2-й поединок 1-й тур 8-я группа

22 сентября 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Эльф и лесной король

Светлана Мак

 

Когда-то, получив лес в наследство, будучи ещё юнцом, нынешний Король, пребывающий уже в почтенном возрасте, был доволен прожитой жизнью, хоть жил и не во дворце. Но лесная жизнь была не менее насыщенной, чем городская, а свежий воздух куда приятнее, чем затхлые каменные залы. Тем не менее, возраст давал о себе знать, и тело не было таким выносливым, как в юности. Участившиеся набеги соседа из пустынных земель, мечтавшего заполучить эту плодородную территорию, отражать становилось всё сложнее. По слухам, которые принесла на хвосте сорока, соседний правитель разработал новый план нападения, решив задействовать способности своих магов и мощь силы огня, и, если не победить в схватке, то сжечь лес дотла.

Когда Король об этом узнал, он склонил голову в раздумьях и выглядел довольно мрачно, сидя на своём деревянном резном троне, опираясь на меч обеими руками. Вокруг пестрили цветы, всё дышало покоем, и мирно кружили эльфы. Почему-то именно сегодня Короля это сильно разозлило.

— Эй, вы, — крикнул он эльфам. – Хватит здесь мельтешить, думать мешаете!

Король резко взмахнул мечом, проделав им круговое движение в воздухе, чем спугнул крылатых созданий, и они разлетелись в разные стороны. После этого он снова воткнул меч в землю и твёрдо произнёс:

— Я приму этот бой и не дам захватчику ни одного шанса. Пусть он и станет для меня последним. Но мне не справится с огнём! Как оградить жителей леса от этой напасти?

Самый маленький эльф, который не испугался грозного вида Короля, кружил у него над головой и слышал его слова. Он подлетел к уху озабоченного правителя и закричал, как можно громче:

— Я, я могу помочь!

— Кто здесь зудит? Какой комар? А это ты легкомысленное создание! Вот насмешил, так насмешил. Чем же ты сможешь нам помочь? Если только вызовешь ветер своими грозными крыльями, чтобы этим шквалом сдуло непрошенных гостей. Лети отсюда, пока я тебя случайно не прихлопнул, как букашку.

Эльф, обидевшись, что его даже не выслушали, отлетел в сторону. Он оставил Короля и решил сам взяться за дело.

Тем временем, грозный сосед, как и обещал, приблизился к границе леса. Уже было слышно, как протрубили трубы, извещая о начале сражения. Уже лесное сообщество собралось вокруг Короля, чтобы вступить в бой вместе со своим правителем. Уже и сам Король оседлал своего верного коня и, издав победный клич, выдвинулся навстречу опасности. Бой был близок.

Эльф же в это время, обратился к своим собратьям, озвучив сою идею, которую не пожелал выслушать их удручённый правитель. Предложение маленького эльфа, было в том, чтобы обратиться с просьбой к самой Королеве неба. Только она могла оказать помощь в борьбе с огненной стихией. Ведь всем известно, что огонь не щадит никого и ничего: ни малого, ни старого, ни цветка, ни дуба векового. Остальным эльфам эта идея показалась разумной, они решили, что все вместе отправятся в покои, где отдыхает Королева неба, надеясь на то, что оказывая поддержку друг другу, смогут преодолеть воздушные потоки, охраняющие её королевство.

Пока в лесу шло сражение, эльфы поднимались всё выше и выше, крепко взявшись за руки, чтобы их не разметало ветром. Маленькая компания уверенно продвигалась вперёд, чего нельзя было сказать о тех, кто остался внизу.

Сначала лесной Король со своим войском удачно отражали нападение. Бой был, как и всегда жарким, но решительность тех, кто защищал свою землю, побеждала. Однако, как только в силу вступил огонь, принесённый зловредным соседом, дело стало плохо. Огненные шары, летящие на огромной скорости, врезались в деревья и вспыхивали, образуя огромные горящие свечи, которые, сливаясь в одно, огненной стеной двигались на жителей леса. Им пришлось отступать. Король почувствовал свой проигрыш, его сердце сжалось от боли, от потерь, от невозможности изменить ситуацию. Он не знал, да и откуда ему было знать, что эльфы – эти посредники между небом и землёй, которых он считал такими никчёмными созданиями, всё же достигли небес и упросили Королеву собрать тучи и оросить лес дождём.

Какое ликование издали жители леса, когда с неба полилась вода. Пока Король сражался, проявляя свою силу, другая сила – стихия воды боролась со стихией огня. Через время совместными усилиями вражеское нашествие было побеждено. Вместе с тем, произошло ещё одно чудо – Король, побывав под этим дожём, омолодился. Струи дождя, падающие с неба, смыли с него годы, прожитые на земле.

Король снова сидел на своём троне, довольный ощущениями молодости и силы, хоть и уставший, а на поляне снова кружили эльфы.

— Эй, где вы были, бездельники, пока мы здесь принимали бой и сражались не на жизнь, а на смерть? – крикнул он им.

— Мы летали к Королеве неба, — ответил маленький эльф, подлетев к самому лицу Короля.

— Они летали на небо, — гулко засмеялся правитель, но тут же осёкся, прервав свой смех. – Так дождь, это ваших рук дело?

— Конечно, это и была моя идея, которую Вы не захотели выслушать, — пожал эльф плечами.

Король поднялся с трона, удивлённый и пристыженный этим маленьким существом.

— Простите меня, — сказал он вполне серьёзно. — Мне не хватило мудрости понять, что даже самое маленькое создание способно приносить огромную пользу!

Так и повелось, что с тех самых пор Король дружит с этими крылатыми созданиями, а маленького эльфа он сделал своим советником.

 

 

 

Я тебя ненавижу

Денис

 

— Вы едете в прекрасной машине и у Вас свой личный водитель, да?

— Да, я еду в собственном лимузине и у меня водитель со стажем более тридцати лет, один из лучших в городе… да, да, сынок, в этой жизни всем по их уму и ...

— Хитрожопости?

Перебил я его и еле заметно улыбнулся, а у моего собеседника заиграли желваки.

— Простите. Продолжим? У вас и дом, наверное, большой?

— Спрашиваешь! Полторы тысячи квадратов это только тот, куда мы сейчас едем.

— Круто.

Я попытался сделать лицо "уважуха", но не знаю, получилось ли. Слава богу, собеседник на меня не смотрел -  такие вообще редко смотрят на людей и в их глаза.

-  Жена у Вас красивая и молодая?

-  Да, она три года назад получила звания "Мисс Россия", приглашали и дальше, но я ее не пустил: на хрен — она моя. И точка.

— А Вы такой, да? Для Вас ваше — это всё?

— А ты, парень, готов всё своё отдавать на растерзание? Или, может быть, тебе все равно, что с твоими детьми или домом будет?

— У меня нет пока ни детей, ни дома.

— Ну а жена у тебя есть? Девушка?

— Пока нет.

— А ты странный. Гей?

— Боже упаси.

— А что ты так испугался? В наше время это дозволено.

— Я нормальный мужчина, журналист, натурал.

Олигарх заржал, и первый раз посмотрел на меня с нескрываемым интересом.

— Мужчина? Это ещё что за старославянский язык? Вот ты и нищий потому, что ты мужчина, а я мужик, обычный русский мужик из Сибири. Всё своё детство я спал на узкой печи с двумя братьями, жрал одну лишь картошку с луком, а запивал обычной водой, так как не было денег даже на чай. А когда я вырос, то сказал себе: харе нищенствовать, хочу бабла! Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе.

— Простите, что я Вас перебиваю, но что у Вас вот так сразу же и появилось то самое бабло?

— Дурак ты, парень, а мне сначала показалось, что ты ничего.

Окончательно разочаровавшийся во мне олигарх отвернулся и тяжело вздохнул, я потупил свой взгляд: не люблю разочаровывать людей.

— Конечно, не сразу появилось бабло. Его надо заслужить. Я пахал по восемнадцать-двадцать часов в сутки, понял? — продолжил миллионер. — У меня в сорок пять лет уже два инфаркта. Я сначала в течение нескольких лет как чурка подносил чай всяким отморозкам, не спал и буквально во всем себе отказывал.

-  И что потом? -

— Ты еще и хам? Старших перебиваешь?

— Простите! Так как же Вам удалось вот так разбогатеть?

— Благодаря новой власти всё резко поменялось в стране, ты тогда еще, наверное, мелкий был, а меня познакомили с определёнными людьми, я лично был знаком с Ним, — Олигарх поднял кверху свой жирный палец, блеснув бриллиантом на золотом перстне.

— С ним? Опять  туплю — мелькнуло у меня в голове.

— Да, с ним — с Борей

— С Борей… — протяжно и задумчиво повторил я.

— С Борей, с Борей… — раздраженно и громко повторил олигарх, он уже не на шутку раздражался.

— Мы очень с ним подружились и на одной из пьянок, он мне предложил купить небольшой завод, по изготовлению стеклотары. Затем еще один, ещё и ещё, ну а дальше ты сам знаешь: сейчас подо мной большая часть акций газпрома, — олигарх вновь грубо заржал и довольно причмокнул.

— А Вы счастливы? — не унимался я.

— А что это за провокационные вопросы? А, молодой человек?

— Ни какой провокации, простейший вопрос, Вы счатливы?

— Это ты меня спрашиваешь, счастлив ли я? Меня, человека, о котором пишет сам Форбс? А ты, голодранец, сам как думаешь: я счастлив?

Он посмотрел на своего водителя, тот громко смеялся.

— Вот, Олег, посмотри: перед тобой типичный представитель нашего, так называемого, народа, они нищие, без копейки за душой, все в долгах и кредитах, а всё туда же — размышляют о высоких материях и учат нас жизни.

— Да, до встречи с Вами, Михал Палыч, я тоже был уверен, что счастлив, — салон машины взорвался громким смехом. — А я вот думаю, что Вы несчастный человек! А если сейчас и счастливы, то это же не значит, что через ПОЛЧАСА Вы не сможете почувствовать себя самым несчастным человеком на свете. Есть, в этой жизни события, которым совершенно все равно, сколько у Вас денег.

Я сидел совершенно мокрый и бледный, слушал свой голос и не мог поверить в то, что всё это говорю я. И кому! Человеку, который способен в секунду свернуть меня в бараний рог, подтереться и выкинуть из своей шикарной, пахнущей внутри апельсинами и дорогим виски, машины, и ему, безусловно, ничего за это не будет: кто я, и кто он. Но меня понесло, слова сами собой вырывались из сухих и дрожащих губ, а руки, нервно дрожа, мяли толстый блокнот с записанными в нем вопросами.

— Наглец — вырвалось у олигарха.

Я не видел его лица, лишь тонкая полоска жирной, в глубоких складках шеи была пунцовой.

— Да ты знаешь, кто я?

— Знаю, — ответил я и посмотрел в идеально чистое, но зауженное окно.

— Тогда ты либо глупец, либо очень смелый, — голос олигарха изменился до неузнаваемости, он, как острый, ледяной металл, разрезал меня вместе с тяжелым воздухом на несколько частей, но у меня совершенно пропал страх.

— Я знаю, кто Вы, и знаю, кто я.

— И кто же ты?

— Журналист, которого редакция газеты попросила взять у Вас интервью.

— Ну, так и бери, только не лезь мне туда ..., — олигарх замолчал, водитель сжимал руль с такой силой, что на руках выступили голубые жилы.

— Куда туда? — я нервно смял свой блокнот.

— Слушай, парень, а ты не боишься уже завтра потерять свою работу, ведь мне достаточно сделать один звонок, и ты станешь бомжом?

— А сколько нам еще ехать? — мой голос окончательно окреп.

— Не знаю. Олег, сколько нам еще?

— ПОЛЧАСА, Михал Палыч, — ответил водитель.

— ПОЛЧАСА, — задумчиво повторил я.

— А ты куда-то спешишь? — ледяным голосом спросил меня олигарх.

— Нет, спешить надо Вам? — олигарх резко повернулся и, зло прищуриваясь, посмотрел мне в глаза, затем так же резко отвернулся и, вынув из кармана телефон, стал куда-то звонить.

— Что они там все, уснули? Олег, прибавь-ка ходу!

— Слушаюсь, Михал Палыч, — водитель вдавил педаль газа, и за окном всё замелькало и превратилось в смазанную, но цветную, бесформенную массу: на спидометре стрелка дошла до цифры двести пятьдесят и замерла.

— Фляжка тут? — злым шепотом спросил Михал Палыч водителя и указал на бардачок прямо перед ним.

— Как всегда, — ответил водитель Олег и утвердительно кивнул, не отвлекаясь от дороги.

Я сидел сзади, прямо за водителем Олегом, и, не моргая, смотрел на его аккуратно постриженый, затылок. Я что-то чувствовал, что именно — еще не понимал, но это тяжелое и липкое предчувствие сковало меня и не давало  нормально дышать. Олигарх же вынул из бардачка, красивую золотую фляжку и, быстро открыв её, сделал большой глоток, затем, не поворачиваясь ко мне, он протянул в мою сторону руку с фляжкой.

— Будешь?

— Нет, спасибо, на работе не пью.

— О как! Молодец! — олигарх вновь приставил фляжку к своим жирным губам и громко глотнул, затем завинтил ее крышку и снова со мной заговорил, но уже совершенно другим голосом, мягким и каким-то вкрадчивым.

— Слушай, журналист, я на самом деле так давно ни с кем не говорил.

— Вы мне, Михал Палыч?

— Тебе, тебе, ты же у нас журналист.

— Я.

— Так вот, как там тебя? Мы ведь так толком еще и не познакомились.

— Иван, — ответил я.

— Очень хорошо, Ваня, сколько тебе лет?

— Двадцать пять.

— Двадцать пять? Так ты еще и жить то не начал. Тебе нравится твоя профессия?

— Очень.

— Очень ..., — медленно повторил Михал Палыч — А что тебе в ней нравится?

-  Люблю общаться с людьми — Я с каждой секундой всё больше наглел — А дети у Вас есть, Михал Палыч ?

— Да-а-а… — ответил Михал Палыч. Он хлопал рукой по своим карманам пытаясь что-то в них найти и, не найдя ничего стоящего, продолжил. — Да, да, у меня сынок, мой любимый сынок… он ...

— А как его зовут?

Михал Палыч, явно ничего не соображая, пытался хоть как-то вернуть себя в реальность.

— Что со мной? — произнес он вслух.

-  Михал Палыч, у Вас все нормально? — спросил Володя.

-  Гони, Володя, гони… у меня-то все нормально, а вот дома… — и он опять погрузился весь в свои думы, а Володя, недолго думая, включил мигалки и довел стрелку спидометра до ста восьмидесяти.

— Любишь своего Ванечку, да? — Спросил я не своим голосом.

— Кто ты?

— А где ты был раньше, когда твоему Ванечке было действительно плохо, когда он молил Бога о встрече и разговоре лишь с тобой, со своим единственным папой? Где ты был?! Папа… Ты, такой счастливый и преуспевающий человек… Президенты, министры, мировой бизнес ...  Отели, фуршеты, приемы… Девочки, женщины, прислуга и… казино, бордели ...  Да, дорогой мой, ты все это делал лишь с одной мыслью: ну, ведь я это делаю лишь ради Вани. Я же должен быть богатым и обеспечить ему светлое будущее. Да, как же мне искренне тебя сейчас жалко! Честно. Да, ты крутой, но буквально через несколько минут ты потеряешь ВСЁ!!! Всё,  ради чего якобы всю свою жизнь не покладая рук трудился и работал… Нет, Михал Палыч, ты это все делал не ради Ванечки, а ради своих ЧЕРТЕЙ… Ведь правда? Ты всю свою жизнь угождал сильным мира сего, ты шел постоянно с собой на компромиссы, ты готов был на все, лишь бы прийтись ко двору, лишь бы на по вышение, лишь бы заслужить похвалу… Ну, Михал Палыч, хоть сейчас в этом признайся… Ведь главное в этой жизни — успеть искренне покаяться хотя бы перед самим собой, сознавая всю свою мерзость. Твоему любимому Ванечке все это было не нужно, ему нужен был только ты — отец, нищий, бедный, убогий — какой угодно — но ты! И ему больше ничего не надо было. Твое время закончилось. Ты шел всю свою жизнь к какому-то мнимому счастью, но ты в считаные секунды сейчас потеряешь свою жизнь. Выпей… Выпей в последний раз!

Машина стремительно подъехала к шикарным высоким воротам, они тут же открылись, и нас встретил испуганный охранник. Честно скажу: лица на нем не было, даже я испугался. Мы остановились у главного входа красивого трехэтажный особняка. К нам бежали многочисленные женщины, дяди, все плакали. Михал Палыч, не раздумывая, распахнул дверь из последнего получаса своего счастья и выскочил наружу. Вышел и я.

Ослепительные яркие кроваво-оранжевые лучи солнца ударили прямо в глаза, не спрашивая разрешения. Из-за них белая штукатурка особняка окрасилась цветом разбавленного клюквенного морса. Окно было распахнуто и в его проеме виднелась кругленькая головка хорошенького мальчика.

— Я не хочу больше ничего! Мне все надоело! Я устал от ваших чужих и безразличных рожь! — кричал мальчуган. — Где мой папа?

-  Я тут, мой зайчик, мой любимый, я здесь, я люблю тебя, пожалуйста, уйди с подоконника, это очень опасно, ты можешь упасть, любимый мой, жизнь моя...

— А-а, вот ты, мой папа, пришел наконец-то; вспомнил, что у тебя есть сын — не прошло и тринадцати лет! Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! Понял, ты — не отец! Я всегда очень тебя любил, а сейчас — НЕНАВИЖУ! Ты не человек, ты никогда не любил меня, и именно ты виноват в смерти мамы и ты никогда нас не любил! Прощай! Я ухожу от тебя...

— Ва-а-ня-я! — закричал Михал Палыч и стремительно побежал к окну, из которого уже, как свободная птица, летел вниз головой его сын — Ванечка...

 

— Здравствуй!

— Здравствуй!

— Как тебя зовут? — Спросил я мерцающую небесно-голубым светом душу.

— Ваня.

— Да мы с тобой тески, меня тоже зовут Ваня ...

— Но кто ты ?

— Я твой Ангел и я пришел сюда лишь за тобой, тебя ждут ...

— Мама?

— И мама тоже, тебя ждут все! И тебя ждет всё! Тебе было здесь очень тяжело, мы за тобой наблюдали, ты чист, как родниковая вода, полетели!

— Подожди, мой ангел, а как же папа?

— Но ведь ты его все равно ненавидишь, и он действительно достоин твоей ненависти, Ванечка. Он никогда тебя не любил.

— Не верю, вот сейчас я тебе не верю, ангел мой. Он любил меня, и он мой папа...

 

От вечерних красных лучей солнца газон у дома с коротко выбритой травой был грязного цвета. Михалыч сидел на нем беззвучно и раскачивался. На его коленях лежала окровавленная мертвая голова Ванечки… Его глаза были раскрыты и в них отражались белоснежные облака и беззвучно парящие чайки.

— Эх, папка, мой папка, любимый мой папка, как же я тебя люблю и всегда любил, — говорил Ванечка, стоя около отца и теребя его совершенно седые кудряшки, — что же ты наделал? Где ты был всю мою жизнь? Почему я тебя люблю притом, что даже внешне плохо помню? Но ты — мой, и прости меня, я просто больше не мог… мне надоел мертвый и холодный мрамор… я устал от этих чужих для моей души людей… Я оглох от тишины и пустоты… но ты не отчаивайся: я же все понимаю, я не злюсь на тебя и прощаю тебе всё, прости же и ты меня… и прощай!

Сильный и резкий порыв ветра поднял голову Михалыча к небу, где степенно плыли кучевые облака, и вдруг одно из них, прямо на глазах, превратилось в олененка — до шести лет это была любимая игрушка Ванечки. Михалыч медленно встал, опустив Ванечкину голову прямо на газон и, поклонившись до земли олененку, всё принял...

 

Он поверил. Распродал все свое добро, купил себе маленькую квартирку, а остальные деньги отдал, всем отдал, больницам, детским домам ...

 

Придумал я все это! Честно. Вы уж меня простите. Прямо вот писал и придумывал, но есть при этом одно "НО". Придумывал я это, исходя из нашей реальной жизни...

А ты, папа, когда последний раз гулял со своим ребёнком? Просто так, в солнечный или в пасмурный день, шёл и слушал своего сына или дочь? А потом, после многочасовой прогулки, присев перед ним или перед ней на корточки, крепко обняв, вдыхал самый любимый на свете запах!

Нам надо часто смотреть в глаза своим детям! Ведь это глаза Ангела! Нам надо часто их обнимать и целовать! Ведь если мы не будем этого делать, найдется кто-то другой! Но тогда уж ни чему не удивляйся!

Любите детей душой, лично я уверен, что именно для этого она человеку и подарена!!!

Рейтинг: +4 Голосов: 4 706 просмотров
Комментарии (30)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика