4-й поединок четвертьфинала ЛК-18

10 августа 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИ

 

 

 

Орлёнок

Александр Русанов

 

Случилось это в те, незапамятные времена, когда и девчонки были молодые, и солнце светило ярче, и птицы пели звонче и мелодичнее, и жизнь казалась вся впереди. Короче в глубокой молодости. Было мне тогда всего девятнадцать лет, жаль не долго. Казалось, весь мир придуман для меня и все удовольствия, если и недоступны сейчас, то будут доступны скоро, надо только побольше заработать и всё получится. Вот и устроился я на каникулах, между курсами института, на завод, а там меня сразу отправили в подшефный колхоз, на пару месяцев. Дело прибыльное, на заводе зарплата капает и в колхозе можно ещё заработать. Красота, чего ещё студенту надо.

Привезли нас на автобусе, высадили у барака с вещами, двери транспортного средства закрылись, оно развернулось и уехало, а мы остались. Место называлось Пелдожи. Это Подпорожский район. Деревней это было назвать трудно. Весь населённый пункт состоял из дома егеря, пары дач, нашего барака, на сорок человек и коровьей фермы. И всё. В радиусе десяти километров только поля и лес. А нет, вру. Барак стоял на берегу большого озера, называемого Пидьм-озеро. Красотища, конечно, сказочная, но блин, тоска смертная. Это же, пару месяцем в чисто мужской компании.

С утра нас отвозили на машине ГАЗ-66 на работу и к шести вечера привозили обратно. А что делать мужикам вечером? По началу, я ходил на озеро ловить рыбу, но когда количество вяленой плотвы превысило грузоподъемность заводского автобуса, я понял, что делать вечером нечего. Мужики развлекались игрой в карты и домино, но и это мне быстро надоело. Осталось из развлечений только алкоголь. Этим развлекались все, в меру своих финансовых возможностей. К моменту, когда я совсем рехнулся от скуки, у меня скопилось немного денег, заработанных уже в колхозе, а мужики свои зарплаты давно оставили в магазине, который находился в двенадцати километрах от лагеря. Но охота пуще неволи. Решили мы немного порадовать Бахуса. Набралось таких желающих пятеро, набралось бы намного больше, но мой бюджет их уже не потянул.

Сначала мы отправились к водиле заводской машины. Когда у него был бензин, он обычно не отказывал, но в этот раз горючего хватало только доехать завтра до работы и потом на заправку. Выход один, посылать гонца. Так как главный финансист я, то и идти мне, но одному шлёпать скучно, и мужики кинули жребий, кто пойдёт вторым. Выпало Олегу, мужчине уже предпенсионного возраста, но лёгкого на ногу, с языком без костей и физически весьма сильному. Почему было важно физическая сила? А представьте, сколько надо вина на пятерых мужиков, и это надо тащить двенадцать километров.

Дорога до магазина была пройдена почти незаметно. Где-то на середине пути было большое поле, на котором паслось стадо коров из деревни Пассад. Мы миновали этот участок дороги, даже не обратив на них внимание, не до этого было. Мы торопились.

Закупились в магазине, получилось четыре объёмные сумки брякающего товара, по две на брата. Обратная дорога до поля интереса не представляет. Мы просто наматывали километры на свои пятки и травили байки, вернее больше травил Олег, а я слушал. Разговоры, естественно, крутились вокруг женщин. А как иначе? Почти месяц не видеть женских лиц (даже в магазине, за прилавком был мужчина). Так мы достигли поля, на котором паслось стадо коров.

Дорога проходила ближе к краю поля, а в трёхстах метрах, по центру пастбища, росла одинокая сосна. Возраст дерева не поддавался исчислению, её ствол обхватить было трудно и был он гол от любых сучков, метров на двенадцать-пятнадцать. Затем шла пышнейшая крона с очень толстыми, нижними ветками. Вы спросите – Зачем я столь подробно описываю это дерево? Терпение, господа.

Так вот, идём мы по дороге, в руках сумки, в сумках брякает, Олег рассказывает очередную, скабрезную байку, вокруг пасутся коровы. Ну, коровы, эка невидаль. Каждый день, по нескольку раз, мимо нашего барака проходит стадо подобное этому. Вот мы и не обращаем внимания на кормильцев села и города.

Почему-то я засмотрелся на красивое дерево, посреди пастбища. Видимо внутренний голос подсказал мне, что в скором времени …. Но не будем забегать вперёд.

Так вот, засмотрелся я на дерево, но неожиданно моё внимание привлёк тот факт, что Олег больше ничего не рассказывает. Не слышно его. Я повернул голову и не обнаружил своего напарника рядом. Это вызвало у меня живейший интерес. Я посмотрел вперёд и увидел столб пыли, поднимаемый им в попытке обогнать ветер. Сначала появилось любопытство и весёлость, по поводу резвости пенсионера, но внутренний голос подсказал, что это «Ж-Ж-Ж-Ж» не спроста. Я начал искать причину паники моего попутчика и нашёл её очень быстро.

Оказывается, Пассадское стадо, единственное на всю округу, имело племенного быка. Это я узнал позже (то, что единственное) от пастухов. Но в тот момент я узнал, что БЫК ЕСТЬ и уж О-О-ОЧЕНЬ племенной. Сначала я услышал крики пастухов и их жесты, показывающие направление. Взгляд в указываемую сторону, привёл в действие мой инстинкт «ой как жить хочется» и, с высокого старта я набрал почти первую космическую. Всего сто метров разделяло меня и свирепейшую тушу быка, с кольцом в носу и яростью в глазах. Он уже нёсся в мою сторону, и было понятно, что от этой затеи он не откажется. Не знаю, что вызвало в нём такой гнев в отношении меня, может наши разговоры о женщинах, может он приревновал ко мне какую-то коровку, может всё стадо, может я ему просто не понравился, а может, наоборот, понравился. Я не стал выяснять причины, зачем мне выяснять отношения с неграмотным и невоспитанным, деревенским быком. Поэтому, я и рванул, не особо раздумывая, по направлению к самому ближнему дереву. И естественно, деревом этим была одинокая сосна. Как я добежал до спасительного растения, память не зафиксировала, возможно, я просто перенёсся. Дерево я тоже уже описывал. Очень гладкий ствол, двенадцать-пятнадцать метров высотой и потом, спасительный сук. Видимо, гравитация, в момент страха, особо не действует. Моё вознесение (иначе это не назовёшь) было стремительным и успешным. Уже сидя на толстой ветке, я с облегчением наблюдал быка, добежавшего до дерева и роющего передними копытами, перед ним, землю. Я заулыбался.

Через несколько минут подбежали пастухи и пугами отогнали свирепого хозяина стада к своим возлюбленным коровкам. (Пуга – пастушья плётка) Но на этом мои приключения не закончились. Посмотрев на ствол, я понял, что мои попытки спуститься самостоятельно приведут к быстрому перемещению по вертикали с ускорением свободного падения. Это меня не совсем устраивало, высота-то четвёртого-пятого этажа, а парашюта, или зонтика в наличии нет.

Я осмотрелся и, с высоты птичьего полёта, увидел Олега, на другом конце поля.

— Олег, иди к нашим и проси водилу приехать с верёвками – проорал я.

— Хорошо, жди – ответил он.

И я остался ждать, как горный орёл, нет, скорее, как дятел, сидя на суку.

Ждать пришлось около двух часов. Олег выпросил на ферме, у тракториста пару литров бензина из пускача и принёс их водителю нашей машины. После этого нашли длинную верёвку и привезли её на поле. Я не буду рассказывать, как закидывали верёвку, привязав к ней кирпич, и как я был чуть не сбит с сука этим приспособлением, но в конце концов, верёвка была перекинута через нижнюю ветку, и я благополучно спустился с небес на грешную землю. После чего, пастухи вернули мне две мои сумки, брошенные мною на старте, и мы поехали в барак.

Опорожняли содержимое сумок мы вшестером. Ну не мог я не угостить водилу, за оказанную помощь. А уж рассказ Олега о том, как я словно орёл, взлетел на сосну, закрепил на весь следующий месяц за мной прозвище «Орлёнок».

 

 

 

Перед зеркалом

Ивушка

 

«Свет мой, зеркальце, скажи…»

Молчит окаянное, не хочет врать. Ну, что ему стоит? Как всякая женщина, обмануться я была бы очень даже не против.

Что ж, красавицей не назовешь. Лицо скуластое, шея длинновата, руки – плети, ключицы излишне торчат, грудь могла быть побольше, а бедра – поуже.

Глаза? Сама их побаиваюсь. Заглянув в них, мало кто вообще отважится что-либо определять: красоту ли, уродство.

Но что это? Мое отражение зарябило, поплыло волнами.

Напросилась!..

 

А началась эта невероятная история в воскресенье полгода назад. Утром собралась на рынок за овощами – борща захотелось. Проходя мимо вещевого рынка, приметила отдельно стоящую худощавую женщину неопределенного возраста, похожую на цыганку. Перед ней на подставке одиноко стояло зеркало овальной формы.

Что меня заставило к ней подойти?

– Зеркало продаете? – поинтересовалась.

Цыганка пронизала меня своими черными глазами.

– Продаю, купи, не пожалеешь, век благодарить будешь!

 

На меня гипноз цыганок обычно не действует, заставить же погадать мне, «позолотив ручку», им вообще никогда не удавалось.

– Мне не нужно зеркало.

– Ты уверена? А в ванной комнате?

– В ванной? Там у меня встроено огромное на всю стену зеркало – не сравнить с этим убожеством.

– Цело ли оно?

– Когда уходила, зеркало было на месте, сколько стоит ваше? – поинтересовалась лишь для того, чтобы что-то спросить.

– Десять тысяч рублей.

– Сколько, сколько?

– Десять тысяч.

– Не хило, но у меня и денег таких с собой нет! – почему-то стала оправдываться я.

– Есть! – возразила цыганка.

Открыла сумочку, дабы цыганка удостоверилась, что не лгу. Глаза мои полезли на лоб – в боковом кармане аккуратной пачкой лежало ровно десять тысяч. Откуда? Вспомнила, вчера ведь премию получила, но как об этом могла знать цыганка?

Дальнейшее было как в тумане. Как мои деньги перекочевали к цыганке, в памяти не зафиксировалось. Взяла зеркало и, забыв, зачем пришла на базар, поплелась домой. Пройдя метров пятьдесят, опомнилась. Рассмотрела покупку – зеркало было, мягко говоря, не новое, а может, и вовсе взятое с помойки.

Бросилась назад к цыганке. Та как сквозь землю провалилась. Спросила у ближайшей продавщицы – не видела ли она цыганку, продающую зеркало?

– Женщина, я стою здесь с раннего утра, никакой цыганки не было!

Я рада была ей поверить, если бы не держала в руках зеркало.

 

Пришла домой, с порога – в ванную комнату. Весь ее пол был устлан осколками разбитого зеркала. Напророчила ведьма – не к добру это!

Убрала осколки, удрученно села на край ванны. И зачем я завелась с цыганкой?

Вместо разбитого зеркала повесила купленное у цыганки, надеясь, что ненадолго. Глянула в него в надежде увидеть там нормальную женщину, а не идиотку, постоянно сомневающуюся по поводу собственной привлекательности, и попадающую во всякие переделки.

А оно перестало отражать даже мою сомнительную красоту, вообще ничего не отражало.

Хотя? В зеркале зарябило, как в отключенном от антенны телевизоре.

Что это? За зеркалом появилась дверь. Отворила ее и, не ведая сомнений, ступила за порог. Что меня вело?

Предо мною стелилась лесная дорога. Почему-то не удивилась, пошла по ней, внимая шуму листвы, щебету птиц.

Развилка. На перекрестке дорог, на пне сидела цыганка. Не та ли, что подсунула мне зеркало, очень даже похожа.

– Красавица, позволь погадать.

Ну, уж нет!

Не обращая на нее внимания, свернула на дорогу, идущую вправо.

– Твое будущее зависит от того, по какой дороге пойдешь, – остановил меня голос цыганки, – пойдешь прямо, найдешь счастье в семейной жизни, проживешь с единственным назначенным судьбой мужчиной всю жизнь, нарожаете много деток, затем будут внуки, правнуки и умрете вы в один день. Свернешь направо, проживешь жизнь в достатке и роскоши, не раз будешь замужем, будут и дети, объездишь весь мир, но счастья не обретешь. Налево свернешь – никогда не выйдешь замуж, не испытаешь счастья материнства, зато обретешь великую власть над мужчинами.

Повернула назад к развилке, а цыганки и след простыл.

Стала, раздумывая.

Какая женщина не мечтает удачно выйти замуж или пожить в достатке?

Жила я в относительном достатке, успела побывать и замужем, этим меня не удивишь, а вот заиметь власть над мужчинами?

Тем более, что в последнее время меня более всего волновали отношения с Андреем, точнее их отсутствие. Тот меня в упор не замечал, впрочем, как и других сотрудниц.

Решительно направила свои стопы влево…

 

Проснулась, утро. Надо же, какой странный сон?

Направилась в ванную комнату, и… села на пол от удивления – на стене висело злополучное овальное зеркало.

Где здесь сон, где реальность?

 

Утром по дороге на работу, сидя в метро, приметила симпатичного молодого человека, сидящего напротив меня. Тот, скользнув по мне равнодушным взглядом, отвернулся. Невежа! А почему бы мне не проверить на нем предсказание провидицы?

Вперила в его лицо свой немигающий взгляд. Удивленно глянул на меня. В моей голове что-то щелкнуло, рассыпалось мелким бисером.

По лицу молодого человека пробежала судорога. Вдруг вскочил, схватил меня за руку и потащил к выходу из вагона.

– Что вы себе позволяете? – возопила я, – отпустите меня! – Сама же обозвала себя «незлым тихим словом».

Вступиться за меня было некому. С надеждой посмотрела на рослого плечистого мужчину. Тот отвернулся – трус!

И тут меня осенило: «клин клином вышибают». Уцепилась рукой за не рискнувшего мне помочь мужчину, вонзила в него взгляд. Тот стал отрывать мою руку, и всего лишь мельком заглянув мои глаза. Этого было достаточно – в моей голове вновь щелкнуло. Попался бедняга!

Через минуту два петушка, забыв обо мне, выясняли отношения между собой, я же тихонько выскользнула на остановке из вагона.

 

Заходя в офис, встретила Андрея. Тот, буркнув приветствие, прошел мимо. Что ж, посмотрим, что ты сейчас запоешь? Зацепилась за него глазами. Андрей вскинув удивленные брови, оглянулся на меня. На этом его интерес исчерпался, пошел дальше. Не сработало?

После работы увидела его, ждущего меня на выходе. Весь этот вечер вдвоем гуляли по городу.

 

На следующий день мы сидели в его кабинете. Андрей склонился над принесенными мной на подпись документами. Я любовалась точеным его профилем. Почувствовав мой взгляд, поднял глаза, попытался отвести. Не позволила, мне до чертиков захотелось вывести его из равновесия.

Напрасно, пожалела потом!

Андрей вскочил. Глаза его горели, я еще не знала, что такое выброс страсти. Набросился на меня, как зверь, срывая одежды.

– Не надо! – умоляла. Но его было не остановить.

Вырвалась, выскочила из кабинета, на крик сбежались сотрудники. Схватили беснующегося мужчину, с трудом удерживая.

Встречи пришлось прекратить. Андрей стал невменяемым – не давал прохода, преследовал, умолял замуж...

 

Утро. Вглядываюсь в свое отражение в зеркале. Что в этом нового? Отражение поплыло волнами.

Появился неясный силуэт, обретая четкость. Высокий мужчина средних лет. Изысканно одет, костюм, галстук.

Всматриваюсь в мужественное красивое его лицо, могла бы даже дотронуться, но не делаю этого, боюсь нарушить преемственность событий.

Итак, судя по всему, меня ждет встреча.

В зеркале вновь зарябило – в нем проявился молодой мужчина.

Но это другой мужчина и ростом пониже!

Мне вполне хватило бы одного.

 

Сижу перед монитором компьютера, разглядывая фотографию, появившуюся на моей страничке. Узнала молодого мужчину из зазеркалья!

Что ж, от судьбы не уйдешь!

 

Красивое имя – Сергей. Среднего роста, спортивного сложения, очень молод, пожалуй, даже слишком. Легок в общении, без труда расположил к себе. Он не отличался особым интеллектом, но от него исходила невероятной силы сексуальная энергия. Из последних сил сдерживала себя, чтобы не заржать, дрожа крупом, как застоявшаяся кобыла при виде гарцующего жеребца!

 

В один из вечеров напросился в гости попить кофе. Ничего более.

Сидели, пили кофе. Сережа курил, бросая на меня загадочные взгляды.

Неожиданно поднялся, направился в ванную.

Возвращается. Глаза мои полезли на лоб от изумления. Из одежд на нем – лишь полотенце, обернутое вокруг бедер. На лице ни грамма смущения, лишь высокомерная ухмылка.

Сложен как бог, не отнимешь, но терпеть не могу самоуверенных самцов!

Приняла вызов, что ж, поглядим! «Включила» взгляд.

Он еще пытался вырваться из плена моих глаз, куда там – кролик перед удавом!

Взгляд стал спускаться: шея, грудь, живот, ниже…

Полотенце дрогнуло, натягиваясь, развязалось, повисло, затем нехотя пало к ногам.

Не могла сдержать победного возгласа:

– Даа!!!

Но улыбка уже сползала с моего лица. Мамочка, не дай пропасть!

Кроме увечья увиденное ничего иного не предвещало. Оторвала взгляд, подняла к его глазам – обожглась, попятилась, да поздно!

Смерч, торнадо! Молодой вихрь подхватил, закрутил, срывая одежды, швырнул наземь.

Такого со мной еще не бывало!

На меня накатывали волны, опрокидывая, не давая опомниться.

Повержена! В мученицу, распятую, как на кресте, невзирая на мольбы о пощаде, вбивались клинья наслаждения, накликая погибель. Хватит, довольно! Выгнулась в невероятном прогибе, криком разорвало рот – душа, рассталась с телом.

Бездыханна. Но до первых петухов продолжался еще к нему доступ…

 

Утром разве что не вползла в ванную комнату, зацепилась за упавшие на пол джинсы. Повесила, из них выпал паспорт.

Какая женщина удержится от соблазна? И тут же села на пол, сраженная, – Сереже не исполнилось и восемнадцати, и он почти вдвое моложе меня.

Боже праведный, растлевала малолетку! Но не я растлевала, это делали со мной! Да и выглядел он гораздо старше своих восемнадцати.

Отринув всякие поползновения, выпроводила любвеобильного юношу домой.

Пора на работу, да какая уж тут работа! Следовало хоть как-то отвлечься от полученного шока…

 

Бесцельно бродила по городу. Забрела в музей истории искусств. И тут в зале античной скульптуры со мной приключился казус, а может, мне это привиделось?..

В центре зала – скульптурная группа «Три грации», далее – безрукая Венера, за ней Аполлон, но уже с руками и… не только.

Прошла мимо граций, увлеченных лесбийскими играми, обошла Венеру, не без зависти разглядывая. Приблизилась к Аполлону, с удовольствием оглаживая взором окаменевшую плоть. Не могла не восхититься совершенством тела, но не без удовлетворения отметила, что солнечный бог кое в чем уступал моему юному избраннику – торс менее накачан, ягодицы не столь выпуклы, а в главном просто не выдерживал сравнения. К тому же, в отличие от пылкого юноши – холоден и бесстрастен. Глянула в безжизненные его глаза, неосознанно стекая взглядом: грудь, живот, бедра…

Господи, что это?!!

Послышался скрежет, и вытаращенным от изумления моим глазам предстала величественная картина возмужания античного бога!

Я уже знала силу своего взгляда, воздействующего на мужскую стать – не прошло и десяти часов.

Но передо мной камень! Померещилось, не иначе. И не мудрено после всего, что вытворял со мной Сережа. Коснулась, проверяя, в ужасе отдернула руку. Отступила – не хватало мне еще испытать безумство страсти с мраморным изваянием!

В таком состоянии скульптура обрела и сокровенность, и потешность, и пикантность. Если останется в таком виде, уже завтра толпы посетительниц примутся осаждать этот обычно пустующий зал.

Оглянулась – за моей спиной стоял случайный посетитель, с ужасом взирая на мои шалости с Апполоном.

– Вы не находите ничего странного? – обратилась к нему.

Тот не смог выдавить из себя ни слова, лишь брызнул синевой изумленных глаз.

Я более чем смущена, нет, скорее напугана, и опасаясь, что могу быть задержана за порчу музейного имущества, устремилась к выходу из зала.

Мельком глянула на Венеру, богиня заговорщически подмигнула – понятно теперь, отчего она без рук.

На выходе не удержалась, еще раз кинула взор на мраморное изваяние бога искусств.

Тот был повернут ко мне спиной. Смутился, надо же!

 

Вышла из музея. Незнакомец следовал за мной. Не удивилась, сегодня я ничему не удивлялась, как, впрочем, и тому, что был он похож на первого мужчину из зазеркалья.

Назвался Игорем.

И что дальше?

Дальше – неделя стремительного сближения: театры, концерты, рестораны, прогулки по ночному городу, и бесконечные разговоры о литературе, музыке, искусстве… Душевный комфорт и полная гармония.

Сережа был забыт.

И гляделась я в темнеющие от нежности, отражавшие небо глаза, и млела от медовых поцелуев (ноги не держали), и предвкушала продолжение сказки…

 

Вначале меня даже тешило, что Игорь не торопился развенчать наши платонические отношения.

Через месяц стало напрягать.

Устроила романтический вечер при свечах.

Завела разговор об античной скульптуре. Перед моими глазами, как живой (если такое возможно сказать о камне) стоял разбуженный мною солнечный бог. А Игорь долго и нудно втолковывал мне, что неправильно располагать рядом Венеру и Апполона, это разные культуры.

А мне давно уже было не до богов. Отчего Игорь столь нерешителен? Устроилась на его коленях.

 

А он все просвещал (нашел время!), что родился Аполлон от богини Латоны и вездесущего Зевса. Случилось это на острове Делос, где его мать укрывалась от ревнивой богини Геры. Когда Апполон явился на свет, весь остров залили потоки солнечного света…

 

Здесь что-то не так, может дело во мне? Стала заводиться, что происходит со всякой женщиной в ответ на невозмутимость мужчины.

«Потанцуем?» Слились в объятиях, кто ж из нас девушка? Но остановить меня уже было невозможно!

 

Игорь неохотно терял одежды, оставаясь при этом, холоднее камня. И тогда я применила свой многократно проверенный прием. Долго гипнотизировала глаза в глаза, «зацепила», стала стекать взглядом ниже, ниже…

Ну же!

Не сработало. Опустилась на колени – уж здесь мне не было равных! Увы!

Опрокинула навзничь. Мои действия обрели нервозность.

Не в пример ему каменный юноша в музее проявил бОльшую восприимчивость. Не оттого ли у Игоря там (в греческом зале) был такой странный взгляд, и не потому ли согласился на романтический вечер? Небось ожидал чуда – коли справилась с камнем, с живым-то мужчиной…

 

Так пришла ко мне эта странная любовь, распределившись между двумя мужчинами. Один ублажал тело, другой – душу, но отказаться ни от одного не могла.

Игорь нес праздник. Получала от него все, что ни пожелаешь, хоть уик-энд на Багамах. Да и весь набор, необходимый женщине: и душевный комфорт, и достаток, и защиту, и любовь. Что еще? Душа рада, тело?..

Но стоило позвонить Сереже – голова качала «нет», а уста выдыхали «да»!

И вновь это дикое состояние! Помутнение рассудка, исступление, неистовость!

И срывалась в любовный запой!

И лишь спустя неделю вырывалась из великого состязания полов, измученная бессонницей, тощая как выдра… до очередной любовной ломки.

 

Игорь подозревал что-то, но не смел предъявить претензии.

Сережа также догадывался о существовании соперника, а однажды и удостоверился в этом, увидев меня в ресторане с Игорем, сам остался незамеченным. И нашел самый подлый способ избавиться от конкурента.

Высмотрел на моем компьютере электронный адрес Игоря. Записал на видео наш любовный шабаш и отослал тому.

 

Телефон Игоря перестал отвечать…

Я не знала, что и думать.

Пришлось довольствоваться тем, что осталось…

 

Нет, не питала я особых иллюзий относительно Сережи. Но то, что случайно узнала о нем из Интернета, повергло меня в шок! Оказалось, что производить впечатление, доводить до чувственного безумия, изнурять любовью было его работой, притом хорошо оплачиваемой. Более того, он предлагал сексуальные услуги не только женщинам!!!

Под чужим именем договорилась о встрече. Увидев меня, ничуть не смутился:

– Да, это мой заработок, но денег ведь с тебя не брал! И можешь не беспокоиться, предохраняюсь.

Поняла, что должна была стать одной из многочисленных его клиенток.

Господи, до чего я докатилась!..

 

Прошло полгода. За это время у меня было немало мужчин, но ни один из них не стал любимым. Сами любить были горазды, дарили себя любимых, да подарить мне меня, никто не удосужился. Утоляли страсть, творили чудеса в постели, при этом, не слишком беспокоясь собственно обо мне, о моих чувствах и ощущениях.

Нет, не была я в восторге от тех, кто меня любил, да и не любовь это была!

Вычитала где-то:

«Страсть тянет одеяло на себя, любовь ей укрывает».

 

Гляжусь в зеркало.

Недовольна своим отражением. Это не ново, но меня волнует другое.

Сыта по горло разнузданными самцами! Хочу простого женского счастья – мужа, ребенка, нормальную семью.

В зеркале замельтешило, как в отключенном от антенны телевизоре.

Вглядываюсь в сумеречье зазеркалья.

Дождалась!

Застыла в нерешительности.

Прочь сомнения!

Решительно ступила в неизвестность…

Рейтинг: +3 Голосов: 3 293 просмотра
Комментарии (13)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика