2-й поединок 2-й тур 1-я группа

25 сентября 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Черемшина

Андрей Иванов

 

Сантехник Валерий Колесников, невзрачный сорокасемилетний мужичок, сидел у себя дома на старом продавленном диване, не разувшийся с улицы, в грязных ботинках на ковре. Пил водку и рыдал. Только что прибегала сотрудница жены с её работы и сообщила, что его жена Татьяна внезапно умерла.

Слёзы солёными струйками сползали через щель между очками и лицом, как ручьи в расщелине скал. Валерий не знал, что делать, как теперь жить. И вообще, что теперь будет. Они прожили вместе двадцать лет, и вот, теперь всему финал. Тани нет, дочка в другом городе. А он в горьком отупении.

 

Дверь в квартиру осталась открытой после ухода сотрудницы Тани, и, словно оглохший от горя Валерий даже не заметил, что вошла его старшая сестра Лариса.

— Ну что расселся, как идиот? Сейчас нужно в похоронную контору идти, гроб и могилу заказывать. Потом в морг, везде дела делать, договариваться, а он тут сидит, рыдает. Водку жрёшь, скотина. А кто жену твою хоронить будет? Дед Пихто?

Лариса с размаху залепила брату вескую и звонкую пощёчину. От внезапной резкой боли он отшатнулся и как бы очнулся на мгновение, но затем снова погрузился в себя.

— Вставай, говорю! — Истерично рявкнула сестра и пошла на кухню, чтобы набрать в ковш воды и выплеснуть в лицо отчаявшемуся брату.

 

Когда она вернулась, вода не понадобилась. Валерий надел старенький мятый балоневый плащ, который был ему короток уже несколько лет, размазал слёзы грязной пятернёй и покорно ждал указаний более здравомыслящей старшей сестры. Сразу резко постаревший, ссутулившийся, жалкий и одинокий потерянный мужичок.

***

Не по любви Валерий предложил Татьяне пожениться. Так вышло, что все его сверстники уже давно были женаты. Обзавелись детьми, успокоились и вели вполне размеренный семейный образ жизни. Пьянствовали потихоньку, пытаясь прятать заначки от своих супруг, а в аванс и в получку регулярно напивались по полной. Бухали и по праздникам и без праздников. Обмывали покупку холодильников, телевизоров, мотоциклов, рождение детей, похороны родителей и свадьбы друзей, соседей и просто знакомых. Короче, поводов для пьянки всегда хватало. Да и поводы, в общем то не особо были нужны. Деньги есть — вот тебе и повод.

С настоящей любовью у Валерия в молодости не сложилось. Хоть любили сильно и взаимно. Но, видимо, как-то неправильно любили. Неумело, что ли. Слишком страстно или слишком глупо.

Случилось однажды ему быть на танцах со своей девушкой в местном ДК. Пригласил её на танец другой парень, развязный, подвыпивший, конечно. А она вдруг неожиданно согласилась. Валерий тогда горячий был, молодой. Молча сдерживал себя потом весь вечер. Виду старался не подавать. А внутри кипел. Даже мать его всегда так и называла — наш Валера "Вася Кипяток". Вообще то по натуре он отходчивый был быстро. Взорвётся, крикнет, психанёт, а минутки через три уже хохочет со всеми над собой. И зла никогда ни на кого не таил. Добрая душа и весёлый парень.

Но не в тот раз. Как то сильно резануло по сердцу то, что его девушка согласилась танцевать с приставучим и наглым парнем. А может он ей понравился? Или что то у них между собой раньше Валеры было? Но ведь они пожениться с Оксаной уже вскоре собирались.

Оксане, бывшей девушке и своей первой любви, он на танцах ничего не высказал. Стерпел. Но парню решил отомстить. Ведь тот знал, что это Валерина невеста, но вёл себя по хамски, лапал девушку при всех и шептал ей на ушко какие-то слова. Оксана тоже вела себя на удивление странно, улыбалась этому хаму, словно пытаясь вызвать в женихе ревность. Ну и вызвала. К тому же, в клубе все знакомые. Как это теперь можно было сделать вид, что не заметил? А он и не собирался притворяться, что не заметил. Закончилось всё это очень плохо. Для Валерия.

После окончания танцев на полутёмном крыльце ДК завязалась драка.

Валера ударил первым. Тот парень как раз выходил из дверей Дома культуры. Ударил неожиданно, смачно, со всей силы и удачно. Парень отлетел к стене здания. Это помогло ему не упасть. Оксана неистово заверещала, вокруг начала собираться толпа. Но вмешиваться никто не посмел. Все видели на танцах, что посторонний нанёс Валере оскорбление.

Парень был пьян, но не сильно. И сразу понял, за что ему прилетела плюха. Но и спасовать не собирался.

— А как тебе это? — Зло прищурившись поинтересовался он, вытирая с губ кровь и доставая из кармана финку...

Оксана, увидев нож, бросилась к Валерию, чтобы оттащить его подальше. Но "Вася Кипяток" уже разошёлся, от гнева потеряв разум и даже страх. Он оттолкнул невесту, да так резко, что не рассчитал в пылу силы. Оксана отлетела к колонне у крыльца, ударилась о неё затылком и сползла на каменное крыльцо, потеряв сознание.

 

Конечно, свадьба с любимой не состоялась. Вместо свадьбы получил два года заключения. Валере присудили нанесение телесных повреждений девушке, сотрясение мозга. Два года колонии. С этого момента жизнь пошла наперекосяк и дала трещину. Оксана через полтора месяца вышла из больницы и, пока её бывший жених сидел в тюрьме, вышла замуж за другого.

***

Валерий освободился из колонии досрочно, не досидев всего полгода. За примерное поведение и за участие в художественной самодеятельности лагеря. Играл там на баяне. Играл красиво и пел. Любимая его песня была "Черемшина". С душой своей нараспашку пел. На удивление своего весёлого и доброго характера он и в заключении не утратил.

На свиданки в зону приезжали сёстры и мать. Изредка даже приезжали друзья. Оксана не была ни разу.

 

Встречали дома после отсидки радостно, даже как то участливо, с пониманием, что вины то Валеры и не было. Готовились к его приезду задолго, основательно. Все вместе. В складчину насобирали брату на новый костюм с брюками-клёш. И даже на жутко модный в то время балоневый плащ друзья Валеры немножко деньжат подкинули. Заранее налепили всей семьёй пельмени, рыбки свеженькой с картохой нажарили. Ну, само собой, домашние помидорчики — огурчики — грибочки. Водочка, вино. Всё, как положено, после долгой разлуки. Всё, как у людей.

Встретили. Отметили. И зажили по старому.

 

Валера на работу устроился сантехником. Работящий он парень всё-таки был, ни тяжёлой работы никогда не боялся, ни самой грязной. И в ночь, и в метель, и в любое время приезжала за ним домой аварийка. Он молча, всегда безотказно собирался и ехал — то канализацию где то чинить, то течь под землёй в трубах, то в котельной котлы паром разорвало. Отзывчивый человек Валерий, ну что сказать, работяга, простой, честный, неунывающий.

***

Однажды морозной ночью, уже ближе к утру, на складах коопторга отопление прорвало. Батареи ржавым фонтаном обжигают. И принялась горячая вода заливать уложенный на полках склада товар. Конечно тут же за Валерой машину выслали. Зимой, в пургу. Ночью. А он накануне вечером свой день рождения с мамой, сёстрами и друзьями отмечал. Веселились, пели, танцевали, Валера на аккордеоне свои трели выдавал. Особенно свою любимую "Черемшину" по несколько раз. Закончили праздновать уже далеко за полночь, и только улеглись, изрядно уставшие, пьяненькие, а тут машина.

Валера молча собрался, пошатываясь, хлебнул из ковша квасу, накинул робу с кирзачами, взял свой походный ящик с гаечными ключами и потопал к двери.

Вот на том складе то и встретил он Танюшку. Свою будущую жену и мать его дочки.

 

Пронеслось это в мозгу, как в ускоренном кино. Всё их радостное и безрадостное простецкое житьё-бытьё. Таня всю свою жизнь товар на складах укладывала, мешки вытрясала, а Валерий чинил всю испорченную сантехнику их маленького городка. Все их совместные двадцать лет супружества.

И пока шёл он с сестрой до похоронной конторы, понурив голову, пронеслась в том видении их небогатая свадьба, потом рождение дочки, их ссоры и перемирия. Их праздники и домашние хлопоты. Их любовь-нелюбовь. Вся их немудрёная семейная жизнь. Сначала ютились на семи метрах в шумной общаге, потом в ветхом деревянном бараке, на рабочей окраине городка, у чёрта на куличках. Но всё чего-то ждали, надеялись, верили.

А затем и отдельную квартирку получили, уже когда дочь подросла. Махонькую и без удобств, зато свою, отдельную.

И вот, теперь-то как? Как одному то? Без Танюшки маленькой моей… Как?

***

Весь тот страшный день он был ни живой, ни мёртвый. Куда-то ходил, за что-то платил, что-то говорил, заказывал. Но это делало только его тело. Не он сам. Душа его была где-то не здесь, далеко.

Очень похоже на сон. Неприятный, размазанный, сумбурный сон. Даже не сон, а какие-то обрывки сна.

В морге ему показали миниатюрное тельце жены, и он очень захотел проснуться. Но так и ушёл домой, не поверив в случившееся.

Перед этим Сестра Лариса спросила Валерия:

— Та, которая прибегала с работы Тани, рассказала тебе, как это случилось?

Он ненадолго пришёл в чувство и ответил, слова вылетали механически, как у робота:

— Таня с утра плохо себя чувствовала. Жаловалась на вялость, головную боль. Говорят, пришла на работу, на складе залпом выпила почти полный стакан водки. Думала, наверное, что ей с этого полегчает. Потом тихо проговорила подружкам: «Ой, девчонки, как хорошо!» Облокотилась на рулон бумаги и сползла по нему на корточки. Глаза прикрыла и больше не открывала.

— Это всё?

— Всё.

— Она болела перед этим?

— Нет. Всё, как всегда. Вечером сварила борщ. Потом сходила к соседям, у них телефон. Позвонила дочке. Вернулась, мы поужинали, ещё немного посмотрели телевизор и легли спать. А утром эта вялость.

— Понятно. Ладно, Валера. На сегодня мы всё сделали. Тебе завтра на работу или отпустят?

— Отпросился.

— Хорошо. Иди домой и постарайся не напиться. Не знаю как, но постарайся. Ты мне завтра нужен. А я ещё забегу в кафе, узнаю там меню и расценки для поминок. Крепись. Дочке сам сообщишь или мне позвонить?

— Позвони ты. Только помягче ей это скажи, как-нибудь помягче, постарайся.

— Помягче не получится, не тот случай.

Валерий отвернулся и умолк.

***

Как он дошёл до своего дома не помнил.

Не разуваясь с улицы снова сел на диван и уставился в пол. Рисунок ковра поплыл и изобразил лицо Тани. Валерий закрыл глаза руками и заплакал.

Просидев так с полчаса, он взял ключи и побрёл в сарай. Нашёл там старую банку полузасохшей белой краски и бутылку ацетона. Смешав краску с растворителем вернулся в дом.

Над дверью из прихожей в комнату неоновая лампа. Давно уже перегорела. Менять всё было как-то не досуг, да и незачем. Так и висела над диваном.

"ТАНЕЧКА! ТЫ ВСЕГДА СО МНОЙ!" вывел он пальцем на пыльном плафоне белой краской.

Капли масляной краски стекали с плафона и с руки, капали на ковёр. Но это всё уже было ему безразлично. Он уже ничего не замечал, лишь только слёзы текли по осунувшемуся, резко постаревшему лицу.

 

Что это было? Любовь? Привычка? Страх одиночества? Да какая разница?! Жизнь потеряла всякий смысл. Ненужные никому вещи, потолок, стены. Нет родного человека. Пусто. Зачем жить?

 

Через год Валерий умер от рака гортани.

На поминках был баянист с аккордеоном. Взрослая дочь Валеры попросила его сыграть любимую песню отца "Черемшина".

 

 

 

Собрание, или эльфы под навозом

Илья Криштул

 

Собрание в магазине элитной итальянской сантехники и техники для ванных комнат с громким названием «Элитная итальянская сантехника и техника для ванных комнат» началось с опозданием. Минут сорок представительница центрального офиса ждала Ваню Лепёшкина, который служил в этом магазине директором, продавцом, бухгалтером, грузчиком, уборщицей и всё это, кстати, за одну зарплату. Когда Ваня, наконец, подъехал к магазину и припарковал свой велосипед, представительница заученно улыбнулась, подошла к Ване и подала руку.

— Здравствуйте! Я Ольга, заместитель управляющего по директ-маркетингу креативного отдела нашей фирмы «Элитная итальянская сантехника и техника для ванных комнат». Вы опоздали на тридцать семь минут!

— Здрассьте! Колесо вот пробил… – Ваня кивнул на велосипед: – Пока менял, потом жена пирожки для вас спекла, не успела маленько, зато горячие, сейчас угощаться будем, так что извините. А вы заместитель чего, я не понял?

— Управляющего по директ-маркетингу.

— Такая молодая, а уже управляющего заменяете… — Ваня вздохнул: — А мне написали, приедет просто менеджер, какое-то собрание или чего там…

— Я, в принципе, и есть менеджер. Креативный тренинг-менеджер. – Ольга продолжала улыбаться.

Ваня помолчал. «Какой-то кретинный тренер-менеджер, не поймёшь их… Ну тоже, наверное, нужная должность. Вон жабы – квакают и квакают, никому не нужны, вроде, а они оп! — комаров жрут. Без них, без жаб, тут одни комары бы и жили…» — так подумал Ваня, снял болтающийся на руле пакет с пирожками, сунул его Ольге и завозился с входным замком, продолжив разговор.

— Как доехали?

— Ужасно! В вагоне-ресторане нет пасты. Вместо «греческого» подсунули «оливье». Совершенно не коммуникативная и не социализированная проводница. Я была вынуждена написать четырнадцать жалоб! Четырнадцать! Кстати, о вашем опоздании я тоже буду вынуждена доложить руководству.

— Я уже доложил, смс-ку послал, что б вам передали. – Ваня открыл дверь магазина, широко её распахнул и жестом пригласил Ольгу внутрь: — Не передали, видать. А проводница чего, чай не приносила? Так я сейчас заварю!

Ольга зашла внутрь и огляделась.

— Спасибо, но причём здесь чай, к тому же у неё не было ни одного улунского… В любом европейском захолустье есть улунский чай! А у неё нет! Ну, я ей всё высказала и меня поразило полное отсутствие коммуникативной толерантности с её стороны! Полное, понимаете!

— Понимаю… — сказал Ваня, который понял одно – собрание будет тяжёлым, непонятным и, скорее всего, ненужным: — Кстати, а об чём собрание?

— Да а каком собрании вы говорите? Вы что, живёте в прошлом веке? Я проведу бизнес-тренинг, точнее, бизнес-коучинг. Называется он «Новая мотивация покупателей в свете последних достижений маркетинга в сегменте сантехники и техники для ванных комнат». Займёт это у нас где-то час, а через полтора у меня обратный поезд. Ужас, как у вас товар расположен. Мерчендайзер давно был?

— В прошлом году. Да удобно всё стоит, всё равно редко кто чего покупает. Он как расставил, этот ваш… мерч-расстановщик, так всё и есть. Кто у нас купит раковину за семнадцать тысяч?

— В Москве по пятьдесят-шестьдесят таких раковин в день продаётся! Например… — Ольга достала из сумочки телефон, поводила пальчиком по экрану и подтвердила: — Да, вот наш ритейл на Кутузовском продал вчера пятьдесят две подобные раковины. После, кстати, моего бизнес-коучинга. И они у нас теперь называются не «раковины», а… Но об этом позже. Их хорошо берут отели, бизнес-центры, спа-комплексы… Квартиры в кондоминиумах сейчас имеют по две-три ванных комнаты и их владельцы также являются нашими потенциальными клиентами…

— Так это в Москве, там у вас водопровод везде, а у нас-то… — перебил её Ваня.

Ольга улыбнулась, показав, что оценила шутку, хотя это была вовсе не шутка, а Ваня продолжил:

— Вот через два года нового мэра изберут, через полгода он…

— Проведёт водопровод? – продолжала улыбаться Ольга.

— Нет. – Ваня был серьёзен: — Сначала построит себе дом новый, потом туда проведёт водопровод и купит у меня дорогой унитаз, джакузи и душ с раковиной. А старый мэр в тюрьму пойдёт, с конфискацией, его джакузи начальник полиции заберёт, остальную сантехнику – прокурор, а стиральная машина в гостевой домик мэрии поедет. Губернатор может на охоту приехать и испачкаться. Такой вот круговорот сантехники в природе. А водопровод у нас там, где нужно, есть. В домах у начальства есть, в мэрии есть, в гостинице, в магазине моём… В школу обещают провести… Вы пирожками-то угощайтесь, пока не остыли. А что такое этот ваш коучин?

Ваня постелил на прилавок газету и высыпал на неё пирожки из пакета. Ольга взяла один, повертела и с опаской откусила.

— Коучинг. В конце буква «г». Это такой метод тренинга. Если коротко, это инструмент личностного и профессионального развития, который помогает человеку добиваться исключительных результатов в жизни, в карьере, в бизнесе… А с чем пирожки?

— С капустой и с яблоками… Вам какой попался? – Ваня взял у Ольги пирожок, разломал и вернул обратно: — С капустой, они у жены самые вкусные получаются. Кушайте на здоровье, в Москве таких не попробуете. А тренинг этот ваш, это что такое?

— Это немного другое… – Ольга незаметно положила разломанный пирожок обратно на газету: — Если коротко, это инструмент личностного и профессионального развития, который помогает человеку добиваться исключительных результатов в жизни, в карьере и в бизнесе.

— А-а, — сказал Ваня: — Тогда понятно. Пойду стулья принесу.

Добиваться исключительных результатов в бизнесе Ване помогала его кума, а никак не тренинг с коучингом. Кума работала в местной гостинице администратором и перед приездом какого-нибудь важного гостя ломала в единственном гостиничном номере «люкс» что-то сантехническое. Последний раз она сломала душевую кабину перед двухдневными гастролями какой-то знаменитой певицы и организаторы гастролей, дабы избежать скандала, примчались к Ване в магазин, адрес которого им дала та же кума. Причём они не просто купили душевую кабину, а ещё, не торгуясь, заплатили Ване за её срочную установку. Конечно, с кумой Ваня потом делился – бизнес есть бизнес, несмотря на родственные отношения. А что касается жизни и карьеры, то там Ваня всего уже добился. Дом есть, работа есть — директор магазина, между прочим, жена есть, дети, велосипед, за машину кредит отдают, дом сайдингом обделан, огород. Что ещё нужно?

Ваня принёс два стула, один поставил перед Ольгой, на второй сел сам и приготовился слушать. Ольга стул проигнорировала и снова улыбнулась, но уже совсем другой улыбкой. Так, наверное, улыбается питон, увидевший кролика. Коучинг начинался.

— Здравствуйте! – сказала Ольга: — Я рада вас всех здесь видеть. Сначала давайте познакомимся. Меня зовут Ольга, а вас?

— Иван… – вздохнул Иван.

Предчувствие его не обмануло — сейчас эта милая девушка со своим коучингом украдёт у него час жизни.

— Теперь выключим мобильные телефоны, – продолжила Ольга: — И постараемся в течение часа никуда не отходить, ведь тема нашего сегодняшнего коучинга очень важна для всей группы…

Ольга, конечно, была профессионалом. Первый тренинг, на который она попала семь лет назад, назывался «Как стать счастливой в жизни, успешной в бизнесе и найти своего мужчину» и, хоть счастливой она сразу не стала, а мужчину так и не нашла, ей всё очень понравилось. Потом она посетила тренинг «Готовим позитивно», семинары «Как узнать свой потенциал», «Говорите голосом» и «Живём в мире с позвоночником», втянулась и уже без тренингов свою жизнь не представляла. А когда у неё кончились деньги для их оплаты, ей предложили самой стать ведущей тренингов, для чего посетить коучинг «Как самому проводить тренинги».

Этот коучинг проходил в Индии, стоил дорого, и сначала ей пришлось посетить тренинг «Как взять кредит и не попасть в кабалу к банку», который проводил банк, в котором она решила взять кредит для оплаты коучинга. Попав в кабалу к банку, Ольга устроилась на работу тренинг-менеджером в креативный отдел фирмы «Элитная итальянская сантехника и техника для ванных комнат», где и начала учить одних людей делать счастливыми других с помощью раковин, стиральных машин и унитазов.

Сама она тоже, наконец, стала счастливой, сразу после тренинга «Анатомия женского счастья и способы его создать». Правда, мужа как не было, так и нет, с любовниками беда, подруги разбежались от её лекций, зато Ольга купила котёнка, вывешивала его смешные фото во всех социальных сетях, а в свободные от тренингов и коучингов вечера читала и писала комментарии. И карьера у неё в гору пошла, как-никак уже заместитель управляющего креативного отдела, а если и дальше успешно креативить будет, то её управляющим сделают, там и зарплата побольше, и кабинет. Поэтому креативила Ольга изо всех сил.

Ваня, к своему несчастью, про её судьбу не знал и ничего плохого, кроме потери времени, от Ольги не ожидал, поэтому по старой, ещё советской привычке сразу после начала собрания-коучинга задумался о своём. Он думал о сайдинге, который отходит возле крыльца, заняться им до зимы надо, о новом телефоне, обещанном дочке на день рождения, а зарплата в этом месяце маленькая, продаж-то нет почти, о картошке, которую надо самим уже выкапывать, а он сегодня тётке помочь обещал, чёрт его за язык дёрнул, о вчерашнем сериале, который закончился непонятно чем…

— …понимаете, почему при этом мы с вами полностью убираем возможность возврата клиенту денег? – донёсся до него голос Ольги.

— Конечно, – ответил Ваня.

— Ведь покупка, совершённая с повышенным «вау-эффектом», подразумевает выход отношений клиент-продавец на уровень активных продаж…

— С каким эффектом? – спросил Ваня.

— Хорошо, что вы спрашиваете, – мягко улыбнулась Ольга: — Но это понятно из самого названия эффекта. Это когда клиент совершает покупку с восклицанием «вау!» и расплачивается с мыслью, что ему повезло. Этот термин придуман в нашем креативном отделе и уже получил широкое распространение…

«Господи, чем они там занимаются…» — с тоскливой завистью подумал Ваня: «И зарплата, наверное, хорошая… Повышенный «вау-эффект»… У нас этот эффект по-другому называется, матерно…»

— И теперь о главном, – сказала Ольга: — Наш креативный отдел выработал совершенно новую концепцию маркетинга. Вы больше не торгуете раковинами, стиральными машинами, ванными и так далее. Вы торгуете волшебством и удовольствием!

Вот этого Ваня не ожидал. Он, в принципе, догадывался, что в Москве живут не вполне нормальные люди, но что б до такой степени…

— Я привезла вам новые ценники. – Ольга достала пачку ярких разноцветных бумажек: — Здесь указан бренд, артикул и…

Она сделала театральную паузу.

— Новые названия! Полгода наши креативщики под моим руководством работали над этим и с этого понедельника в магазинах нашей фирмы под запретом слова «душ», «раковина», «бачок» и тому подобное. Вы не продаёте клиенту стиральную машину, вы продаёте ему «Волшебный сундучок для очистки белья»! Вы продаёте не раковину, а «Искрящуюся чашу голубых брызг»! Душевая кабина это «Чудо-пещера для омовения души и тела»! Ручной душ – «Водопад прозрачных нежных струй»! И вы, соответственно, никакой не продавец, а добрый волшебник! Вот, кстати, ваш новый бейджик.

Ольга протянула онемевшему Ване розовый прямоугольник. «Добрый волшебник Иван» — так теперь называлась его новая должность, напечатанная голубым по розовому.

— Конечно, будут проверки и штрафы, так что убедительно вас прошу перейти на новые названия прямо с этой минуты. Сейчас я поменяю ценники, и вы увидите, как уже завтра возрастут продажи! А это, как вы понимаете, благотворно скажется и на вашей зарплате…

И Ольга начала снимать старые ценники и прикреплять новые. Ваня молчал. Проверки, конечно, его не пугали, людей к нему заходит мало, все свои, так что засланных казачков сразу видно, но как он объяснит своим друзьям-соседям все эти новые надписи? «Эй, волшебник! Почём у тебя чаша голубых брызг и нежных струй, вау?» — раздался в его голове голос соседа Серёги и Ваня вздрогнул от ужаса. «Нежноструй… Меня будут звать «Добрый волшебник Нежноструй»… Дочку в школе засмеют… Когда уже у неё поезд? Уедет, все эти бумажки повыкидываю, пусть штрафуют» — и он, взяв у Ольги кипу разноцветных ценников, кинулся тоже их менять.

— А унитаз, извините за слово «унитаз», теперь у нас как называется? – Ваня стоял у этого аппарата и перебирал новые ценники в поисках нужного.

— «Фарфоровый родничок удовольствия, уносящий всё плохое», – ответила Ольга.

Что такое «Рулончик мягких бумажных листьев, стирающих все следы» Ваня решил не спрашивать. И так понятно. Жена, кстати, один рулон принести просила.

Ольга тем временем закончила со своими ценниками, с удовольствием посмотрела на сделанную работу, заметила брошенный Ваней новый бейджик и самолично прикрепила его к нему на рубашку.

— Не стесняйтесь. Через два дня вы привыкнете к новой должности, а через неделю будете ей гордиться. Наверняка у вас в городе никто больше не работает волшебником, и вы будете первым. – Ольга посмотрела на часы: — Такси приедет через двадцать минут, так что мы с вами успеем сыграть в небольшую ролевую игру. Представьте, что вы покупатель, а я продавец…

Но ролевая игра не сложилась. Открылась входная дверь и в магазин зашла тётя Женя, та самая тётка, которой Ваня обещал сегодня помочь с картошкой.

— Здравствуйте! – поздоровалась тётя Женя с Ольгой.

Ольга сделала шаг вперёд, явно намериваясь показательно втюхать тёте Жене какое-нибудь райское фаянсовое волшебство за двадцать пять тысяч, но Ваня, зная характер своей тётки и опасаясь за Ольгино здоровье, остановил её.

— Давайте я сам попробую, – сказал Ваня и пошёл навстречу тёте Жене.

— Привет, Вань… – заулыбалась та.

— Тёть Жень, – зашептал Ваня, роясь в кармане: — Купи у меня…

Ваня незаметно пересчитал деньги – хватало на маленький пластмассовый тазик.

— Купи у меня пластмассовый тазик, вон тот, красненький… Проверяющая у меня… Я тебе вечером всю картошку выкопаю и навоз перекидаю. – Ваня сунул тёте Жене деньги и громко сказал: — Здравствуйте! Я вижу, вам нужно «Яркое пластмассовое чудо для хранения прозрачной родниковой воды»? И это правильно! Выбирайте!

— Ты, Вань, не перегрелся здесь? Какое яркое чудо? Зачем мне пластмассовый таз? Был бы железный, варенье варить… Вот рукомойника нет у тебя? Мой течёт, сил нету…, — тоже шепотом ответила тётя Женя.

— Рукомойника… А у нас нет «Капель весеннего дождика, со звоном падающих вниз»? – Ваня обратился к Ольге, и пока та судорожно искала эти «Капли…» в своём прайс-листе, снова зашептал тётке: — Купи таз. Картошку выкопаю, в мешки сложу, навоз перекидаю.

— Нет, «Капель…» у нас нет… – Ольга просмотрела весь прайс-лист: — А что это такое?

— Да уже не важно. Уважаемый клиент покупает у нас «Яркое пластмассовое чудо…». — Ваня торжественно взял у тёти Жени свои деньги, пробил чек и отдал ей тазик: — «Вау» скажи!

— Чего? – забеспокоилась тётя Женя: — Ты давай ко мне приходи, выпьешь, посидим, я и Ленку твою уже позвала…

— «Ва-у». Надо так. Не бойся, приду, посидим, картошку выкопаю, в мешки сложу, в яму ссыплю, навоз перекидаю. И забор починю. «Вау», – снова зашептал Ваня.

— Вау! – сказала тётя Женя и пошла к выходу, но на середине остановилась и посмотрела на Ольгу: — До свидания, дочка. Вау!

— До свидания, спасибо за покупку, – ответила Ольга и обратилась к Ване: — Вот видите, как сразу пошли продажи!

— Да… — ответил Ваня: — Жаль, конечно, что из всех представленных шедевров сантехники она выбрала «Яркое пластмассовое чудо…», но…

— Вау! – раздалось от дверей.

— Иди уже, тёть Жень! Приду скоро! – крикнул Ваня, а в магазин, пропустив тётю Женю, зашёл Армен, местный таксист.

— О, машина пришла, – сказала Ольга и Ваня облегчённо вздохнул: — Я считаю, что мы поработали очень продуктивно и, надеюсь, продажи с каждым днём у вас будут только расти. Главное, над чем вам следует ещё поработать, это над максимизацией лояльности к бренду. Что бы люди стремились в ваш магазин и не хотели отсюда уходить. У вас, я верю, всё получится…

— Поехали, красавица, – вмешался Армен: — Опоздаем.

— Да, едем, – Ольга взяла свою сумку и повернулась к Ване: — До свидания, Иван, было очень приятно…

— Я провожу вас…, – засуетился Ваня, свернул газету с пирожками и засунул свёрток в Ольгину сумку: — Пирожки с собой берите, а то опять с проводницей повздорите, а у вас всё с собой, и в ресторан ходить не надо… Чай так и не попили, а чай у нас вкусный… Привет там, в офисе, всем передавайте, особенно бухгалтерше… Скажите, как только воду везде проведут, сразу продадим все фаянсовые чудеса, а уж «Родничок удовольствия», этот позолоченный фарфоровый Геракл, смывающий всё плохое, первый уйдёт. У нас его за тридцать тысяч с руками оторвут… Семь наших средних зарплат, и он у кого-то дома…

— Фарфоровый Геракл… — повторила Ольга, садясь в машину: — Как красиво звучит… А вы креативно мыслите, Иван…

И она что-то записала в свой модный телефон.

«Сызрань есть Сызрань, Москва есть Москва, и вместе им никогда не сойтись» — примерно так думал Ваня, глядя на отъезжающее такси.

Ему захотелось срочно выпить, то ли из-за страха перед надвигающимся креативным будущим, то ли из-за тоски по уходящему обыкновенному прошлому и он уже решил по обыкновению просто закрыть магазин и идти к тёте Жене, где его ждала достойная награда за достойный труд, но… «Новая мотивация и лояльность к бренду» — вспомнил Иван непонятную фразу и набрал по мобильному телефон центрального офиса.

— Здравствуйте, это добрый волшебник Иван, сызранский магазин, – сказал он в трубку: — Я только что прослушал бизнес-тренинг и мне надо срочно закрыться. Мы с эльфами идём на сказочную лужайку выкапывать магические чудо-клубни и складывать их в подземный дворец Тьмы. Потом мне надо покрыть лужайку тёплым одеялом от коровок и выпить немножко волшебного эликсира бессмертия...

В офисе решили, что у Вани в магазине засорилась канализация и чудо-клубни от эльфов и от самого Вани не проходят по трубам в подземный дворец, а плавают с запахом по лужайке-магазину и, разумеется, разрешили ему закрыться. Правда, никто так и не понял, причём там коровкино одеяло, кто такие эльфы и что это за волшебный эликсир, но, посовещавшись, решили, что это издержки новой концепции маркетинга.

 

И Ваня пошёл копать картошку, складывать её в погреб и разбрасывать навоз. Ольга же по приезде получила хорошую премию за отлично проведённые бизнес-коучинги и за придуманное ею новое название унитаза, что-то там про фарфорового Геракла, смывающего авгиевы конюшни. Она, кстати, часто вспоминала Ивана и даже сделала попытку перетащить его на работу в свой креативный отдел, а там, может быть, и… Но даже тренинг «Как завоевать мужчину» ей не помог, не хотел Ваня никуда от своей жены уезжать и завоёвываться.

А в кризис фирма «Элитная итальянская сантехника и техника для ванных комнат» разорилась, но прекрасно зарекомендовавший себя креативный отдел под руководством Ольги в полном составе перешёл на работу куда-то в сферу культуры. Так что ждём. Жизнь продолжается, несмотря на приближающийся креативизм…

 

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 479 просмотров
Комментарии (16)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика