3-й поединок 1/8 финала ЛК-18

16 июля 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

История одного дня с продолжением, или Петух, несущий золотые яйца

Наталья Решеткова

 

Ходить в детский сад мы не очень любили. Каждое утро начиналось с рева. Лешка в истерике бросался на пол, тарабанил ногами и руками и орал, что «сегодня в садик не пойду!!!» — и так всю дорогу до самого садика. Так было и в тот необыкновенный день. Лешка встал с криком и требованием дать ему петушка.

— Леша, помолчи, ведь в доме у нас гость — дядя Тофик. Что он о тебе подумает? И, потом, он и папа еще спят, — вразумляла я, проталкивая ребенка к двери.

— Нет, я хочу петушка! — требовал сын.

— Петушок будет вечером, а пока идем в детский сад.

— Хочу петушка, очень хочу!

Так под «хочу» мы выскочили на улицу. Знойное бакинское солнце уже припекало вовсю. Дорогу в сад сопровождали вопли и падения Лешки на асфальт. Я заглянула в сумку: не забыла ли я взять запасной костюмчик для малыша, потому что до садика дорожка недолгая, но не чистая: асфальт для лешкиных лежачих истерик никто не вымыл. Мы перешли дорожку и оказались у соседнего дома. Только Леша начал голосить, как на балконе появилась тетя Зейнаб и стала качать головой:

— Лешик, это ты так опять идешь в садик…

Малыш остановился, озорно протер нос и глаза:

— Да, бабушка Зина, я не хочу в этот садик идти, я домой хочу, хочу петушка.

— Ну, что ты, малыш, ты же мужчина и плакать мужикам нельзя.

— Я же маленький, хочу домой, — и очередная истерика нахлынула новой волной.

Я схватила его на руки и понесла до сада.

 

Работа находилась на другом конце города. Пока я до нее добралась, все пересохло во рту из-за жары. Сейчас все носят с собой прохладную воду в пластмассовых бутылках, а тогда этого не было, и мы бегали от автомата до автомата в поисках газированной воды или старались поскорее добежать до дома или работы. По приезде в редакцию я открыла все окна и поставила кипятить чайник. У нас, у бакинцев, так принято — в самую жару пить горячий чай с лимончиком и домашним вареньем. Тут подошли девчонки, и мы, дружно попив чаю, приступили к делам.

Через часа четыре мне позвонил муж, и я услышала постукивание в телефонную трубку – что-то вроде азбуки Морзе.

— Сенечка, это что такое? — спросила я, удивляясь непонятным монотонным звукам.

— Я сейчас пошлю к тебе Тофика с петухом.

— Бог ты мой, с каким петухом?

— С живым, настоящим. Мне в Интуристе с ним возиться как-то не с руки.

— Постой, а мне в редакции, что с ним делать?

— Отдай кому-нибудь из ребят – пусть в багажнике подержат пока.

Разговор завершился короткими гудками. Я положила трубку и через полчаса забыла о нем, считая его просто шуткой.

Но неожиданный звонок от охраны меня пробудил:

— Наталья-ханум, к вам тут парень с мешком, пропустить?

— Да, конечно.

— Тофик, дорогой, ну зачем ты принес мне этого петуха?!

— Не тебе купил, Алешке, ведь все утро ребенок просил его, — радовался молодой человек.

Я подошла ближе, чмокнула по-дружески его в щечку и объяснила:

— Да, хотел, но конфету — петушка на палочке.

Тофик так и присел:

А я уже принес живого, что делать?

— Ничего, оставляй его здесь, только он не сдохнет в мешке от жары?

— Не знаю.

Тофик ушел, оставив мне живой мешок, который метался по редакционному полу со стороны в сторону.

Я села работать, с опаской поглядывая на трепещущую холщовую штучку.

Увлеченная работой, я даже не уследила, как в какой-то момент петух выскочил и воссел на край моего стола. Это был не петух — это был петушище, красивый, словно на картине, разрисованной разными красками. Ярко рыжие перья переходили в желтые и перламутро-зеленые, синие цвета на хвосте, а надо всем этим произведением природы торчал огненно-алый хохолок. Он тряс своей свисающей красной бородкой и неожиданно вдруг в меня уперлись два черных глаза, полные отваги и решимости. В общем, на меня смотрел мужик, готовый к бою.

— Боже, — перекрестилась я и рванула к двери.

Ку-ка-ре-ку и громкое хлопанье крыльев услышала я вслед. Хозяин комнаты поспешил оповестить всех о своем пребывании и о своих правах. В его призывах было столько чувства собственного достоинства, что мне стало жутко.

Выскочив в коридор, я увидела идущего спортивного комментатора Рачика Сарояна.

— Вайме, петух кричит! – завертел он головой, пытаясь понять, откуда летит в коридор петушиный вопль.

— Да, Рачик, миленький, поймай его и посади в мешок, а то он выпрыгнет из окна, ведь он курица, а курица не птица, и с шестого этажа не слетит, а вдребезги разобьется.

Рачик возмутился:

— Петух, конечно, не курица, это петух!

— Рачик, дорогой, помоги мне его поймать, и я лучше отнесу его в столовую на лапшу.

Рачик вошел в кабинет и долго отсутствовал, а когда вышел, сказал:

— Слушай, какая лапша, — это красивый молодой петух-забияка, ему кур топтать.

— Ну, Рачик, ты и сказанул, где я кур возьму, мне их только не хватает для полного счастья. Нет, в столовую на лапшу, — уперлась я.

Мы спустились с мешком в столовую на первом этаже. Как всегда с улыбкой нас встретила повариха Анечка:

— Что-нибудь хотели? Просто мы уже закрываемся.

— Анют, мы принесли петуха вашему шеф-повару.

— Какого петуха?

— А вот он, в мешке, только открывать я не буду, ладненько?

Аня вызвала Рамиза, шеф-повара, тот взял мешок и, даже не заглянув, сказал:

— Приходите завтра на лапшу и чахохбили.

На следующий день я с подружками дружно и очень вкусно пообедала бесплатно за счет петуха.

 

Но история имела продолжение через три месяца.

Прихожу я однажды утром на работу, а на столе огромный букет, а рядом французские духи "Фиджи". Кто принес? — интересуюсь я. Ответ меня ошеломляет: оказывается, наш шеф-повар.

Спускаюсь в столовую, где Рамиз мне выкладывает, что петух-то, оказывается, жив, и уже заработал немало денег на петушиных боях. Очень возмущался: как можно было такое сокровище на суп с лапшой пускать! Сельский парень, он тогда сразу определил, что это был не простой петух, а непобедимый боец.

— Я тебя возьму на петушиные соревнования, — пообещал Рамиз.

Но я, в свою очередь, любезно отказалась, так как понимала, что буду там единственной женщиной, а у нас, на Кавказе, как-то не принято ходить в мужские заведения.

Звоню Тофику:

— Ну-ка, дорогой, признавайся, откуда у тебя этот петух?

Оказывается, мама его жила в пригородном поселке Маштаги, и по соседству у нее обитал этот неугомонный петух, «ку-ка-ре-ку», который не давал всей округе спать. Вот он его в тот день и накрыл мешком, сделав великое дело — избавив поселок от горлохвата, а моему сыну подарив требуемого петушка. Только вот неведомо было ему, на тот момент безработному, что петух, хоть и правда не курица, но несет золотые яйца.

 

 

 

Котяра

Элеонора Тарлыкова-Шестак

 

Высокое  холодное  солнце  поздней  осени  никого  не  может согреть.  Под  скамейкой  в  парке  сидел  котёнок,  сжимая  лапками  колбасную  шкурку.   За  два  коротких  месяца  кошачьей  жизни  глаза  его  стали  грустными-грустными.  Его  мягкую  и  нежную  маму  кошку  сбила  машина.

Он  остался  совсем  один  в  этом  недружелюбном  мире.

Котенок  не  знал  ласковых  рук  и  боялся  людей.  Однажды  мальчишки  позвали  его «кискис»  и  он  с  доверчивостью  потерся  одному  об  ногу,  а  они  смеха  ради  привязали  к  его  хвостику  консервную  банку  и  зло  смеялись,  когда  он  удирал  со  всех  ног,  гремя  жестянкой  по  асфальту.  А  когда  малыш  хотел  поиграть  с  пушистиком,  так   он  про  себя  назвал  другого  беленького  котика,  то  его  хозяйка  завопила: «Пошёл  отсюда,  лишаястый,  прочь!»

На  соседнюю  скамейку  сел  человек,  зябко  кутаясь  в пальто.  Котёнок  съёжился и  сильнее сжал  лапками свою  добычу.  Да – да, именно  добычу,  ведь  ему  сегодня  удалось стащить  эту  шкурку  у  двух  злющих  кошаков,  выясняющих  из-за  неё   отношения.  Он  бежал,  крепко  держа  эту  драгоценность  в  зубах  и  вот,  отдышавшись, облизывался,  недоверчиво  поглядывая  на  соседнюю  скамейку.

— Что,  брат  как  смотришь? – спросил  человек.

И  это  он  сказал  ему,  его  назвал  тёплым  и  непонятным  словом «брат» — бедное  маленькое  кошачье  сердечко приятно  защемило,  и  он  отпустил   шкурку,  а  злой  насмешник  ветер  подхватил  её.  Котёнок  бросился   вдогонку, но  тщетно.  Он  лег  на  брусчатку,  дрожа  всем  телом,  закрыл  глаза.  Ах,  если  бы  он  умел  плакать!  Котенок  почувствовал,  что  к  нему  подходят,  но  решил  не  двигаться,  уж  лучше  умереть,  ведь  он  вряд  ли  перенесёт  надвигающиеся  холода.  Но  его  не  толкнули,  не ударили,  а  две  руки  бережно  подняли  с  земли.  Котенок  боязливо  открыл  глаза: перед  ним  было  лицо  человека  с  соседней  скамейки,  с  добрыми  глазами и  двумя  морщинками  между  бровей.

— У,  какой  глазастик! – произнес  человек и посадил  его  за пазуху.

Котенку  стало  так  тепло  и  уютно,  как  бывало  с  мамой  кошкой,  и  он  быстро  уснул,  несмотря  на  муки  голода.  Проснулся  же  он  оттого,  что  его  носик  учуял  дурманящий   запах  еды.  Человек  просунул  ему  руку  с  ароматными  шариками  кошачьего  корма.  Котёнок  с  блаженством  принял  этот  дар и  слизал  своим  шершавым  язычком  все  до  крошки,  и  в первый  раз  почувствовал  ласку:  человек  погладил  его  по  голове.

— Поспи  ещё,  скоро  будем дома.

Вот  он  вновь  увидел свет и  две  бережные  руки опустили  его  на  пол.  Котёнок  очутился в  самой  настоящей  квартире:  в  нос  ударили  самые  разнообразные  запахи. Он  крался  словно  сапёр  на  минном  поле,  обходя  прихожую.  А  человек  улыбался  и   говорил  с ним.

— Будем  теперь  жить  вместе.  Ты  один  и  я  один,  а  теперь  нас  будет  двое.  Сейчас  тебе  придётся  пережить  неприятную  процедуру,  ну  уж  потерпи.  Наверное,  и  самому  блохи  надоели,  к  тому  же  нельзя  приличному  коту ходить  замарашкой.

Руками  в  рукавицах  человек  опустил  упирающегося  котенка  в  тазик  с  тёплой  водой.  Тот  было  начал  визжать  и  топорщиться,  выпускать  когти,  но  человек  продолжал  своё  дело,  уговаривая:

— Понимаю,  не  нравиться,  мокро,  но  ты только  на  себя  посмотри,  прямо  не  котёнок,  а  поросёнок  какой-то.

Котёнок  смирился,  пригнув  уши.  После  бани  он  оказался  таким  маленьким  и  щупленьким,  что  человек  с  жалостью  вздохнул:

— Господи,  в  чём  только  душа  держится!  Но  ты  не  унывай,  мы  вырастим  из  тебя  не просто  кота,  а  настоящего  котяру и  назовем,  назовем…  так  и  назовем – Котяра!  Да?  Согласен? 

После  сушки  полотенцем  Котяра  пил  самое настоящее  молоко,  сладкое  и  восхитительное.  А  человек  сидел  рядом   на  полу  и  смеялся.

Будучи  уже  в  зале  на  диване,  человек  почесывал  совсем  худое  пузечко Котяры и  показывал  фотоальбом.

— Красивая,  правда? – человек  показывал  пальцем  на  женщину  в  белом – я с  ней  16 лет  прожил душа  в  душу, — в  голос  человека  закралась  тоска,  котёнок сильнее  прижался  к его животу, — надо же,  ты  меня  понимаешь. Да,  Котяра, она  была,  а  теперь  её  нет… и  больше  уже  никогда  не  будет…  даже  ребятишек  от  неё  не  осталось.

Свет  погас,  человек  лёг  спать,  котёнку  стало  страшно,  что  это  всего  лишь  сон,  ему  не  раз  снились  подобные  сны,  но  он  просыпался  всё  тем  же  уличным  бродяжкой  под  каким-нибудь  кустом. Бесшумно  ступая  своими  мягкими  лапками,  он  прокрался  к  постели  человека,  зацепил  коготками  простыню  и  как  скалолаз  забрался  наверх,  уткнулся  мокреньким  светло-серым  носиком  в  теплую  руку.

— Проказник,- пробурчал  человек  сквозь  сон и  потрепал  Котяру  по  уху,  а  тот  замурлыкал, как мурлыкала  мама  кошка,  когда  его  мыла,  а  он  баловался  и  пытался укусить  её  за  хвост.

Утром,  уходя  на  работу,  человек  давал   наставления:

— Котяра,  ты  остаёшься  за  хозяина,  я  вернусь  к  вечеру.  Веди  себя  хорошо и  не  делай  своих  дел  за  креслом,  понятно?  Ну,  вот  и  хорошо.

Котяра  сначала  почувствовал  тоску,  но  любопытство  взяло  верх:  теперь  в  его  распоряжении  целое  царство,  которое  необходимо  исследовать  самым  тщательным  образом!

 

Человек  захлопнул  дверцу  машины  и  по  старой  привычке  посмотрел  в  окна  своей  квартиры;  раньше  его  в  это  время  ждала  жена,   он  знал,  что  больше  в  оконном  проёме  не  увидит  её  лица,  но  всё  же  вскидывал  взгляд.

Не  может  быть!  За  стеклом  красовалась  кошачья  мордочка.  При  виде  хозяина  Котяра привстал  на  задние  лапы.  Глаза  человека  увлажнились,  а  когда  он  открыл  входную  дверь,  то  Котяра  стоял  на  пороге  в  ожидании.

Человек  принёс  ему  разные  игрушки,  и  сам, как  мальчишка,  ползал  с  котёнком  по  полу,  смеялся.  Послышался  лязг  дверного  замка,  запахло  другим  человеком,  и  котяра,  испугавшись,  бросился  под  диван,  скользя  лапками  по  линолеуму.

Женский  голос  промолвил:

— Здравствуй  Сережа!

Человек  подошёл  к  женщине и  поцеловал  в  щёку

— Привет,  сестрёнка!

— Этот  кот  прямо  чудеса  с  тобой  творит,  давай  показывай  своего  зверя,  где  он?

— Под  диваном  прячется.  Глупыш,  иди  сюда,  давай,  вылезай.

Не  почуяв  угрозы,  Котяра  все-таки  сначала  высунул  головёшку,  посмотрел  по  сторонам,  потом  начал  потихоньку  выползать  сам.

Сережа  взял  его  на  руки  и  поднёс  к  женщине.

-  Какой  лещётка! – охнула  та.

— Это  ненадолго.  Котяра,  это  моя  сестра  Надя,  ты  уж  люби  её  и  жалуй.

У  женщины  вкусно  пахли  руки,  а  глаза  были  как  у  брата,  и  Котяра  дал  себя  погладить,  а  та  возьми  и  поцелуй  его  в  мордочку,  кот  от  такой  фамильярности  даже  немного  растерялся  и  смутился.

 

***

 

Так  пошёл  день  за  днём,  месяц  за  месяцем  год  за  годом.  Котяра  с  человеком  Сережей жили  в  большой  дружбе.

Каждый  день,  возвращаясь  домой,  Сережа  видел  в  окне шаловливую  мордашку  своего  подопечного,  а  когда  заходил  домой,  то  Котяра  серым клубком  котился  ему  под  ноги.  Кот  будто  знал,  что  его хозяин  не  кто-нибудь,  а  профессор и  со  всеми  Сережиными  гостями  вёл  себя  слегка  надменно,  и  все  понимали,  что  он  разрешает  себя  погладить.

— Ну,  сбрось  спесь-то,  не  важничай,-  говорил  ему  порой  человек и  грозил  пальцем,  а  тот  лишь  смотрел  на  него  невинными  глазами.

Но  при  всей  своей  нынешней  гордости  красавца – кота,  он  панически  боялся  улицы  и гулял  только  по  крыше,  пронзая  сердца  местных  кошечек.

 

Эта  сказка  продолжалась  четыре  года,  пока  не  появилась  она – женщина  с  холодными  глазами.  Когда  она  приходила  в  дом,  то  Котяра  ходил  за  Сережей  по  пятам,  а  ей  не давал до  себя  дотронуться  и  при  её  приближении  поднимал  свою шелковую  шерстку  дыбом

— Люда,  он  сердится,  потому  что  ревнует,  он  привыкнет,  потом, — говорил  профессор  и  гладил  кота  по  голове,  а  тот  смотрел  на  него,  как  бы  отвечая: «никогда  этого  не  будет,  ты  посмотри  в  её  глаза  внимательно».

А  она  приходила  всё  чаще,  и  однажды  пришла  одна,  начала  бесцеремонно  рыться  по  Сережиным  вещам,  что-то  окидывала,  а  что то  клала  себе  в  сумку.  От  негодования  у  Котяры  загорелись  глаза, он  было  с  криком  бросился  на  неё,  но  она,  предугадав  его  движение,  схватила с  дивана  покрывало  и  поймала  кота  цепкой  хваткой,  прошипела  змеёй:

— Паршивый  комок  шерсти,  правильно  меня  не  любишь,  а  твой  хозяин  просто  дурачок.

Запихнула  визжащего Котяру  в  дорожную  сумку  и придавила  тряпьём.

Он  пытался  выбраться,  отчаянно  мяукал,  но  ему  было  трудно  дышать и  пришлось  присмиреть. Когда  же  кот  почуял  свежий  воздух,  то  понял,  что  лежит  на  сырой  земле.  Он  с  трудом  поднялся  и  огляделся:  перед  ним  была  обочина  дороги,  по  которой  туда-сюда со свистом сновали  машины.  Кошачья  душа  ушла  в  лапы  и  сжалась  в отчаянии,  но  там    Сережа  остался  с  этой  жестокой  женщиной один,  тот  человек,  без  которого  Котяра  жить  не  мог,  да  и  не  хотел.

Котяра  знал,  что  Сережа  не  просто  кормит  его,  ласкает  и  с  гордостью  показывает  своим  гостям – он  его  любит.

 

Сережино  сердце  кольнуло, так  же  как  и  тогда,  когда  он  не  увидел  в  окне  жены,  а  теперь  не  было  зелёных  глаз  и  пышных  усов  его  кота. «Спит,  наверное», — пытался  утешить  себя  Сережа,  но  и  в  прихожей  его  никто  не  встретил.

— Котяра… — было  позвал  профессор,  но  квартира  была  пуста…

— Люда, ты  выпускала  Котяру,  когда  приходила за  моим  докладом? – взволнованный  голос  на  другом  конце провода  ответил:

-  А  разве  он  не  вернулся?  Он  сидел  у  входной  двери,  вот  я  его  и  выпустила.

— Люда  он  не  ходит  на  улицу.

После  короткой  паузы  Люда  ответила:

— Серёжа  ты  всё  слишком  близко  принимаешь  к  сердцу.  Он,  наверное,  просто  решил  не  быть  третьим  лишним.

Человек  повесил  трубку.  Только  не  его  Котяра, он  не  мог  его  предать,  но  что  же  случилось? «Котяра,  миленький,  вернись»,  то  и  дело  думал  Сережа.

Прошло  долгих  5  дней,  даже  Надины  уговоры  не  действовали.  Сережа  угрюмо  шлёпал  по  лужам  в  сторону  подъезда,  рядом  семенила  Надя,  когда,  как  гром  на  голову,  с  дерева  спрыгнуло  сырое  и  грязное  кошачье  существо.

— Котяра,  Котярка мой!- приговаривал  Сережа, прижимая  к  себе  исхудавшего  кота,  а  он  в  эту  минуту  думал,  что  умрёт  от  радости,  он  чувствовал,  как  Сережа  по  нему  скучает,  как  зовет, и  кот бежал,  сам  не  зная  куда,    повинуясь   этому  внутреннему  зову.

 

Очутившись  дома,  Котяра  бросился  в  спальню,  сел  на  комод.

— Кис,  пойдём,  я  тебя  покормлю,-  позвал  ласковый  Надин  голос,  но  кот  не  двинулся  с места.

— Котяра, да  что  с  тобой?

Кот  упрямо  не  желал  слазить  с  комода,  больше  того,  принялся  жалобно  мяукать.

— Уж  не  сошёл  ли  он с ума? – всплеснула  руками  Надя.

Сережа  догадался  открыть  верхний  ящик,  где  хранил  наличные  деньги  и  шкатулку с  драгоценностями  покойной  жены – всё  исчезло.

Теперь  всё  встало  на  свои  места.  Конечно,  это  Люда, сомнений  быть  не  могло:  после  исчезновения  Котяры  пропала  и  она,  сказав,  что  уезжает  повидать  больную  бабушку.

 

***

 

Ещё  год  прожили  Котяра  и  Сережа,  когда  раз  в  неделю  стала  приходить  другая  женщина  с  маленькой  девочкой.

От  неё  пахло  едой  и  уютом,  а  голос  журчал  как  ручеёк. Пока  профессор  давал  женщине  уроки,  маленькая  девочка  покорно  сидела  на  диване,  рассматривая  комнату.

Когда  Сережа  взглядывал  на  женщину,  то  щеки её вспыхивали  ярким  румянцем,  и  она  начинала  путаться  в  расчётах.

Девочке  очень  нравился  Котяра,  но  она  его  побаивалась,  такого большо-о-го  и  серьёзного.

 

Как-то  вечером  Сережа  в  очередной  раз  объяснял  Наташе  что-то важное,  а  та  совсем  не  думала  о  цифрах,  случилось  невероятное: Котяра  прыгнул  к  ней  на  колени  и  стал  ласкаться.

— Вот  это  новость! – только  и  смог  вымолвить  Сережа  от  удивления, и  профессору  даже  почудилось,  что  Котяра  ему  подмигнул.

— А  он  умеет улыбаться, — нарушила  тишину  маленькая  девочка, и Котяра  состроил  самую  умильную  гримасу,  на  которую  только  был  способен.

Через  некоторое  время  Наташа  с  маленькой  девочкой  остались  жить  с  Сережей  и  Котярой  навсегда.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 237 просмотров
Комментарии (14)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика