на лодке половить в Королевском парке. А вместо улова аллигатор пятиметровый вынырнул, схватил рыбака и с тех пор его никто больше не видел, — при этих словах Хольгер испуганно вытаращил глаза и закашлялся, чуть не подавившись пирогом. – Ничего, не переживай, Хол, — продолжал рэпер, как ни в чем не бывало. – Это еще что: два месяца назад произошел куда более жуткий случай.

— Ну, не будем о грустном, Мартин, — вмешался Андрей, чтобы сменить тему разговора и по-доброму подшутить над собравшимися. – Кстати, слышали, ребята, что скоро выходит новый американский супербоевик?

— И как же он называется? – заинтересовалась Дженет.

— «Суслики атакуют», — ответил молодой человек с лукавой улыбкой. – Ни в коем случае не пропустите, сюжет очень оригинальный. Дело обстоит так: на Вашингтон почему-то нападают злобные банды сусликов. Совсем потеряв совесть, грызуны уничтожают годовые запасы колы, попкорна, пепси, сгрызают костюмы президента, первой леди, конгрессменов и сенаторов. Из-за сусликов в столице не остается даже ни одной пары джинсов. Американская демократия снова в опасности. Весь цивилизованный мир в ужасе: никто не знает, как жить дальше. Но, к счастью, не все потеряно. На полуразвалившейся ферме в штате Невада живет отставной рейнджер Крутой Джо. Недавно Джо стукнуло 95 лет. Он едва переставляет ноги и страдает склерозом, но полон решимости восстановить справедливость. Теперь сусликам не поздоровится. В чулане Джо находит заржавевшее ружье, доставшееся ему от прапрадеда – ветерана войны между Севером и Югом. Сев на хромую кобылу, Крутой Джо галопом скачет на помощь, — под общий хохот товарищей закончил свой рассказ Андрей.

3

Хорошо отдохнув в течение часа, туристы снова отправились в путь. Они энергично поднимались по одной из извилистых лесных тропинок, проходя через чащи розовых и пятнистых эвкалиптов, которые сменялись древовидными папоротниками, казуаринами и зарослями бересклета. Как и в прошлый раз, путешественникам встретились несколько крикливых какаду, выводки попугаев розелл и группы синих крапивников. В поднебесье над ними кружили клинохвостые орлы, высматривавшие добычу, а в кроне сахарного эвкалипта Андрею посчастливилось увидеть мирно спящего медведя коалу с густым серо-белым мехом.

Миновав несколько километров, путешественники вскоре должны были почти вплотную подойти к подножию живописных горных склонов и водопаду с прозрачной, кристально чистой водой. Однако дорогу молодым людям неожиданно преградило разорванное в двух местах стреловидное крыло дельтаплана, а в нескольких метрах от него они рассмотрели сломанные и сильно деформированные дюралюминиевые трубы, входившие в конструкцию летательного аппарата.

— Черт знает что! – воскликнул Мартин, нахмурив брови. – Уж не тот ли это дельтаплан, который мы видели пару часов назад?

Словно в ответ на его вопрос, откуда-то издалека послышались человеческие крики, взывавшие о помощи. Андрей и Хольгер повернулись направо на звук едва слышного голоса, и увидели огромный двадцатипятиметровый баобаб с широким раздвоенным стволом, который возвышался в четырехстах метрах от них. На его мощных ветвях висел парашют с пилотом разбившегося дельтаплана.

— Как вы себя чувствуете? Что случилось с вашим дельтапланом? — прокричал пилоту Андрей, когда четверо туристов подошли ближе к дереву.

— Самочувствие нормальное, — откликнулся сверху мужчина-азиат средних лет. – Минут сорок назад я пролетал мимо горных склонов и случайно задел орлиное гнездо. Птицы напали на дельтаплан и он, потеряв управление, врезался в утес. В последний момент мне удалось выпрыгнуть с парашютом. Как видите, я повис на этом дереве. Прошу вас: помогите мне спуститься вниз.

— Это сложная задача, — скептически заметил программист. – Здесь могут помочь только профессиональные спасатели.

— Не обязательно, — не согласился с ним Андрей, которому пришла в голову интересная мысль. – У меня с собой в рюкзаке – походная палатка из нейлона. Если растянуть палатку как простыню, то ее длина будет метров пять. Мы встанем с ней прямо под пилотом. Каждый из нас будет крепко держать края материи, а спортсмен сможет спокойно прыгнуть с дерева. Я думаю, что лучше помочь человеку сейчас, не дожидаясь спасателей.

— С твоими мозгами, парень, тебе надо баллотироваться в мэры Сиднея, — с уважением сказал Мартин. – Ладно, давайте попробуем. Мы-то уж точно ничего не потеряем.

Подготовка импровизированной страховки заняла не более двадцати минут. По команде Андрея  пилот-дельтапланерист отстегнул парашют и быстро полетел вниз. Резко приземлившись на полотно из нейлона, он скатился влево и сбил с ног Мартина.

— Где-то я твою физиономию уже видел, — произнес рэпер, всматриваясь в спортсмена. – Это не ты, случайно, занял третье место в Форбсе на чемпионате Австралии по дельтапланеризму?

— Вы правы, сэр, — вежливо ответил пилот, помогая Мартину подняться. – Рад с вами познакомиться. Меня зовут Чжоу Хэн. Я из Гонконга. Спасибо вам за помощь, друзья, — приветливо продолжал он, повернувшись к остальным туристам. – Не хотелось бы больше беспокоить вас, но моя рация и сотовый разбились вместе с дельтапланом. Может быть, кто-нибудь одолжит мне на время телефон, чтобы я мог успокоить своих друзей?

— Не вопрос, спортсмен, — отозвался Мартин, с готовностью протягивая Чжоу Хэну свой мобильный.

Поговорив несколько минут на одном из диалектов китайского языка, пилот с благодарностью вернул сотовый рэперу.

— Мистер Чжоу, мы собираемся отдохнуть у водопада. Вы не хотели бы составить нам кампанию? -   предложил Андрей.

— С удовольствием, — улыбнулся китаец, — дельтаплан уже не восстановишь, а с баобабом я познакомился во всех подробностях.

Наслаждаясь прохладой и любуясь величественным горным водопадом, путешественники засыпали Чжоу Хэна многочисленными вопросами о Китае, его родном Гонконге и, конечно, о дельтапланеризме, которым спортсмен занимался с шестнадцати лет. За дружеской беседой незаметно текло время. Туристы не сразу заметили, как жаркий весенний день уступил место вечерним сумеркам, а закатное солнце осветило небо и окрестную долину красивым золотисто-розовым сиянием.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 192 просмотра
Комментарии (14)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика