1-й поединок четвертьфинала ЛК-18

4 августа 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

В гостях у троллей

Елизавета Разуваева

 

Глава 1. Начало.

Я проснулся с ощущением, что на меня кто-то смотрит. И этот кто-то не один…

Сегодня 17 июня и у меня День Рождения. Мне 10 лет. Мой привычный день рождения, без одноклассников и друзей. Потому что лето и я не дома…

Сколько я себя помню, каждое лето я провожу у бабушки с дедушкой в деревне. Родители привозят меня в начале июня и забирают в конце августа. И друзья по играм у меня всё лето разные, потому что только я торчу здесь все три месяца.

Вместе со мной в деревню едут и мои подарки на День Рождения. А 17 июня бабушка торжественно их мне вручает.

У родителей я один. Да и то, видимо, случайно так получилось. Мои родители много, очень много работают. Каждое утро они спорят, кто отвезёт меня в школу и на дополнительные занятия. Всё-таки в деревне мне лучше.

Дедушка мой работал на каком-то вредном производстве, поэтому уже на пенсии. Но он не сидит дома. У него есть маленький трактор, поэтому к нему часто обращаются за помощью. Я иногда еду вместе с ним. Да и вообще он у нас на все руки мастер (так бабушка говорит).

Бабушка работает учительницей тут же в деревне. Практически всё лето она свободна, поэтому я под присмотром.

Этим летом кое-что изменилось. Прошлой осенью на продажу выставили огромный деревянный дом, самый большой в деревне. Я не помню, чтоб кто-то когда-то жил в нём. Был человек, который присматривал за порядком и всё. Бабушка с дедушкой очень захотели купить его. Родители помогли. Теперь у нас самый красивый и большой дом. Двухэтажный, с огромным балконом, чердаком и большой застеклённой от пола до потолка верандой. Дом продавался со всей обстановкой, поэтому я приехал как будто бы в новое место.

Веранда была с обратной стороны дома. Я попросил там поставить мне кровать. Так здорово просыпаться и видеть деревья, цветы, птиц и бабочек. Окно было таким огромным, что казалось, что я сплю в лесу.

Дом стоял на окраине. Сразу за ним начинался сосновый бор, а чуть дальше большое красивое озеро.

Так вот, я проснулся с ощущением, что на меня кто-то смотрит. И этот кто-то не один… Я лежал и боялся открыть глаза. Потом услышал звук работающей газонокосилки. Значит, дедушка где-то рядом.

Я быстро открыл глаза и прямо перед собой за стеклом увидел два огромных безумных шара, в каждом из которых, казалось, было несколько десятков глаз. Я никогда не видел такой большой стрекозы. Она сидела на цветке в 20 сантиметрах от моего лица и внимательно на меня смотрела. Я хлопнул рукой по стеклу, но она и не думала улетать. Внутри появилось какое-то странное чувство, как будто сегодня что-то произойдёт…

 

Глава 2. Странная находка.

Я заметил, что этим летом поведение бабушки изменилось. С тех пор, как мы живем в новом доме, она почти каждое утро уходит, и не говорит, где была. По крайней мере, мне. Похоже, сегодня она опять ушла. Пока бабушка не придет, я решил попробовать залезть на чердак.

Я поднялся по лестнице и попробовал открыть дверь. Получилось. Не заперто. Я зашел на чердак. На первый взгляд в нем не было ничего необычного. Но только на первый. Потому что среди вещей, которые обычно хранят на чердаках, здесь лежали… игрушки. Я знаю, какие игрушки были у моих родителей, и таких игрушек, как на чердаке, у них не было. Зато я видел похожие игрушки у некоторых своих знакомых и их сестер – большая часть была явно для девочки. Интересно, кому понадобилось прятать на чердаке новые игрушки? Я порылся еще немного, и нашел еще более странную вещь – светло-голубое платье. И оно тоже было почти новое. Интересно, кто хозяйка этих игрушек и платья? И где она? Судя по ее вещам, вряд ли она старше меня. Вот бы ее увидеть!

И, словно в ответ на мои мысли, откуда-то вывалилась фотография. Я взял ее в руки. Я узнал место, где она была сделана – я часто там бывал, ведь оно было недалеко от нашего старого дома. На фотографии была молодая женщина со своей дочкой. Девочке на фотографии было года три-четыре. У нее были темные волосы и хитрые голубые глаза. Она была в кроссовках, джинсах и красной футболке с цирковым бегемотом. На обороте было написано: «Лизочка и я. Наш последний день вместе».

 

Глава 3. История дома.

Вскоре я услышал шаги бабушки, которая вернулась домой, и спустился с чердака. Фотографию я взял с собой. Школа, где училась моя мама и где работает бабушка, самая большая в поселке. Там учатся даже дети из двух соседних поселков, хотя в них тоже есть свои школы. И поэтому я решил, что бабушка знает, что случилось с Лизой и почему ее игрушки и платье лежат на чердаке.

Сначала все было как всегда в мой День Рождения. Бабушка с дедом поздравили меня, и вручили подарки, из-за одного из которых я чуть не забыл, что хотел спросить. Это был …велосипед! Вообще-то я с шести лет умею кататься, но мой старый велосипед сломался два года назад, и поэтому я был счастлив, увидев новый. Это был их с родителями общий подарок мне.

Когда мы позавтракали, я нашарил фотографию в кармане штанов, вытащил ее и спросил у бабушки:

— Бабушка, а ты не знаешь, кто это?

И тут же пожалел о своем вопросе. Потому что как только бабушка увидела фотографию и подпись на ней, улыбка буквально сползла с ее лица. Она побледнела и вышла из комнаты.

Я попытался узнать у деда, что случилось, но он, как оказалось, знал не больше моего. И мы стали ждать бабушку.

Через полчаса бабушка все-таки вернулась и рассказала нам очень странную и грустную историю.

— Понимаешь, Андрей, дело в том, что Лиза – дочка моей ученицы Леры Богдановой. Лера младше твоей мамы на пять лет, поэтому они незнакомы. Год назад трехлетняя Лиза с мамой приехали к бабушке и деду на каникулы. Второго июля они решили прогуляться в сосновом бору, но обратно Лера вернулась без дочки. Вне себя от горя она смогла рассказать только, что они с Лизой нашли в сосновом бору единственное лиственное дерево, и Лиза увидела что-то под ним. Она хотела показать это маме, но никто так и не узнал, что это было. Потому что, как только Лиза подошла к дереву и нагнулась, она вдруг истошно закричала, а когда Лера оглянулась, чтобы посмотреть, что случилось, Лизы уже нигде не было.

Ни в тот день, ни на следующий Лизу не нашли. Хотя она не могла далеко уйти, рассматривали даже версию, что она утонула в озере или ее украли. Однако водолазы ничего не нашли, на расстоянии двадцати километров от места исчезновения Лизы не нашли не только ее, но и других детей, которые были без взрослых, и никто из поселка в этот день никуда не выезжал на машине. Лиза исчезла бесследно.

Я выслушал бабушкин рассказ, но кое-что еще оставалось непонятным. И я спросил:

— Бабушка, а почему я раньше ничего не слышал о Лизе? И вообще, почему ее семья уехала отсюда, если она пропала здесь, ведь ее могут найти?

— До рождения Лизы Лера приезжала в поселок летом максимум на две недели – ответила бабушка – А когда Лиза родилась, ее бабушка уехала к Лере, чтобы помогать с внучкой. Здесь остался только Лизин дед, но иногда уезжал и он. Осенью, после ее исчезновения Лизины мама и бабушка уехали в город, а дед остался здесь ждать, пока что-нибудь прояснится. Но ему было настолько тяжело, что он даже спрятал на чердаке все Лизины вещи. И в конце концов, в город решили забрать и его. Но тогда надо было искать того, кто вместо них будет присматривать за домом и даже, возможно, жить в нем. Но все их знакомые либо были слишком заняты и не могли следить за домом каждый день, а тем более переехать туда, либо это был кто-то, с кем у Леры были не очень хорошие отношения. И однажды ей пришла в голову мысль, рассказать о том, что случилось мне. Выслушав ее историю, я сама решила помочь. И мы будем жить здесь, пока не станет известно, где Лиза и что с ней. И не рассказывай эту историю своей маме – добавила бабушка в конце – Она думает, что я просто присматриваю за домом своих знакомых, которые в отъезде.

После бабушкиного рассказа мне многое стало понятным. Я догадался, что по утрам она ходит проверять наш дом, потому что мы на самом деле никуда не переезжали. И я понял, почему они не взяли с собой ничего, кроме моей кровати и кое-какой посуды. Единственное, я не мог понять, куда делась Лизина кровать, но решил, что ее могли увезти. И еще одну вещь я очень четко понял – я должен узнать, где Лиза и вернуть ее.

 

Глава 4. Таинственное дерево.

После еды я сказал бабушке, что хочу проехаться по поселку и обновить велосипед. Она согласилась и легко отпустила меня. Я поехал искать место, где Лиза и ее мама сделали последнюю фотографию, и через двадцать минут был возле нашего дома. Там я еще раз убедился, что его никто не продавал – через окно увидел, что все осталось, как было, и никаких чужих вещей ни в доме, ни во дворе не было. Значит, бабушка и правда собирается туда вернуться… Если честно, я даже немного расстроился, большой дом мне очень понравился. Ну да ладно, сейчас надо выяснить, где Лиза.

Я подошел к дому и внимательно посмотрел вдаль. Сосновый бор окружал весь наш поселок и, оглядевшись, я действительно увидел место с фотографии. И я поехал дальше.

Я долго не мог найти лиственного дерева в бору, и вообще там не было ничего странного. Проехав дальше, я наконец-то нашел его. Оно действительно было странным – похоже на дуб, но с другими листьями. Я подошел к нему, стал его осматривать, и вдруг заметил, что у этого дерева внизу ствола какая-то странная ветка. Я подошел еще ближе и нагнулся, как вдруг «ветка» схватила меня за ботинок и стала тянуть вниз.

 

Глава 5. В плену.

То, что я сначала принял за ветку, оказалось длинной, худой, но очень сильной рукой какого-то горбатого карлика. У него была маленькая, лысая голова, узкие, как у крота глаза, тонкий рот и огромный нос, который занимал собой почти все его лицо. В другое время, увидев его, я бы даже рассмеялся, но здесь мне стало жутко. Я не мог понять, зачем карлик украл меня и куда тащит.

Он притащил меня в какую-то странную комнату с факелами, где на троне сидел какой-то странный, очень высокий и худой черный тип в маске, похожий на Дарта Вейдера.

— Еще один попался, Ваше Величество! – сказал карлик.

— Молодец, Урро! В темницу его! – сказал черный.

Карлик поспешил выполнить приказание своего короля.

В темнице было очень тихо и темно, и сначала я совсем ничего не видел и не слышал. Но потом мне вдруг показалось, что кто-то плачет:

— Мама… Мама… Кушать… Кушать…

 

Глава 6. Встреча с Лизой.

Я понял, что тот, кто плачет, сидит в одной темнице со мной, и, привыкнув к темноте, решил подобраться поближе. Скоро я увидел грязное, лохматое создание в какой-то коричневой робе. Это была девочка, и хотя из-за того, что она была очень измученной и худой, ее возраст было трудно угадать, скорее всего, ей было года четыре, максимум пять. И тут я все понял. Это была Лиза. Но я не знал, были ли в поселке другие пропавшие дети, и поэтому сначала спросил:

— Привет! Ты Лиза, да?

— Да – ответила девочка – А ты кто такой?

— Меня зовут Андрей – объяснил я – И моя бабушка была учительницей твоей мамы. Она и рассказала мне про тебя. Тебя ведь уже давно ищут…

— Я тоже очень хочу вернуться домой – снова заплакала Лиза – но они меня не пускают! Они даже почти не кормят меня! Злые… Я очень скучаю по маме, дому, бабушке с дедом, своим игрушкам, мультикам и любимой книжке.

-Ты что, умеешь читать?- удивился я.

— Нет, — ответила Лиза. – Мы читали ее с мамой вместе. Это была книжка со стихами. А еще там были загадки. Я знала почти все, и часто их вспоминаю.

— Что ты знаешь? Загадки? – переспросил я.

— Да. А что?- заинтересовалась Лиза.

— А то, что эти существа очень похожи на троллей – объяснил я. –А тролли не очень умные. Мы с тобой загадаем им несколько загадок, которые они не смогут отгадать, и сможем сбежать и вернуться домой.

— Хорошо бы – вздохнула Лиза и задремала.

 

Глава 7. Глупые тролли.

Я не помню, сколько прошло времени, похоже, что я тоже тогда заснул. Проснулся я оттого, что услышал какую-то возню, как будто кто-то пытался что-то открыть и что-то найти. Потом возня прекратилась, и я увидел Лизу. Теперь она была одета почти как в день исчезновения, только поверх футболки по-прежнему была роба. Да, она всерьез готовилась к побегу.

— Молодец – похвалил ее я. И мы стали ждать, пока придет Урро или еще кто-нибудь из троллей.

Долго ждать не пришлось. Скоро карлик действительно пришел в темницу, и сказал, что принес обед для заключенных.

— Мы не будем есть это, Урро, — сказал я – Отведи нас к своему хозяину.

Как ни странно, карлик послушался, и вскоре мы уже стояли в главном зале.

— Зачем ты их привел, Урро? – спросил король.

— Мы хотим поговорить, Ваше Величество – быстро ответил я. – И заключить с Вами сделку.

— Сделку? Какую? – грозно спросил король.

— Мы загадаем Вам и Вашим подданным несколько загадок и если кто-нибудь отгадает хотя бы одну, мы останемся здесь навсегда.

— Ты думаешь, что сможешь нас обмануть? – спросил король и расхохотался. – Сейчас я позову своих самых умных министров и подданных, и ты увидишь, дрянной мальчишка, что это невозможно!

Через пять минут в главном зале действительно собралось множество троллей, и король сказал:

— Начинай!

— Хорошо – ответил я – Первая загадка: Много рук, а нога одна, это…?

— Уродец! – завопил кто-то в толпе.

— Неправильно! – торжествующе закричал я.- Следующую загадку загадает Лиза.

Она вышла вперед и громко сказала :

— Висит груша, нельзя скушать, это…?

— Плохая груша! – снова сказал кто-то.

— Неправильно! – радостно завопила Лиза – Третья загадка: Стучу, голова болит, не стучу – голодный. Кто я?

— Стукач! – сказал какой-то министр.

— И последняя загадка, — сказал я – По горам, по долам, ходит шуба да кафтан, это…?

И тут среди троллей началась настоящая истерика. В панике они бросились бежать кто куда. Я тоже крепко схватил за руку Лизу, и мы побежали к выходу.

 

Глава 8. Возвращение.

Я быстро понял, что поскольку Урро – карлик, то сам не дотянулся бы до верха и тем более не смог бы никого утащить под землю.

«Значит, у него должна была быть какая-то стремянка или лестница»- подумал я.

И не ошибся. А поскольку Урро был еще и очень глупый, она даже стояла там, откуда он меня утащил. Мы с Лизой быстро нашли эту комнату, я выбрался наверх сам, и потом помог вылезти ей. Мы были счастливы, что нам удалось убежать от троллей, но, увидев свой велосипед, я понял, что ужасно устал, и не смогу добраться домой даже пешком, а тем более, с Лизой и велосипедом. К счастью, у меня был с собой телефон, который отключился, но снова заработал, как только мы выбрались из-под земли. И я позвонил деду.

— Деда! Я Лизу нашел! – от волнения закричал я – Но мы устали и не можем прийти домой. Ты нас заберешь?

От волнения он смог сказать только:

— Я сейчас буду. Выйдите к дороге.

— Хорошо – ответил я, и обернулся к Лизе:

— Ты когда-нибудь каталась на тракторе?

Дед, и правда, приехал довольно быстро. Он поздоровался, и почти сразу спросил:

— Господи! А что вы такие грязные? Вы где были вообще, а?

— Под землей – широко улыбаясь, сообщила Лиза.

— Ладно, там разберемся – ответил дед – Занимайте места.

Дед положил велосипед в прицеп, а мы с Лизой сели в кабину. Бабушка опять куда-то ушла, я и сейчас не помню куда. Но зато отлично помню, что она чуть не упала в обморок, когда увидела, что по улице едет наш трактор, в кабине которого сидит и смеется Лиза… Да уж, грязные мы с ней и правда были как черти. Но зато самые счастливые.

 

Эпилог.

Я не буду рассказывать о том, как обрадовалась Лизина семья ее возвращению, и о том, что мы вернулись в свой старый дом. Скажу лишь, что я теперь часто бываю у Лизы, а она гостит у нас. Мы с ней рассказывали свою историю миллион раз, но нам никто не верит. Но нас это не расстраивает, ведь мы знаем, что все это случилось на самом деле.

 

 

 

Вторая дорога

Александр Паршин

 

Эта история случилась давно, когда не было сотовых телефонов, а простые – далеко не в каждой семье. Дозвониться в другой город можно было в главпочтамте, прождав пару часов, пока соединят. Билеты на самолёт простому человеку удавалось достать, простояв многочасовую очередь. Офицеры своим женам изменять боялись, но изменяли. А самым страшным наказанием для них была не смерть, а исключение из партии. В наше время эта история произойти просто не могла.

 

Сегодня, в пятницу, одиннадцатого августа тысяча девятьсот семьдесят второго года, полётов не предвиделось. Капитан Дроздов пришел на работу пораньше, чисто выбритым и пахнущим одеколоном. Привык, что женщины оглядываются ему вслед, даже в части, где этих женщин было раз в сто меньше представителей сильной половины человеческого рода. Его же интересовала лишь одна.

Соблазнительную фигуру Насти заметил издалека, и слегка изменив направление, отправился в архив полка. Историю своей части Валера Дроздов знал хорошо. Но архивом заведовала лейтенант Ямская Анастасия Борисовна, очень строгая девушка двадцати пяти лет.

В архиве стояла тишина. Лишь пройдя несколько стеллажей, Валера заметил хозяйку, которая подняв руки, рассматривала какую-то папку на верхней полке. Бравый офицер подошёл и обнял её за талию между юбкой и офицерской рубашкой.

Женщина склонила голову назад, а его руки заскользили по голому телу в разных направлениях.

— Дроздов, ты совсем обнаглел? – прошептала томно. – Вот пожалуюсь на тебя полковнику Козлову.

— За одну ночь с тобой готов хоть на эшафот, — простонал капитан.

— А ты со мной справишься, если у нас будет такая ночь?

— В этом не сомневаюсь.

— Дроздов, забыл, что находишься на службе? Убери руки!

— Точно, когда-нибудь застрелюсь, услышав в очередной раз твой отказ, — тяжело вздохнул офицер.

— У тебя, Валера, никаких проблем. Живешь с молодой женой, каждой вечер любовью занимаешься, — последовал тяжёлый вздох. – А я женщина одинокая – никто меня не любит. К тому же от бабушки дом в Смородинке достался, порядок там нужно навести. Уезжаю сегодня на два дня. Представляешь, каково мне будет одной, без мужских рук?

— Настоящий офицер женщину в трудную минуту не бросит.

— Тогда вот тебе адресок, — чиркнула на листочке. – Сможешь вырваться – забегай! Иди, иди! Сержантик какой-то под окном стоит, не иначе, тебя ищет.

Едва Валера вышел из отдела, к нему, действительно, бросился сержант:

— Товарищ капитан, вас вызывает полковник Козлов.

— Свободен! – улыбнулся офицер.

 

Около штаба части стоял его друг майор Капустин и курил сигареты «Ту-134».

— Здорово, Миша! – протянул руку Дроздов.

— Тебя тоже вызывает?

— Да. Что случилось-то?

— Не знаю. Вон сам идет, сейчас расскажет.

— Зайдите! – кивнул Козлов, отдавшим честь офицерам.

Полковник положил фуражку на стол, открыл форточку и, указав на стулья, произнёс:

— Полетите в командировку в Балашиху.

— Леонид Матвеич, на «мигах» в Балашиху? – в глазах майора читалось удивление.

— На самолете «Аэрофлота» до Москвы, — полковник повысил голос. – Затем на электричке до места назначения. Опытом обмениваться будете.

— Тогда другое дело, — улыбнулся Капустин. — Когда вылетаем?

— Сегодня вечером. Вернётесь в понедельник. Всё, свободны!

 

— Валера, что такой кислый? – Капустин хлопнул друга по плечу. – Три дня свободы, а обмен опытом – это для «галочки».

— У меня другое мероприятие намечалось, — тяжело вздохнул капитан.

— Валера, догадываюсь, что за мероприятие. До начальства дойдёт – вас обоих по головке не погладят.

— Ты о чём? – Дроздов удивленно поднял голову.

— Так, о погоде, — улыбнулся в ответ Михаил и добавил уже серьёзно. – Вот моё удостоверение. Возьмешь на обоих билеты и подождешь меня в сквере возле аэропорта.

 

Дверь открылась, и Валера увидел радостно сияющие глаза Полины, поцеловал жену в губы и грустно произнёс:

— Нас с Капустиным в командировку на три дня отправляют в Балашиху. Сегодня вечером вылетаем.

— Валера, я так боюсь, когда ты на своём «миге» летаешь.

— На этот раз мы летим на обычном пассажирском «ТУ». Вернусь в понедельник.

Посмотрел на худенькую фигурку жены. Любил ли он её? Любил, без сомнения. Вот только детей у неё никогда не будет. Понимая это, жена считала себя виноватой перед ним. Интимная жизнь доставляла всё меньше и меньше радости. Вот и сейчас перед глазами Валеры невольно возникла соблазнительная фигура Анастасии. И не было желания ехать в командировку, хотелось к ней в загородный дом.

 

В шестнадцать ноль-ноль он прибыл в аэропорт и, взяв забронированные билеты, вышел в сквер, где должен был встретиться с майором Капустиным. Но тот особо не торопился.

— Молодой и красивый, хочешь, погадаю? – возле него возникла молодая симпатичная цыганка. – Не смотри, что я молода, никто лучше меня не сможет угадать твою судьбу. Всю правду скажу.

— Сколько берёшь? — Валера оглянулся, сквер был пустынен, а просто так стоять скучно.

— Рубль.

— Ладно, гадай! – отдал требуемую сумму.

— Ты стоишь на распутье, перед тобой две дороги, — стала вещать гадалка о дальнейшей судьбе Валеры. – По первой пойдешь – ждёт тебя старуха с косой. По второй пойдёшь – ждёт тебя девица-красавица и приключения невероятные и опасные. Благополучно окончатся те приключения, но пожалеешь, что не пошёл по первой дороге.

— Дроздов, ты с ума сошёл? – раздался голос подошедшего друга. – Увидел бы кто эту картину: цыганка гадает советскому офицеру в форме военно-воздушных сил.

— Да ладно, Миша! Тебя долго не было, вот и решил немного развлечься.

— Пошли! Сорок минут до посадки осталось. Что нагадала-то.

— Две дороги, которые ждут меня в ближайшем будущем. До конца во всём разобраться ты помешал.

 

Войдя в здание аэропорта, они бросили взгляды на кассы, где с десяток человек, надеясь на чудо, пытались заполучить заветный билет до Москвы.

— Сергей Степаныч! – вдруг окрикнул одного из стоящих в очереди Капустин.

— Здравствуй, Миша! – мужчина хмуро поздоровался с офицерами. – Сестра в Москве при смерти, а я улететь не могу.

— Попробуем помочь! – Михаил направился к кассе для военнослужащих, но вскоре вернулся. – Извини, Сергей Степаныч! Ни одного места.

— Миша, давай отойдём! – махнул головой капитан. Когда отошли в сторону, предложил. – Пусть под моей фамилией летит туда и обратно. С летчиками и стюардессами договорюсь. Командировка всё равно формальная. Отметишь командировочные удостоверения, а в понедельник в части встретимся, расскажешь, что там происходило.

Капустин на минуту задумался, но увидев, грустное лицо своего хорошего знакомого, махнул рукой:

— Иди, договаривайся!

 

Через полчаса самолёт благополучно вылетел в сторону столицы. А ещё через час Валера постучал в ворота добротного дома в пригородном поселке.

— О-о-о! – раздался удивленный возглас Анастасии. – Ты же в командировке?

— Настоящий советский офицер должен быть храбр и держать своё слово.

— А я, дура, сомневалась в храбрости капитана Дроздова, — залилась счастливым смехом хозяйка.

Он затолкал женщину во двор и жадно обнял.

— Подожди, так дела не делаются, – рассмеялась та в ответ. – Сначала дрова наруби и баньку истопи.

— У тебя и баня есть?

— А как же! Иди, переодевайся.

В старых коротких брюках и клетчатой рубашке капитан всё равно не был похож на деревенского – аккуратная стрижка и военная выправка выдавали его. Вот дрова он рубил, как заправский мужик – огромные чурбаны разлетались от мощных ударов бывшего спортсмена. Молодая женщина невольно залюбовалась его вздувающимися мышцами и сильными ладонями, в которых с удивительный быстротой мелькал тяжелый дедушкин топор. Перетаскав нарубленные дрова в сарай, Валера спросил у хозяйки:

— У вас здесь и озеро есть?

— С чего ты спросил?

— Рыболовные снасти в сарае лежат.

— Дед мой рыбной ловлей увлекался. Хочешь, завтра на рыбалку пойдем? У нас и лодка на озере стоит, а я все дедушкины места знаю.

— Ты ещё спрашиваешь!?

— Ладно, иди, топи баню. А я на кухне похозяйничаю.

 

Любовники не могли оторваться друг от друга, хотелось ещё и ещё, хотелось чего-то большего, безумного. Обессиленные, заснули на лежанке, не в силах дойти до дома.

 

Проснулась Настя от нежного поцелуя, в своей кровати. За окнами брезжил серый рассвет, старые ходики показывали четыре часа. Перед ней стоял свежий и побритый любовник, а на столе чашки, из которых исходил аромат настоящего, подумать только, кофе.

— Валера, как я здесь очутилась? – спросонья спросила женщина.

— Мы на рыбалку собирались, — оставил он Настин вопрос без ответа.

— А откуда этот напиток?

— Офицер-лётчик имеет право взять в командировку маленькую баночку растворимого кофе. Всё, вставай!

Пока женщина мылась, одевалась и пила кофе, Валера успел проверить удочки и накопать червей.

 

Солнце ещё не взошло, когда они подошли к небольшому лесному озеру, окутанному туманом, который постепенно рассеиваясь, открывал зеркальную гладь. Отыскали лодку и без труда открыли замок. Даже огромная железка, привязанная вожжой, присутствовала в ней в качестве якоря. Посадив женщину на нос лодки, он оттолкнул судёнышко от берега и погрёб на середину озера.

— Здесь глубина большая, — предупредила Настя.

— Не бойся, не утонем!

— Греби вон туда, к камышам, — со знанием дела произнесла внучка рыбака. – Там в теплые дни рано утром язь ловится. Дед иногда таких рыбин приносил – тебе и не снились.

Валера остановился метров за десять до противоположного берега. В этом месте лес стоял зеленой стеной у самого берега.

— Здесь что, нога человека не ступала? – удивлённо спросил он у рыбачки.

— Ступала, у кого лодка есть, а пешком сюда трудно дойти – места болотистые и комаров много. — Настя стала разматывать удочку. – Делай глубину метра два и забрасывай к камышам!

Несколько минут они просидели в тишине, уставившись на неподвижные поплавки. Но вот поплавок на Валериной удочке дёрнулся и ушёл под воду. Он подсёк и ловко выудил рыбину около килограмма весом.

— Не зря приехали, — улыбнулась женщина. – Хорошую уху обещаю.

— Я и жареную рыбу люблю, — улыбнулся он в ответ.

Вот поплавок дёрнулся и на её удочке и в лодке затрепыхался ещё один язь, правда, поменьше. Через минуту такого же вытащил и Валера.

— Твоя очередь, — с удовольствием произнёс азартный рыбак, снимая с крючка рыбу.

И словно повинуясь его словам, Настин поплавок резко ушёл под воду. Она попыталась вытащить, но удочка, согнувшись дугой, уходила вниз. Рыбачка азартно вскочила, и в это время рыбина резко дёрнулась в сторону. Не удержавшись, Настя, взмахнув руками, упала в воду и… скрылась в глубине.

Оцепенение длилось секунду. Офицер, словно простой солдат, за считанные секунды сбросил фуфайку, старые ботинки, и прыгнул с лодки.

Настю нашел сразу под лодкой, видно, попытавшись вынырнуть, ударилась о днище. Схватив за капюшон старой штормовки, вытащил из-под лодки и поплыл к берегу. Там, положил женщину на сухое место, стал делать искусственное дыхание. Утопленница зашевелила губами, закашлялась, изо рта полилась вода. Валера перевернул её на живот и тут раздался крик ужаса, а затем плач.

— Успокойся, успокойся! – нежно обнял. – Ну, наглоталась немного воды. Всё же в порядке.

— Чуть не утонула, — всхлипывала та. – Головой об лодку ударилась.

— Я же рядом был.

— Молодец ты, Валерка! — уткнулась женщина ему в грудь и рассмеялась сквозь слезы. – Настоящий мужик.

— Раздевайся!

— Зачем?

— Замерзнешь в мокрой одежде. Я пока за лодкой сплаваю. Там в фуфайке спички остались – костёр разведём.

Настя пришла в себя и стала снимать и выжимать одежду, а Валера, раздевшись до плавок, поплыл обратно к лодке. Забравшись в неё, взял в руки вёсла. И тут взгляд упал на камыши, где из воды виднелся конец удочки. Азарт взял верх и, подплыв к камышам, схватил снасть. Рыба дёрнулась, но крепкие мужские руки стали медленно подтягивать её к лодке. И вот на дне затрепыхался язь, несоизмеримо больший, по сравнению с лежащими на дне лодки рыбами.

— Обнаглел? Меня здесь комары заели, а ты рыбачить вздумал, — встретила его с упрёком Настя, но тут же, забыв обо всём, произнесла. – Ничего себе рыбина!

— О, да ты совсем замёрзла?

Обнял, стоящую в одних трусиках и лифчике женщину, и тепло растеклось по их телам. Забыли о холодном утре, о недавнем происшествии, основной инстинкт затмил всё.

Видел бы их кто-нибудь, голых и грязных, среди полчища кровожадных комаров. Костёр удалось разжечь минут через пятнадцать, к этому времени тела стали красными от укусов.

— Всё, нарыбачились! – рассмеялся Валерий, глядя на спутницу.

— Представляю, на кого я похожа!

— Быстро сушим одежду и домой! Уху варить.

 

Но, вернувшись домой, смогли лишь раздеться и намазать свои тела, каким-то дедушкиным средством от комариных укусов. Сон тут же сморил их.

 

— Настя, здесь магазин, когда закрывается? – разбудил Настю голос любовника.

— Какой магазин? Ты что надумал? – пробормотала спросонья.

— Надумал уху варить и рыбу жарить. Уже почистил, но у тебя ни хлеба, ни подсолнечного масла нет.

— До семи он. Время шесть, — женщина встала с кровати. – Пошли вместе прогуляемся. Сама в этом магазине лет пять не была.

 

— Ну и рожи у нас, — покачала головой Настя, когда подошли к магазину. – Хоть бы народу не было.

— Мне кажется, мазь твоего деда хорошо помогает, зуд прошел. Думаю: через два дня как огурчики будем.

В магазине был лишь один посетитель, высокий подвыпивший парень, уговаривающий продавщицу дать ему бутылку водки в долг. Подошли к прилавку, купили продуктов и, немного подумав, бутылку самой лучшей водки под звучным названием «Экстра». Валера достал из кармана перегнутую стопку купюр и рассчитался с продавщицей.

Не успели выйти из магазина, как их догнал тот подвыпивший парень.

— Мужик, дай трояк! – приказал грубым голосом.

— А больше тебе ничего не надо? – рассмеялся офицер.

— Я ведь могу и всё отобрать.

Парень размахнулся и ударил Валеру в живот, но в ответ получил такой удар по челюсти, что, отлетев к забору, долго не мог придти в себя.

— Ну, всё, ты покойник! – прокричал «грабитель», оправившись от удара, и исчез за магазином.

— Ты и драться умеешь? – в голосе Насти слышалось восхищение.

— Не буду хвастать, но во времена своей молодости был чемпионом лётного училища по боксу в полутяжёлом весе.

— А сколько тебе лет, старик? – рассмеялась женщина.

— Уже тридцать.

— Да, для мужчины это глубокая старость.

— Для мужчины – нет, а вот для спортсмена – старость.

— А, если сейчас деревенские соберутся и придут тебя бить?

— Думаю, отобьемся, — улыбнулся в ответ Валера.

— А каковы наши дальнейшие мероприятия?

— Вечер пройдёт, как и вчера.

— Но вчера у нас было больше сил.

— Но вчера у нас не было водки.

— Товарищ капитан, ты алкоголик?

— В том-то вся и прелесть, что пью очень редко, — улыбнулся бравый офицер. – И не могу представить, что буду вытворять этой ночью.

— Тогда и я напьюсь, — пообещала женщина.

— Ночь будет незабываемой.

— Ладно, а на завтра какие планы?

— Пойдём в лес.

— Только не на рыбалку, — замахала руками Настя.

— Здесь, в лесу грибы есть?

— Конечно.

— Значит, готовим корзины. А вечером жарим картошечку с грибами.

— Есть, как хочется!

— Через час мы будем объедаться ухой и жареной рыбой.

— Валера, пошли быстрее домой.

 

Уха получилась на славу, наваристая, душистая, и их огромные деревенские чашки моментально опустели. Огромные куски рыбы, пережаренные с луком, так же выглядели аппетитно, но съесть смогли лишь половину сковородки.

Выпитые под рыбные блюда две рюмочки водки приятно кружили голову, и вчерашний вечер повторился с той же страстью безумных любовников.

 

— Настя, здесь кругом леса, а мы километров пять лишних протопали, — проворчал Валера.

— Я тебя на самые грибные места привела. И для жарки наберём, и груздей для засолки.

— Для засолки-то зачем? Они раньше недели не засолятся.

— Ты что, последний раз ко мне приходишь? – надула губы Настя.

— Ну, если груздей наберём и засолим, придётся прийти попробовать. Они так хорошо с варёной рассыпчатой картошкой идут.

Неяркие коричневатые подберёзовики и малиновые подосиновики попадались довольно часто, и корзины наполнились до половины, когда среди опавшей хвои стал мелькать бугорки спрятавшихся груздей. Разгребая хвою вокруг этих мест, находили всю грибную семью и через какой-то час корзины наполнились доверху.

— Ничего себе! – воскликнул Валера. – За два часа две корзины набрали.

— Пойдём, пройдёмся по тому молодому ельничку.

Молодые ели росли нескончаемыми рядами, словно новогодние ёлки в какой-то необыкновенно красивой сказке. И под этими елями земля была усыпана небольшими грибочками с коричневой масляной шляпкой и нежно-жёлтыми порами снизу.

— Так это же маслята! – вновь радостно воскликнул Дроздов. – Самые вкусные грибы для жарки с картошкой, а класть некуда.

— Я дедовскую сумку, на всякий случай взяла, в неё ведра два входит. Тебе тащить.

— Донесу.

 

Возвращались с полными корзинами и сумкой, доверху наполненной грибами. До поселка оставалось с километр, когда кусты раздвинулись и оттуда вышли трое крепких парней. У одного в руках было ружьё, у другого топор. А третьим был тот самый парень, с которым капитан Дроздов подрался накануне.

— Вот и встретились, – ехидно произнёс тот.

— И что дальше? – спросил Валера, опустив ношу на землю и растирая затёкшие руки.

Ружьё было направлено ему в грудь, а другой поигрывал топором.

— Расплатиться за оскорбление придётся, — продолжил издеваться парень.

— И сколько возьмёшь? – улыбнулся Валера.

— Бабу свою нам на пару часиков оставишь, и мы в расчёте.

— Хорошо, берите! — и легонько толкнул Настю в сторону парня с ружьём.

Тот, уронив оружие, облапил женщину. Их старый знакомый довольно улыбнулся и… получил точно такой удар, как и накануне. Его друг оттолкнул Настю и нагнулся за ружьём, но Валера успел ударить по голове, как по футбольному мячу. Третий занёс топор над офицером, но тот, упав, схватил ружьё и выстрелил парню в грудь. Уронив своё оружие, парень упал, схватившись за живот, дико заорал и затих.

— Валера, ты убил его? – пошептала Настя побелевшими губами.

Парни, привстав, тоже со страхом смотрели на лежащего друга.

— Умер, что ли? – с испугом спросил один.

— Не должен, — не уверенно ответил другой. – У меня там соль заряжена была.

Настя наклонилась и потрясла парня за плечо:

— Ты жив?

— У-у-у!!! – завыл парень.

— Значит, так, — произнёс капитан Дроздов, доставая деньги. – Вот вам десять рублей, и мы квиты, ещё раз встретимся – пеняйте на себя.

Убедившись, что с парнем всё в порядке, влюбленная парочка отправилась в сторону посёлка.

— Валера, представь себе, что он умер! – задумавшись, произнесла Настя. – Тебя сразу бы из армии уволили.

— Если учесть, что вместо командировки я был у тебя.

— И что ты на это скажешь?

— Больше мы с тобой ни в какие драки не вмешиваемся. Ведем себя тихо, без всяких приключений.

— С приключениями интересней, — вздохнула женщина. – Но до завтра, думаю, ничего интересного не случится.

— Почему не случится? Грибы пожарим. Да и вся ночь впереди.

 

Дома они быстро пожарили картошку с маслятами, отложив обработку остальных грибов «на потом». После прогулки в лесу аппетит был волчий, и сковородка быстро опустела.

— Я бы повторил, — сыто улыбнулся Валера. – Давай почистим на вечер и грузди засолим!

— Знаешь что, дорогой, этим займусь я. Помоги всё в огород к колодцу вынести. А ты убери остатки лавочки, которая между яблонями стоит. Она совсем развалилась. Помню, когда совсем маленькая была, с неё яблоки с дерева срывала. Дед мне тогда сказал, что и он помнит эту лавочку с детства.

— Сделаю.

— Не думай, что это так просто, она крепко в земле стоит.

Настя мыла грибы и любовалась, как любовник ловко орудует ломом и лопатой. А лавочка действительно была сделана на века, по крайней мере, простояла не менее ста лет. Фундамент был каменный, приходилось разбивать его с помощью лома, и работа двигалась не так быстро, как хотелось. Наконец, всё разбито и удалено с участка. Валера решил перекопать это место, сравняв землю.

Лопата вывернула остатки чего-то деревянного с куском слизистой массы. Взяв палку, он покопался в ней и вытащил что-то длинное и желтеющее.

— Настя, иди сюда! – крикнул землекоп. – Смотри, что я нашёл!

Очистив найденную вещицу от какой-то густой смазки, увидели массивную золотою цепочку с камнем зелёного цвета в оправе.

— Что это? – удивлено, спросила женщина.

— Кажется, мы клад нашли.

— И что теперь делать?

— По закону полагается сдать государству, — строгим голосом произнёс офицер.

— Пойдем домой, хорошенько вымоем горячей водой.

После тщательного мытья найденная вещица предстал перед ними во всей красе.

— Слушай, Настя, а ведь действительно золотая цепь, а камень – изумруд! – восхищенно промолвил офицер. – Представляю, сколько он стоит!

— А мне идет? – спросила женщина, одев его на шею.

— Ты просто богиня.

— Валерочка, давай его оставим!

— Но по закону…

— Валера, ты же в командировке.

— Будем считать, он тебе от бабушки достался, — махнул рукой капитан Дроздов.

— Эти три дня с тобой я на всю жизнь запомню, — радостно запрыгала по комнате женщина. — Приключений хоть отбавляй.

— Представляю, узнал бы наш Козлов, что мы с тобой эти три дня провели вместе.

— Даже меня по головке бы не погладили, — согласилась Настя — А уж тебя! Вместо командировки ты у любовницы – раз, чуть не утопил меня в озере – два, драка у магазина и в лесу – три, вторая со стрельбой – четыре, сокрытие найденного клада – пять. Из армии тебя точно уволили бы и из партии исключили.

— Армия для меня – жизнь, а небо – сбывшаяся мечта.

— А я? – с грустью спросила женщина.

— На этот вопрос трудно ответить, — офицер стал серьёзным. – Не смогу развестись с женой, мне это не позволят сделать. Хочу иметь детей, но у моей Полины их не будет. Ты – та женщина, о которой мечтал всю жизнь, но мы с тобой слишком поздно встретились.

— А ты – мужчина, за которым я готова пойти на край света, — немного подумала. – Пусть всё остается, как есть. Если позовёшь, всегда приду к тебе.

— Спасибо, Настя!

— Что-то мы совсем раскисли, — улыбнулась женщина. – Нас ещё ждут жареные грибы с остатками «Экстры» и третья безумная ночь.

— Она будет не хуже предыдущих! – пообещал офицер.

 

Всё плохое и хорошее когда-то кончается. Проснувшись на следующее утро, влюблённые посмотрели на деревянное ведро с засоленными грибами, на медальон и осознали, что их «хорошее» закончилось. Нужно возвращаться в часть, заниматься будничными делами и мечтать о новой встрече.

 

Перепрыгивая через три ступени, капитан Дроздов, забежал на свой этаж и позвонил в дверь.

«Что-то Полина долго не открывает. Может, спит? Время-то ещё раннее», — подумал он.

Раздался лязг замка, и дверь открылась, на пороге стояла его жена. Без того худое лицо совсем осунулось и стало походить на старушечье. В волосах появились седые пряди.

Муж бросился к ней, но в глазах жены мелькнул ужас, и она стала падать. Валера подхватил её и занёс в коридор.

— Полина, Полиночка, что с тобой?

Но жена не подавала признаков жизни. Вызвал скорую помощь, которая приехала минут через десять. Всё это время Валера, не отходя от жены, пытался привести её в чувство.

Приехавший пожилой врач проверил пульс и сделал укол.

— Вы муж? – спросил он сердито.

— Да.

— Что ж вы жену до такого состояния довели?

— До какого состояния? Доктор, что с ней?

— Полное истощение, словно несколько дней не ела и не спала. Я забираю её в больницу. Сейчас санитарам крикну.

— Сам вынесу! – отрезал офицер.

Надев фуражку, легко поднял жену на руки, захлопнул дверь и спустился вниз. Санитар открыл дверь в салон и помог уложить женщину на кушетку, а Валера сел рядом. Машина тронулась. В окне мелькнули испуганные лица пожилых соседок, одна из них крестилась, что-то приговаривая.

«Все считают, что в этом виноват я, — грустно думал офицер. – И они правы. Полина и так часто болела, а ещё из-за меня расстроилась. Она всегда плохо переносила разлуки, даже кратковременные. А может, чувствовала, что ей изменяю? Что ж я делаю?»

Машина остановилась у больницы, жену положили на каталку и отвезли в палату, Валера бросился за ней, но врач остановил:

— Вам там делать нечего. Ей сделали укол, и она до вечера не проснётся. Вечером принесёте шоколад, сливки и свежих сдобных булочек. Всё, идите!

Офицер несколько минут стоял у больницы, но успокоившись, вспомнил, что нужно срочно бежать в часть, с докладом о командировке. Поймав такси, он через полчаса был у ворот родной части.

 

Стоящий у входа дневальный посмотрел на него каким-то странным взглядом.

— Честь надо отдавать, — раздраженно сделал ему замечание капитан Дроздов.

Валера сразу заметил, что на аллейке внутри части, по которой каждое утро проходил, что-то изменилось. На доске объявлений виднелись две большие фотографии в чёрной рамке, а вокруг венки.

«Неужели кто-то из наших погиб?»

Он подошёл и…

Говорят, что в случае чего-то ужасного перед человеком за минуту проносится вся его прошлая жизнь. За минуту перед капитаном Дроздовым пролетела не только прошлая, но и будущая жизнь, счастливой, которая уже не будет никогда. Промелькнули лица близких людей, судьбу которых он искалечил, лицо совершенно незнакомого человека, погибшего по его вине.

«Лучше бы я полетел в командировку», — подумал Валера, глядя на доску объявлений, где чёрными буквами было написано:

«В память о майоре Капустине Михаиле Николаевиче и капитане Дроздове Валерии Дмитриевиче, погибших в авиационной катастрофе одиннадцатого августа тысяча девятьсот семьдесят второго года».

Рейтинг: +3 Голосов: 3 320 просмотров
Комментарии (23)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика