2-й поединок 2-й тур 2-я группа

28 сентября 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Сон

Велислава

 

Вовке никогда не снились сны. Точнее, он придерживался теории, что сны снятся всегда и всем, но просто некоторые их не могут вспомнить утром. К таким одарённым людям он себя и относил. И, само собой, его мечтой было хоть как-то начать свои сны вспоминать. Парень подолгу засиживался на всяких тематических форумах, где люди обсуждали свои сновидения, делились опытом, трактовали сновиденные знаки и занимались тому подобными вещами.

Сейчас же парень стоял в офисе перед зеркалом и хмуро вглядывался в своё отражение. В голове царила пустота, несмотря на все попытки рассеять ночной мрак и вспомнить хоть что-то. За спиной своего отражения Вовка вдруг узрел образ хрупкой белокурой девушки.

— Привет, Володя! — образ сделал шаг, появляясь в поле зрения парня, в виде его очаровательной коллеги Ани. — Что, опять полночи не спал?

Девушка с тревогой всмотрелась в лицо Вовки и приложила ему руку ко лбу. Покусав губу, она протянула с напускной важностью:

-  Мдааа, мы опять полночи сидели в интернете, читая весёлые истории про сны!

— Ой, да прекрати! — парень насупился и с мрачным видом прошёл к своему рабочему месту.

О его проблеме в офисе знали. Как-то он по минутной душевной слабости поделился с товарищами о своём горе, и теперь они не упускали момента подшутить над молодым человеком. То начнут преувеличенно громко рассказывать о своих снах, то обсуждают толкования, то просто с наигранным сочувствием, молча, качают головой, глядя на Володю. Это его злило, но ситуацию изменить он не мог. Теперь ещё и Аня.

— Ещё ты тут… — проворчал он и, обхватив голову руками, уставился в выключенный монитор.

— А что я? — девушка непонимающе захлопала ресницами, глядя на Вовку бездонно-синими глазами. — Я просто волнуюсь, у тебя вид… не очень.

Аня запнулась и замолчала. Володя посмотрел на неё. Может и правда не издевается. Девушка приняла образ ангелочка, сложив ладошки на груди, она смотрела на парня честными глазами, светлые, почти белые волосы выгодно дополняли этот образ.

Вовка вздохнул и махнул рукой.

— Ладно, извини. На меня просто утро плохо действует.

Девушка просияла.

— Так всё в порядке?

— Всё в порядке, — согласился парень.

***

— Ну, давай, расставляй фигуры.

— Сегодня я играю белыми. — Володя разложил шахматную доску и аккуратно ставил фигурки на клеточки.

— Конечно, сегодня ты… — многозначительно хмыкнула женщина.

Разглядеть её было невозможно из-за свободного чёрного плаща, в который она куталась, словно было очень холодно. Лицо её скрывал глубокий капюшон.

— Ну-с, начинаем! — женщина потёрла руки.

Вовка подумал и передвинул пешку на клетку вперёд.

— Зачем тебе это надо, Смерть? Чего ты хочешь?

Смерть передвинула свою пешку и сложила руки под подбородком. Парень постарался рассмотреть её лицо, но ничего не получилось — ткань надёжно скрывала её лик от посторонних глаз.

— Чего хочу? Скучно мне просто. Люди боятся меня как огня. Даже поговорить не с кем. А этот пафос, что они сами придумали? Я про последний путь. Якобы, человек ведёт свой диалог со Смертью и всё отдаляется...

Она пожала плечами.

— Глупости всё это. Изредка действительно можно встретить интересного собеседника. Но в основном… — она передёрнула плечами. — Люди настолько зациклены на своём эго, что после смерти от них мало, что остаётся. Эдакие безумцы. Эго-то слетело, а под ним ничего не накопилось.

Она вздохнула.

Некоторое время они играли молча.

— Шах и мат, — вздохнул Вовка, передвинув в очередной раз фигуру.

— Ещё партеечку? — быстро спросила Смерть. — На желание...

Парень мотнул головой.

— Сейчас не успеем. В следующий раз. А на желание как?

— Ну, если ты проиграешь, я выполню одно твоё желание. По рукам?

— По рукам.

***

— Ты чего какой смурной?

Вовка поднял глаза и увидел перед собой Аню. Девушка сияла как начищенный пятак.

— Да не выспался, — вздохнул парень.

— Ну ты как всегда, — протянула девушка. — Ты вообще когда-нибудь высыпаешься?

— Неа...

Он снова погрузился в свои мысли. Сегодня ему почти удалось поймать сон за хвост, но тот ускользнул от него, словно особенно удачная рыба с крючка. Осталось ощущение чего-то важного, но некстати забытого.

— Вот блин, — пробормотал Вовка.

— Ты что-то сказал? — откликнулась Аня.

— Я? Нет… нет, ничего. Может в кафе сходим?

— Давай! — согласилась девушка.

***

— Ну что, давай партеечку! — Смерть азартно вскинула руки.

— На желание? — спросил Вовка, расставляя фигуры на доске.

— Угу, — промычала Смерть. — Сегодня я за белых! Так, какое у тебя желание?

— Хочу помнить свои сны.

Смерть хмыкнула.

— Ну что ж. Погнали.

Они с азартом принялись за игру. В тишине слышался только перестук шахматных фигур по доске.

— Стой… как же так получилось?

Вовка с недоумением смотрел на доску.

— Хах! — Смерть радостно хлопнула в ладоши. — Вот ты и проиграл.

Действительно, на доске был неоспоримый шах.

— Но зато теперь я могу исполнить твоё желание.

Она резким движением откинула капюшон.

Вовка зачарованно посмотрел на неё, в её огромные чёрные глазницы, затягивающие его, словно в бездну. Тихо всхлипнув, он закрыл глаза и дёрнулся.

— Ну, вот так всегда. Теперь он будет помнить всё. — Смерть стояла возле постели и задумчиво смотрела на застывшего в ней человека. — Но ему это будет совершенно безразлично.

 

 

 

Пыльная быль

Влад Костромин

 

Жили-были два брата: Старший и Младший. Точнее, сначала их было трое, но Старший погиб, а Средний стал Старшим, а Младший младшим так и остался, так ему, дураку, и надо.

– Надо бы нам разбогатеть, – хлебая жидкую вермишель «Роллтон», сказал Старший.

– Надо бы, да как?

– Давай бизнесом займемся.

– Сложно, поди, – почесал затылок Младший.

– Ничего сложного, я уже все продумал, – Старший облизал ложку и спрятал в карман. – В магазине грязная морковка по пять рублей, а мытая по двадцать. Сечешь?

– Нет, – покачал кудлатой головой Младший.

– Купим грязной, помоем, продадим по двадцать. Пятнашка навар.

– С пятнашки не разбогатеешь, поди.

– Дурак ты! Купим на пятнадцать три кг, помоем, продадим, получим сорок пять, почти полтос!

– Полтос тоже не деньги.

– Чудак человек, на сорок пять купим девять килограмм, помоем, продадим, получим сто тридцать пять, а потом…

– Ух, ты! – захлопал в ладоши Младший. – Так же и разбогатеть можно! Квартиру купим в ипотеку, тачку…

 

Пошли братья в супермаркет, набрали грязной моркови сетку. Помыли, сели на улице, продают. Час продают, два продают, а никто морковь не берет.

Подходит к ним Козел:

– Продаете, пацаны?

– Да, вам, сколько взвесить? – оживился Старший.

– Погоди взвешивать. Почем продаете?

– По двадцать.

– Молодцы, а брали по сколько?

– По пять, – гордо сказал Младший.

– Чудесно, – расцвел Козел, – будете взвешивать мне по червонцу с килограмма.

– За что? – вскричал Младший. Дурак, чего с него взять?

– А за то, что мы живем в правовом государстве, а я есть правоохранитель, – объяснил Козел. – А если не устраивает, то заберу в кутузку и отсушу в «обезьяннике» почки и еще санэпидстанцию натравлю. Сертификата же нет?

– Нет, – понурился Старший.

– Вот видите. Мы договорились? – и руку на дубинку положил.

Переглянулись братья, но даже дураку ясно – против власти не попрешь.

– Договорились.

– Вот и ладушки, – сел Козел в «козел» с синей полосой и уехал.

– Нет, так мы не разбогатеем, – собирая морковку, сказал Старший.

– Что же делать?

– Будем морковку по-корейски делать и продавать.

– Думаешь, получится?

– Смотри, купили мы ее по пять, продавать будем по восемьдесят. Терку купим, приправы всякие, семьдесят рублей выручим, минус червонец Козлу, шестьдесят наши.

– Ух, ты, голова! Так мы еще быстрее разбогатеем!

Купили перца черного, соли, сахара, терку. Пришли домой. Весь день и полночи морковь терли. Целый чан натерли. Засыпали перцем с солью. Назавтра приволокли чан на улицу, сидят, продают. Подходят люди, пробуют, плюются и уходят. Подходит вчерашний Козел.

– Здорово, пацаны. Много вчера продали?

– Ничего не продали, – бурчит Старший.

– Сочувствую, но с вас соточка.

– Как так, почему? – вскинулся Младший.

– А потому, что могли продать, но не продали. Упущенная выгода это называется.

– У нас сейчас нету, – говорит Старший, – через неделю отдадим.

– Можно и через неделю, но уже сто двадцать. Идет?

– Почему? – вскинулся Младший, но Старший ткнул его локтем и кивнул Козлу: – Идет.

– Почем морковку продаете?

– Восемьдесят.

– Брали по пять, значит, мне будете по пятьдесят с килограмма отдавать.

– Вчера было по десять, – не утерпел Младший.

– Так и вы вчера по двадцать продавали. Рынок, он такой. Ну, до завтра, – сел в свой «козел» и уехал.

– Нет толку с твоего бизнеса, – заплакал Младший. – Еще и должны остались.

– Я придумал, – понизил голос Старший. – Будем торговать старинными вещами.

– А где мы их возьмем?

– Пока бабка в больнице, можно у нее пошарить и что-нибудь продать. Я у нее ковер видел, часы с кукушкой.

 

Присматривали братья за квартирой старушки – соседки, которая сломала шейку бедра и лежала в больнице.

– Кому эта рухлядь нужна?

– Эту рухлядь сейчас антиквариатом называют, и хорошие деньги за нее дают.

Пришли они домой, взяли ключи и шмыгнули к соседке. Ходят по квартире, ищут ценное.

– Смотри, картина, – Младший ткнул в картину, – старая, пыли вон сколько, – хотел протереть.

– Не вздумай! Пускай с пылью, – Старший рассматривал картину. На ней была юная красавица в странной одежде и при ней седой мужик, на барбоса похожий, с мешочком кожаным. – Дорого пойдет. Берем.

Забрали картину, пошли в ломбард. Не взяли картину в ломбарде.

– Пошли на Арбат, – решил Старший, – там купят.

 

Пришли, сидят. Люди проходят, не берут. Вдруг видят братья, идет к ним девушка странно одетая. Встрепенулись сердца.

– Иностранка, – шепчет Старший. – Повезло.

Подошла Девушка, посмотрела на картину.

– Что продаете, добрые молодцы?

– Картину, – ответил Старший, а Младший улыбнулся заискивающе.

– Что за картина такая? – улыбается девушка. – Там же нет ничего, пыль одна.

– Как нет?

Посмотрели братья, и, правда, нет ничего на картине, пыль одна. Переглянулись, затылки чешут.

– Было же, – шепчет Младший, – было нарисовано.

– Хорошо, куплю, – говорит девушка. Возле нее вдруг объявился мужик, на барбоса похожий, одетый не по-нашему. – Дай им, сколько заслужили, – картину взяла и в толпе исчезла.

– Берите, – дал барбос Старшему мешочек тяжелый.

Открыл тот мешочек и охнул. Старинные золотые монеты в мешочке.

– В расчете? – спрашивает барбос.

– В расчете, в расчете, – кивает Старший, и мешочек за спину прячет.

Младшего по затылку хлопает, кивай, мол. А тот и кланяется, дурак же. Ушел мужчина.

– Вот свезло нам, – шепчет Старший. – Пошли отсюда быстрее, пока козлы не пришли.

Вернулись домой, золото на стол в кухне высыпали, любуются.

– Теперь и ипотеку возьмем и тачки и айфон, – мечтает Младший.

– Дурак ты, теперь можно акций набрать, облигаций, – свое талдычит Старший. – Заживем теперь, инвесторами станем!

– Куда же мужик с девкой с картины делись? – почесал лоб Младший.

– Дурак ты, тут такие деньжищи, а ты о какой-то ерунде думаешь! Не было там ничего, пыль одна, а нам при плохом свете померещилось невесть что.

– Иностранка та на девку с картины была похожа, – не унимается Младший. – И мужик тоже.

– Не выдумывай ты. Давай лучше пиццы с пивом закажем, счастье ощутим!

– Давай! – выбросил Младший мысли из головы и то верно, дураку никакие мысли не впрок, одно только беспокойство ему от мыслей.

Заказали пиццу с пивом. Отведали. Спать легли счастливые, в мечтах, что будут жить долго и счастливо и умрут в один день, чтобы другому больше не перепало. Так и получилось, умерли на утро вместе, от взрыва бытового газа. Рухнул подъезд, а на единственной уцелевшей стене старушкиной квартиры картина висела: на улицу смотрела девушка юная и мужик пожилой при ней, на барбоса похожий. Без мешка.

 

 

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 579 просмотров
Комментарии (24)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика