2-й поединок 2-й тур 8-я группа

16 октября 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Зуб дракона

Светлана Мак

 

Он был молод, но уже умело управлялся с мечом. Сталь клинка отражалась в его глазах, в таких же светлых, как горный ручей, а под рубашкой на тонком шнурке висел медальон, изображающий горного орла – подарок бабушки. Да и дом их был тоже в горах.

— Грэм, смотри на орла, когда иссякнут силы, помни, что ты сильнее обстоятельств, — приговаривала она внуку, поглаживая его по плечу.

А на побережье, вблизи моря жила совсем ещё юная девушка, отец которой часто уплывал на старой лодке рыбачить. С нетерпением ждала она его возвращения на берегу, а вскоре собиралась встретить своё шестнадцатилетие. Для такого события отец пообещал после улова взять её с собой в город на ярмарку и купить ей новое платье.

— Мари, вся твоя одежда в заплатках, хватит ходить в обносках. Ты красавица, вся в покойную мать, она бы радовалась, глядя на тебя, но у тебя нет ни одного целого платья. Знаю, что её бы это огорчило, — сказал отец, садясь в лодку.

Улов оказался удачным, и Мари вместе с отцом, как он и обещал, отправились в город. Тем временем, Грэм, несколькими днями ранее, испросив благословения бабушки, тоже отправился в путь. Правда, с несколько иными целями: он искал себе работу. Но поскольку не умел ничего, кроме, как владеть мечом, решил поступить на службу к графу.

Многолюдная ярмарка шумела и переливалась красками. От непривычки у Мари рябило в глазах, она быстро устала. Ей уже не хотелось нового платья, а только вернуться к спокойному плеску набегающих на берег волн и редкому пронзительному крику чаек. Но неожиданно её внимание привлёк торговец книгами – старый китаец. Надо сказать, что книг она раньше никогда не видела, в их хижине чтением не занимались, а больше ей быть до этого времени нигде не приходилось.

— Что это? – спросила девушка у отца, указав на кипу книг.

— Тебе это не надо. Смотри, там, кажется, продаются готовые платья, — ответил ей отец и взял за руку, собираясь увести подальше от торговца.

Но Мари выхватила руку и подошла к продавцу. Тот, сложив ладони вместе, растянул рот в улыбке и закивал головой. Девушка достала из стопки одну из книг, открыла её, пролистала несколько страниц.

— Ничего не понятно, — сказала она сама себе. – Для чего они нужны?

— О, это знания. Здесь скрыты самые драгоценные сокровища мира, — ответил ей китаец, не переставая улыбаться.

— Правда? Отец, я не хочу платье, купи мне знания!

Совсем рядом, у неё из-за плеча послышался сдержанный смех. Мари резко обернулась и увидела Грэма, который, опираясь на меч, слушал её разговор с китайцем.

— Ты, что никогда книг не видела? – спросил Грэм, рассматривая её светлыми глазами.

— Никогда, — ответила Мари, стараясь быть спокойной.

— Молодой человек, идите своей дорогой, а ты бы вспомнила, для чего мы здесь, — вмешался в разговор её отец.

— Если мне надо выбрать себе подарок, то я выбираю книгу, — твёрдо, настаивая на своём, ответила девушка, одновременно с этим вытянув из стопки книгу наугад.

— Как скажешь, — пробормотал расстроенный выбором дочери отец и оплатил озвученную сумму.

Он так мечтал, что в новом платье Мари быстро найдёт себе подобающего жениха и выйдет замуж, а теперь в этих обносках и с какой-то потрёпанной книгой, шансов на это не было. Но Грэм, наблюдавший за всем этим действом, снова обратил на себя внимание.

— Кто же будет учить тебя читать? – спросил он девушку.

— А как это читать? – удивилась она.

— Ты думаешь, что достаточно иметь книгу? С ней ещё надо правильно уметь обращаться!

Мари покраснела и повертела покупку в руках, уже жалея, что не согласилась на платье. Грэм подошёл к девушке и вытянул книгу у неё из рук.

— «Магическое руководство», — прочитал он, глядя на тёмно-зелёную обложку.

Мари смотрела туда же, куда и Грэм, но кроме вензелей ничего не различала. Её лицо выражало растерянность, а глаза под цвет бархатной обложки наполнились слезами.

— Если хочешь, я могу тебя обучать чтению. Думаю, что останусь в этом городе надолго. Где ты живёшь? Далеко?

— Нет. В рыбачьем посёлке, за городом. Последний дом у скалы.

— Хорошо, я приду завтра, — сказал ей Грэм, отдавая книгу.

Отец Мари больше не вмешивался в разговор, втайне надеясь, что его дочь понравилась юноше, а книга этот только предлог познакомиться. Он подтвердил приглашение Мари.

Следующим вечером Грэм действительно появился в рыбацкой хижине. Он сам не знал зачем, но ему действительно захотелось научить девушку читать и различать буквы, складывать их в слова и тем самым открыть ей новый мир. Мари оказалась благодарным учеником, она всем своим естеством внимала урокам, училась складывать буквы в слова, чтобы понимать смысл, лежащего на бумаге текста. Отец девушки всё ожидал пламенных взглядов, свойственных влюблённым, но эти двое были увлечены только своими занятиями.

Помимо этого Грэм рассказал, что устроился к графу на службу и о своём бывшем месте проживания. Мари обучалась довольно быстро, и вскоре могла уже опробовать на практике некоторый заклинания. Только приходилось это делать ночью, незаметно, чтобы никто не знал: магия в графстве была запрещена.

Однажды, Грэм, придя к ужину в семью, которая стала ему почти родной, рассказал, что старый граф потребовал предоставить ему зуб Дракона для собственного омоложения. Такой рецепт подсказал ему заезжий врач, а это значит, что все мужчины и юноши, состоящие у него на службе, должны будут отправиться на поиск драконьего логова. Отец Мари нахмурился. Он с болью вспомнил, как Дракон, налетев чёрной тучей, забрал его жену.

— Не буди лихо, пока тихо. Давно не слышали мы, чтобы Драконы похищали у нас людей. Вы хотите снова растревожить их логово? Снова будут сожжённые дома и похищенные люди?

— Это каприз графа. Наше войско завтра отправляется в горы. Я знаю эту местность, и даже примерно знаю путь. Мои родители тоже были похищены драконами. У меня с ними свои счёты.

После того вечера, когда Грэм сообщил о своём отъезде, прошёл месяц. Появились слухи о пропавшем отряде воинов. Мари продолжала изучение книги самостоятельно, но часто вспоминала Грэма и тосковала без его объяснений и подсказок. Она уже умела на практике делать то, о чём шла речь в книге, а её природная энергия помогла воплощать сказанное в действие.

— Отец, я хочу отправиться на поиск Грэма, — сообщила она отцу, взвесив все «за» и против».

— Я так понимаю, что удерживать тебя не имеет смысла. Но разве справишься ты одна там, где потерпел поражение целый отряд воинов?

— Не знаю. Но иногда там, где проигрывает сила, спасает мудрость и знания!

Так, попрощавшись с отцом, переодевшись в его одежду и обрезав волосы, Мари, прихватив книгу, отправилась в дальний путь.

— Волосы зачем было обрезать? Всей красоты себя лишила, — только и сказал отец, когда девушка уходила из дома.

— Не волнуйся за меня. Храни мои косы, глядя на них, меня вспоминай. Мне так лучше будет.

 

Долго Мари шла к логову драконов, расспрашивая встречных людей, не проходил ли здесь отряд воинов. Прошло немало времени, когда она достигла каменного драконьего царства. Сбросив с себя одежду, Мари раскрыла книгу, прочитала нужное ей заклинание и превратилась в маленькую зелёную змейку. В таком виде незаметно проникнуть к драконам было куда проще, чем в человеческом обличье. Быстро продвигаясь среди камней, не привлекая к себе внимания, Мари спокойно обследовала территорию и обнаружила подземелье, где драконы держали ещё не съеденных людей. Худые и обессиленные они лежали и сидели на земле, отрешённо смотря себе под ноги. Среди них был и Грэм. То, что Грэм жив, так обрадовала Мари, что она чуть не превратилась обратно в человека. Но вовремя спохватившись, что предстанет перед ним не совсем в подобающем виде, к тому же и напугает остальных, она прижалась к холодному камню, чтобы остыть и подумать, что делать дальше. Из присутствующих никто не обратил внимания на зелёную змейку, которая почти слилась с темнотой подземелья. Только Грэм перевёл взгляд в то место, где она лежала, словно почувствовал присутствие девушки.

Мари рассматривала пленников. Они были без цепей, не прикованы к стенам, могли бы сбежать, но бежать было некуда. Местность хорошо просматривалась, а тех смельчаков, которые посмели это сделать, драконы сожгли живьём на глазах у остальных и тут же съели остатки. Мари даже не видя этого, поняла, что просто покинуть это место не получится. Но можно было воспользоваться сонным порошком, который распыляясь, усыплял всякого, на кого попадал. Мари покинула подземелье так же незаметно, как и вползла туда.

Оказавшись около своей одежды, она снова обернулась девушкой. Быстро облачившись в отцовские штаны и рубашку, Мари открыла книгу и перечитала заклятие. Ей надо было собрать немного сухой травы, поджечь её и превратить пепел в сонный порошок. Всё это она так и сделала, и уже в своём собственном виде отправилась в логово драконов, с опаской поглядывая на небо. Если на земле с помощью порошка она могла легко справиться с ними, то взлетевшего дракона она порошком не достанет, а сама легко превратится в его добычу. Но небо было чистым и по-летнему безмятежным. Зато на валунах лежали-дремали несколько крылатых особей. Бесшумно подходя к каждому, Мари выпускала из ладони сонный порошок, достаточно было нескольких крупинок, чтобы драконы остались в том же положении на целые сутки, а за это время, девушка точно знала, они успеют убежать и спрятаться. Когда все драконы были обработаны зельем, Мари спустилась в подземелье, и на этот раз в своём собственном виде.

— Грэм, — позвала она юношу, как можно громче.

Тот вскинул голову и, не веря своим глазам, поднялся на ноги, чтобы подойти к девушке.

— Ты? Но каким образом? Или тебе тоже схватили драконы?

— Нет, я по собственной воле. Выходите, вы свободны! Нам надо покинуть это логово, как можно быстрее.

Люди, с трудом веря в происходящее, один за другим покидали подземелье. Оказавшись на поверхности, щурясь от яркого солнца, они стали решать, не следует ли убить спящих драконов и принести зуб хозяину.

— Остановитесь, нападать на спящего – не достойно воина! – выступил вперёд Грэм.

— Вы ещё слишком слабы, убить всех не успеете, а время потеряете, — поддержала его Мари.

Каждый хотел спастись, поэтому спорить никто не стал. Все, как можно быстрее, постарались покинуть эту местность. Они шли день и ночь, пока драконы спали, на следующий день прятались в камнях, опасаясь преследования, ночью снова передвигались. Вскоре измождённые люди достигли поселения, где их накормили, напоили и дали возможность отдохнуть. Но только они собрались покинуть посёлок, как кто-то заметил в небе надвигающееся грозовое облако. Грэм приложил руку к глазам, всматриваясь вдаль.

— Это не облако, это драконы, — сказал он.

Вероятно, действие порошка оказалось сильнее, чем предполагала Мари или драконы не сразу обнаружили пропажу, но только теперь они были близко, и посёлку угрожала опасность быть сожжённым.

— У нас нет оружия, чтобы сражаться. Да и с земли мы их не достанем, уже пробовали, — удручённо сказал Грэм.

— Мечи мы вам найдём. У нас хороший кузнец – этим ремеслом занимается. Но в небо поднять не сможем, — ответил ему один из поселенцев.

— Я знаю, что делать! – вмешалась в разговор Мари. – Где у вас скотный двор? Приводите лошадей, коров, у кого сколько есть. Грэм, идём со мной, поможешь.

Пока остальные пошли за оружием, Мари, Грэм и пара сопровождающих их людей зашли в загон для скота.

— Грэм, подводи ко мне по очереди каждое животное. Мне придётся применить магию.

При этих словах поселенцы попятились к выходу из загона. Заметив такую реакцию, Грэм разозлился.

— Вы хотите, чтобы ваши дети остались живы? В бою все средства хороши!

— Но магия запрещена!

— Не бойтесь, никто не узнает. Бойтесь, если мы не победим!

Грэм накинул верёвку на шею коровы и подвёл её к Мари. Она прочитала одной ей известное заклинание, и на глазах изумлённых людей корова превратилась в бурого небольшого дракончика, способного выдержать одного человека. Грэм выдохнул из себя: «Вот это, да!», и запрыгнул ему на спину. Тут же дракон, пару раз хлопнув крыльями, взвился в воздух. Сделав круг над головой Мари, Грэм опустил бывшую корову на землю. Теперь план девушки стал всем понятен. То, что невозможно было сделать на земле, могло получиться в воздухе.

Вскоре превращённых в драконов животных разобрали воины, вернувшиеся с оружием, и попробовали на них взлететь. Как раз вовремя, настоящие драконы, заслонив собой солнце, прибыли полным составом.

Сначала Грэм, а за ним и все остальные, ринулся атаковать прибывших. Драконы опешили, им никто и никогда не давал отпор. Их агрессия явно уменьшилась, они замешкались, что позволило воинам наносить удар за ударом. Несколько драконов упали замертво, остальные развернулись и полетели обратно под громкое улюлюканье победителей.

Один за другим воины спускались на землю и с сожалением расставались с крылатыми помощниками. Мари тут же превратила всех обратно, вернув им первоначальный вид. Видно было, как животное, став снова конём или коровой, неуверенно переминается с ноги на ногу, вопрошая самого себя: «А что это было?»

Туши мёртвых драконов оставили поселенцам, не забыв выдернуть самый большой зуб для графа. После совета, все решили, что зуб по праву принадлежит Грэму и Мари, и договорились не рассказывать о магической составляющей этой победы. И воины, и поселенцы были рады. Что остались живы, целы и невредимы, а на магию в этом случае можно было закрыть глаза.

После того, как Грэм отдал зуб Дракона графу и получил за него вознаграждение, он купил Мари самое красивое свадебное платье и сделал ей предложение, которого так ждал отец девушки. Все были счастливы. Только графу не повезло, заезжий врач оказался шарлатаном, а потому обещанное им омоложение так и не состоялось.

 

 

 

Жёлтая орхидея

Фрида Шутман

 

Начну с того, что расскажу о своей орхидее. Это была обычная орхидея. Нет, конечно, не совсем обычная, так не говорят про этот царский цветок. Я бы даже сказала, про божественный цветок. Цветок Афродиты…

Была она жёлтой. Почему-то с детства не люблю я этот цвет. А жёлтую орхидею полюбила…

А подарил мне эту удивительную орхидею друг семьи, Алон. Я не знаю, истинное ли это его имя, или вымышленное… Но мне так его когда-то представили, и я сделала вид, что поверила. Вообще Алон невероятно скуп, а тут такой подарок! Ну что ж, орхидея, так орхидея...

Что-то меня беспокоило, мучило, а что?

Какая-то мрачная мысль поднималась незванной тошнотой и противно давила на горло.

— Прекрати! Что ты, в самом деле? Хватит комплексовать! Ты же знаешь, признайся хоть самой себе, что знаешь, как давно нравишься этому «Алону»… Разве женское чутьё может обмануть… Ведь верно, знаешь, знаешь, знаешь?

Такие мысли часто приходили мне в голову. От них становилось не по себе. Презрение и недоумение странным образом сменялись непреодолимой страстью.

— Ну-ну, что же с тобой происходит? Берегись! Я себя не узнавала в такие минуты. Один цветок с несколькими листочками и корешком сумел вызвать во мне целый калейдоскоп чувств...

Короче говоря, мой муж поместил орхидею в плоский коричневый сосуд, больше похожий на книжку, чем на традиционный цветочный вазон. Его тоже принёс Алон. Мне сначала этот горшочек не понравился. А потом я подумала, что цветку в нём будет комфортно и предложила подвесить вазон к стене. Так получилось, что свободное место на стене оставалось над диваном, где я часто засыпала, лёжа с интересной книгой в руках. Почему именно с интересной? Мне казалось, и кажется до сих пор, что мне никогда не попадались скучные и неинтересные книжки.

В то время я читала трилогию «1Q84» Харуки Мураками. Не могла же я тогда знать, что загадочные и непонятные события этой книги смогут каким-то чудодейственным образом повториться в нашей израильской действительности… И это в 21-м веке! Какой абсурд!

Я гордилась своей жёлтой орхидеей. Я могла подолгу на неё смотреть, а потом перевести взгляд на окно. В то лето на улице стояла небывалая даже для Израиля жара.

Моя орхидея олицетворяла собой здоровье и достаток, если конечно, можно так выразиться о цветке… А за окном на ещё не застроенном поле разыгрывался пустынный спектакль. Знойный ветер завывал шакалом, в воздухе пахло песком и полынью… Хотя, самой полыни и в помине не было. Одинокие кустики тоскливо шелестели засохшими скрученными листочками. Пожухлая трава «вспоминала» благодатные зимние дожди. Ни шумных птиц, ни весёлых бабочек, ни божьих коровок… Только пожелтевший воздух и умирающий пустырь...

Я смотрела в окно и «видела» спалённые немилосердно палящим дневным светилом бесконечные каменно песчаные долины и верблюжьи караваны, бредущие по пустыне в землю Ханаанскую, текущую молоком и мёдом...

— Где же эти молоко и мёд?

Так рассуждала я, переводя свой взгляд от окна на орхидею.

Друг семьи Алон, приезжая к нам иногда «на чай», (виски с содовой), то и дело поглядывал на орхидею. Я даже стала его к ней ревновать. Ревновать к цветку? Это уже слишком… Теперь Алон меня просто не замечал. Ну и пусть. Я демонстративно презрительно улыбалась, будто мне всё равно. А мысленно себя уговаривала, что пора смириться и что с Афродитой, госпожой орхидеи, мне не сравниться никогда.

— Алон – Аполлон! Алон – Аполлон! Бурчала я сквозь зубы…

— Чем ты недовольна на этот раз? – спрашивал муж. Я игнорировала его вопрос и смотрела на жёлтую орхидею.

— Мы-то с тобой знаем, какая у тебя «женская» сила! – мысленно вела я с ней диалог.

Орхидея будто понимала меня, и мне казалось, что её плотоядные лепестки начинают шевелиться.

 

Однажды, примерно в два часа утра, когда в доме все давно уже спали, а я в очередной раз уснула с книгой на диване, в плоском горшке орхидеи раздался щелчок, будто кто-то нажал на кнопку ещё доцифрового («допотопного») фотоаппарата. Самым интересным и жутким во всём этом было то, что я явственно слышала щелчок, хотя я тоже спала, и даже не просыпаясь, догадывалась, откуда он доносится.

— Сейчас произойдёт что-то ужасное, — подумала я.

Мне хотелось открыть глаза, вскочить с дивана и бежать, куда глаза глядят, только чтобы меня не поймали. Но, я не могла пошевельнуть, ни рукой, ни ногой. Страх и какая-то непонятная сила сковали моё тело.

Вскоре я почувствовала, как меня опутывает тонкая липкая паутина. Какие-то холодные нити обволакивают мои ноги всё выше и выше. Я вся стала дрожать как от озноба. На улице не было совсем темно, т. к. вдоль ближайшей дороги щедро дарили свой свет фонари. Но, всё равно, уличного освещения не хватило бы, чтобы разглядеть, что происходит в глубине комнаты. А я всё равно ещё лежала неподвижно с закрытыми глазами.

— Открой глаза, ну, открой же! – приказывала я себе. Но всё было тщетно. Мои веки были плотно сжаты, будто я зажмурилась от яркого света.

— Что делать? – я стала звать своего мужа. Но, либо я звала его слишком тихо, либо он спал за закрытой дверью, в любом случае, он не отзывался. Или мне только показалось, что я кричу?

Наконец, мне удалось открыть глаза. И что же я увидела?

Со стены, где висел вазон с орхидеей, до моих ног тянулись тонкие светящиеся нити. Это они обволакивали мои ноги. В следующее мгновение я почувствовала, что нити просачиваются сквозь мою ночную сорочку, как бы «прошивая» её насквозь. Сквозь меня…

Я продолжала выкрикивать имя мужа, но он не приходил.

— Мобильник! Где мой мобильник! Я сейчас ему позвоню. Муж в спальне на верхнем этаже нашего дуплекса. Понятно, что за закрытой дверью ему меня не услыхать. Наверно, его мобильник рядом с ним, ведь он заводит его как будильник, чтобы не проспать на работу…

Я попыталась повернуть голову и найти свой мобильник. Повернуться мне не удалось. Я чувствовала, что погружаюсь в какое-то светящееся болото и ничего не могу сделать. А нити всё текли и текли из орхидеи.

— Хорошо, что это лишь орхидея, а была бы старая коза, так из неё вышли бы маленькие человечки и стали бы плести замысловатые воздушные хризалии — вспоминала я отрывки из трилогии Мураками. Наверно, это конец, — с такими мыслями я погрузилась в болото-сон…

В то утро я проснулась очень рано. Открыв глаза, быстро осмотрелась вокруг себя. Ничего необычного… Следующий взгляд был устремлён на виновницу моего ночного кошмара. Тоже всё как прежде.

— Ой, как хорошо, что это был только сон… Какой ужасный сон. Надо будет мужу рассказать…

Я сладко потянулась, потом медленно поднялась с кровати…

Лишь когда я поравнялась с орхидеей на стене, то увидела, что вазон сильно отстаёт от штукатурки.

— А, это вазон сдвинулся ночью, наверно, мне и показалось, что он щёлкнул. Но, когда я дотронулась да цветочного горшка, чтобы его подвесить на прежнее место, я снова услышала уже знакомый мне звук. Плоский вазон треснул на две части, точнее, раскрылся, а внутри него я увидела маленькую жёлтую коробочку…

— А это что ещё такое? Я быстро поднялась в спальню, разбудила мужа. Мы вместе сбежали по ступенькам. Муж подскочил к орхидее и схватил коробочку. Потом бросился к двери. Она была не заперта. Я же всегда её закрывала на ключ. Значит, кто-то побывал у нас ночью…

— Ты знал про неё? Признавайся! Ты знал? Значит, это ты с Алоном заодно? Что там лежит?

— Уже ничего, — тихо произнёс мой муж. В его глазах я увидела страх. Страх и негодование.

— Как он мог! А ещё друг называется… Муж схватился за голову.

— Что там было? Скажи! Теперь мне всё понятно. Вот это такие подарочки! Да, дождёшься чего-то хорошего от нынешних мужчин…

— Ты ничего не видела?

— Я? Нет, но мне приснился страшный сон…

— Подожди со сном… Что ты видела?

— Я ничего не видела. Но меня мучили кошмары…

— Нет, кошмары только начинаются… Что я скажу Алону… Это конец… Впрочем, он сам виноват… Хотел выйти чистеньким из воды…

— Ты мне можешь объяснить, что происходит?

— Это уже неважно…

Мне было жалко смотреть на мужа. И я знала характер Алона.

Дав мужу стакан воды, я всё же рассказала про свой сон. Муж слушал меня на удивление с интересом. В конце моего повествования он даже меня поцеловал, что тоже бывало крайне редко, и позвонил Алону. До работы у него оставался ещё час. Он забрал жёлтую коробочку и захлопнул вазон-тайник. А мне велел сидеть дома и никуда не уходить.

Освободившись от домашних забот, я, от нечего делать, включила телевизор. Передавали последние новости:

«Пойман с поличным известный в воровском мире … У него на квартире найдено драгоценностей на сумму… Самой важной находкой, несомненно, является исчезнувший десять лет назад крупный жёлтый бриллиант весом… названный «Жёлтая орхидея»… Бриллиант в своё время являлся собственностью… Грабитель обворовывал квартиры по ночам, опрыскивая спящих жильцов снотворным в виде аэрозоля…»

 

Я подошла к своей жёлтой орхидее. Мне показалось, что её лепестки «лукаво» вздрогнули при моём приближении…

 

 

 

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 307 просмотров
Комментарии (15)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика