2-й поединок 1-й тур 2-я группа

4 сентября 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Вторжение

Влад Костромин

 

От удара ветки о лобовое стекло патрульного «форда» лейтенант Александр Симонов вздрогнул и вынырнул из безрадостного омута мыслей о старшем лейтенанте Егоровой. Там ему ничего не светило: Леночка Егорова была холодна к Сашиным трепыханиям, как латвийская шпрота в масле.

– Вот почему инопланетяне прилетают захватывать Землю в Штаты? – продолжал бубнить напарник – старший сержант Коля Дымов, по кличке Дымок. – Можно подумать, если Вашингтон захватят, то весь мир под них ляжет? Что скажешь? – уставился на Сашу.

– Ну… – посмотрел на зыбкие апрельские сумерки за окном.

– А в этом фильме они к нам прилетели, а мы их! – хлопнул левым кулаком в правую ладонь. – Вот так! Вот! Что скажешь?

– Про что ты?

– Про кинуху эту, «Протяжение». Классный же фильм!

– Не знаю, я не видел.

– Как не видел? Дондорчук снял, клевое кино. Главное, что прилетают к нам, а не к пиндосам. Прикинь!

– Что в этом такого?

– То! Все время к ним, а тут к нам.

– Это же завоеватели, чему радоваться?

– Тому, что мерикосы по два часа с ними сопли жуют, – Коля закурил, – а мы раз, раз и в дамки!

– Я фильм смотрел, – недовольно поморщившись от дыма, сказал лейтенант, – советский еще, «Посредник». Там инопланетяне к нам прилетели, в смысле в СССР.

– И что? – сержант слегка опустил стекло и выдохнул в щель струю дыма.

– Чуть не захватили.

– При Сталине бы не захватили, – сказал уверенно. – Это либералы виноваты!

– В Союзе либералов не было.

– Были, – ожесточенно затушил в пепельнице окурок и оседлал новую темы, – «пятая колонна», развалили Союз!

Симонов снова погрузился в мечты о Леночке, перестав воспринимать треп напарника. Раздался стук. Лейтенант, очнувшись от видения стоящей на коленях Леночки, одетой лишь в кружевное белье, опустил боковое стекло.

– Там!.. – задыхаясь, словно от быстрого бега, сказал бледный мужчина.

– Гражданин, вам чего?

– Они! Прилетели! – взмахнул руками, будто взлетающая курица крыльями.

– Укурок какой-то, – зевнул сержант. – Заберем? – посмотрел на напарника.

– Погоди, – покачал головой Симонов. – Что стряслось, гражданин?

– Я на кладбище был… а там они!

– Или «белка», – снова высказался Дымов. – Выпил «боярышника» и глюки ловит.

– Не похоже, с виду приличный.

– Вырвался от жены и накатил с приятелями или, – кивнул в сторону кладбища, – на могилках с кем-то набрался. Давай, протокол составим?

– Не спеши, – открыл дверь, вылез. – Документы есть?

– Вот, – мужчина протянул паспорт.

Сержант выбрался из машины, утвердив ствол АКСУ на сгибе локтя.

– Гражданин Попов? – привычно листая страницы, спросил лейтенант.

– Да.

– Игорь Иванович?

– Да.

– Проживаете где?

– Там же написано!

– Где проживаете?

– Ленинградская, дом два, квартира пять.

– Так что стряслось?

– Я на кладбище был…

– А я про что? – довольно усмехнулся Дымов.

– Сержант! – одернул Саша. – Продолжайте, – не спешил отдавать документ, мысленно составляя словесный портрет Попова.

– Оградку на могилке красил…

– Токсикоман, – негромко прокомментировал сержант.

– Смотрю, а между могил они…

– Кто?

– Зеленые человечки, – снова влез Дымов.

– Кто? – надавил голосом Симонов, выразительно глядя на напарника.

– Инопланетяне! – с надрывом выкрикнул Попов.

Дымов присвистнул.

– На учете у психиатра состоите?

– Нет… там правда…

– Употребляли сегодня что-нибудь? Алкоголь, наркотики?

– Нет! Какие наркотики? Я совсем не пью!

– Значит, вы сообщаете, что на кладбище находятся инопланетяне?

– Да.

– Как вы поняли, что это инопланетяне?

– Они одеты как имперские штурмовики, как в «Звездных войнах»…

– Что будем делать? – посмотрел на сержанта.

– Сходим, – поморщившись от порыва ветра, швырнувшего в лицо песок, решил Дымок, – проверим, – небрежно закинул автомат на плечо.

– Ведите, Игорь Иванович, – сказал лейтенант, пряча паспорт в нагрудный карман.

– А документы? – растерялся Попов.

– Потом.

– Вторжение, ля, – бормотал сержант, шагая позади.

– Вон там, – дрожащей рукой показал мужчина. – Там они были.

– Нет там никого, – Дымов со скукой сплюнул, угодив в заваленную бетонную плиту.

– Я тут красил, – показал на свежую зелень оградки, – разгибаюсь, а там они…

– Может от краски показалось, – Саша нагнулся над брошенной кисточкой, резко разогнулся и ахнул. – Дымов! Смотри!

– Твою мать! – сержант припал на колено, увидев идущих меж могил имперских штурмовиков.

– Мы пришли с миром! – прогундосила белая фигура, воздевая над головой чей-то портрет.

– Вторжение! – заорал Дымов.

Брошенный на ограду ствол выплюнул струю пламени, потом еще и еще, кося фигуры. Сержант не зря брал призы по стрельбе. Симонов выхватил ПМ, дважды пальнул. Больше стрелять было не в кого.

– Саш, не стой столбом! Пригнись! – Дымов сменил магазин. – Надо к выходу прорываться. Кто знает, сколько их тут?

– Странно, что не стреляют, – неуверенно сказал Симонов.

– Не стреляйте! – послышался мальчишеский голос. – Не стреляйте!

– Кто там? – сержант настороженно водил стволом.

– Мы пошутить хотели…, – среди могил встала дрожащая фигура, держа шлем штурмовика над головой.

– Руки! – Дымов поймал фигуру на мушку. – Руки держи! Что делать будем? – тихо спросил Симонова.

– П…ц просто, – лейтенант пошел к фигуре.

Дымов упруго крался следом. Четыре трупа, черная кровь на белых костюмах, разбитый портрет Гагарина.

– Мы пошутить хотели, – рыдал паренек, уронив шлем. – Просто пошутить…

Александр мрачно посмотрел на Дымова. За сержантом тенью маячил испуганный Попов.

– Жмуры, – сплюнул Коля, – четыре двухсотых, как с куста. Еще кто-то с вами был? – схватив за плечи, встряхнул паренька.

– Нет, не было, – ответил, стуча зубами.

– Это радует, – шагнул, обняв за плечи Симонова, – надо помощь вызвать. Пошли.

– Да, – лейтенант покорно оторвался от рассматривания трупов.

– Вы тут стойте, никого не подпускайте, – сказал Дымов, таща лейтенанта в сторону выхода. – Надо их мочить! – прошептал яростно. – Иначе сядем!

– Как?

– Молча!!!

– А патроны?

– Ты сколько раз стрелял? Считал?

– Два… кажется…

– Разве у тебя нет «левых»?

– Есть…

– У меня тоже. Заедем ко мне, я возьму. Там и стволы почистим.

– А тела?

– Я брату звякну, у него «газель» грузовая. Загрузим и отвезем к отстойникам у птицефабрики. В курином говне все растворится и шито-крыто.

– Стремно…

– Не очкуй! – Дымок хлопнул напарника по плечу. – Все пучком будет. Темно уже, никто ничего не увидит. Согласен?

В голове Симонова лихорадочно метались обрывки мыслей. Из-за укуренного Дымова вся жизнь пошла прахом. Тут уж не до Леночки, как бы самому Сашенькой не стать на зоне.

– Чего молчишь? Хочешь, курнуть дам?

– Позже… пошли…

Развернулись, возвращаясь к месту бойни.

– Вызвали? – дрожащим голосом спросил Попов.

– Конечно, – усмехнулся сержант.

– Скоро?

– Успеет, не боись. А что?

– Страшновато тут в темноте, с мертвыми рядом…

– Не надо бояться темноты, не надо, – язык пламени из ствола АКСУ коснулся груди Попова.

Лейтенант, зашедший сбоку, дважды выстрелил в голову пареньку.

– Ночью ливень обещали, – поставив на предохранитель, Дымов закинул автомат за спину, – кровь смоет. Ветер сильный, до домов далеко, пальбы никто толком не слышал, а если слышал, то подумают, что петарды. Завтра у нас выходной. Приедем и при свете гильзы и вещдоки соберем. Если чего не найдем, то не страшно. Это кладбище, тут постоянно что-то теряют. Вторжение, – задумчиво посмотрел на небо с острыми точками первых звезд, почесал затылок, – привидится же такое.

 

 

 

Грета и злая ведьма

Елизавета Разуваева

 

События, о которых я хочу рассказать, действительно произошли со мной и моей двоюродной сестрой Алисой, когда мне было двенадцать лет. Хотя Алиса живет не очень близко, мы видимся достаточно часто. А в тот год я приехала к ней на каникулы.

Однажды я заметила, что тетя Марина, мама Алисы, ведет себя как-то странно. Всегда дружелюбная и веселая, Она вдруг стала сторониться нас с мамой и придираться к Алисе по мелочам. Мало того, тетя стала настаивать, чтобы она общалась с Катей, недавно поселившейся по соседству. Эта Катя тоже была странной, и сразу мне не понравилась. Но мама Алисы была от нее в восторге. Более того, она часто сравнивала Катю со своей дочкой далеко не в пользу последней.

Мне было очень жалко сестру, и чтобы обдумать, как ей помочь, я отправилась в лес, располагавшийся недалеко от дома Алисы. Я долго шла по лесу, как вдруг услышала, как кто-то зовет на помощь. Голос был очень слабый, и было понятно, что женщина — а это точно была женщина, скорее всего, сильно истощена, или даже больна. Я прошла дальше в лес и увидела…тетю Марину, которую кто-то привязал к дереву. Я ничего не могла понять. Сначала она начинает сторониться нас с мамой и постоянно ругать Алису, и вот теперь я нашла ее привязанной к дереву. Кто это сделал? И эта странная девочка… По чьей бы вине она не оказалась здесь, чтобы узнать ответы на все вопросы, надо сначала отвязать мою тетю.

Я освободила ее, но чтобы она смогла говорить, пришлось дать ей немного воды (видимо, ей действительно не давали ни пить, ни есть). После этого я спросила:

— Что случилось, тетя Марина? Почему вы здесь?

— Ах, Грета, девочка моя, неужели ты еще ни о чем не догадалась?

— Догадалась? О чем?

— О том, что уже несколько дней в нашем с Алисой доме живет злая ведьма.

У меня внутри все похолодело. Так вот почему тетя в последнее время была такой странной. Все это время Алису обижала не ее мама, а ведьма! А тетя тем временем продолжала:

— Понимаешь, Грета, все дело в том, что ведьме очень понравился Алисин отец, и из-за этого она решила меня убить. Поймав меня на улице, она со своими сестрой и племянницей (ты, наверное, ее знаешь, она притворяется девочкой по имени Катя), схватила меня, затащила в лес и привязала к дереву. Сделав это, она и ее родственницы ушли — наверное, решили, что я все равно умру от голода или жары. Страшно подумать, что эти твари могут сделать с Алисой!

Я содрогнулась. Бедная Алиса! Ведь она не знает, где ее мама, и ведьмины родственники могут причинить ей любой вред. А вдруг они ее убьют? Но сейчас лучше об этом не думать. Первым делом надо подумать, что делать тете Марине. Мы решили, что лучше всего будет, если она спрячется в лесу, чтобы ее не убила ведьма. А я тем временем подумаю, как избавиться от нее и помочь тете вернуться домой. Но для этого надо было сначала найти дорогу обратно, потому что как только я отвела тетю Марину в безопасное место, выяснилось, что идя на ее крик, я зашла слишком далеко в лес, и к тому же уже стемнело. Через полчаса я все-таки нашла дорогу к дому, и мама, которая уже давно искала меня, была очень взволнована и обеспокоена:

— Как ты могла, Грета? — с порога стала она меня отчитывать — Почему ты ушла в лес одна и даже не оставила записки? А если бы с тобой что-то случилось?

— Мама, тетя Марина попала в беду! Я нашла ее привязанной к дереву. Ее держат в плену и морят голодом. Неизвестно, сколько она продержится, к тому же ее захватчики могут вернуться в любой момент и убить ее!

— Что ты говоришь, Грета? Успокойся! Тетя Марина все время была здесь и никуда не уходила!

— Здесь находится не тетя Марина, а ведьма, захватившая ее в плен!

Это было уже лишнее. Мама встала, подошла ко мне, строго посмотрела в глаза и сказала:

— Если ты еще раз назовешь тетю Марину ведьмой, мы сразу уедем домой, и до конца лета ты просидишь под домашним арестом. Ты меня поняла?

Я знала, что мама не станет шутить такими вещами и замолчала. Я испугалась, что, если она увезет меня домой, я не смогу помочь Алисе. А я должна это сделать! Но я все-таки спросила у мамы, с чего бы это обычно спокойная тетя Марина вдруг начала придираться к Алисе. На что мама ответила, что это их личное дело, и мы не должны вмешиваться.

Из-за того, что мне никто не верил, мне стало так плохо и тяжело, что я сбежала из дома, пока все спали, спряталась в каком-то чужом дворе, села на лавочку и расплакалась. Я плакала, пока вдруг не услышала:

— Кто ты? Как ты попала сюда? И почему сидишь здесь одна и плачешь?

Я подняла голову. Передо мной стоял голубоглазый брюнет лет 20-25, в синем спортивном костюме. Должно быть, вышел на пробежку, подумала я. Пока я изучала его и думала, можно ли рассказать ему правду, он повторил свой вопрос:

— Кто ты? И как ты здесь оказалась?

Сама не знаю почему, я рассказала ему все. Брюнета звали Ярослав, и хотя ему было двадцать три года, он относился ко мне как к равной, и почему-то сразу мне поверил.

— Когда я был маленьким, — заговорил он, услышав мой рассказ, — у меня была книга, которая называлась «Все о ведьмах и колдунах», в ней было описано, как совершаются колдовские обряды, рассказано, как колдуны выглядят, что они любят и чего боятся. Когда я ее читал, то думал, что все это сказки. Но после твоего рассказа, я уже не уверен в этом.

— Ярослав, — спросила я, — а ты бы не мог принести эту книгу?

— Книга хранится у моей бабушки, -ответил он, — но поскольку сейчас я живу у нее, то могу тебе ее принести.

— Это было бы здорово! — улыбнулась я.

 

Из этой книги мы узнали, что самым действенным способом убить ведьму является … крик младенца. Я вспомнила, что у Алисиной крестной есть дочь — пятимесячная Полина. Недавно у Полины начали расти зубы, и она орала целыми сутками. В моей голове созрел план.

Я пришла домой, сделала вид, что все нормально, и стала намекать, что здорово было бы пригласить Алисину крестную. К счастью сестра меня поддержала. Ведьма, чтобы не давать повода для лишних подозрений, пригласила ее. К моему счастью Катя с мамой тоже пришли. Но, на свое горе на входе они столкнулись с Полиной… Через пятнадцать минут все три ведьмы, корчась от адской боли во всем теле и лежа в луже крови, которая текла у них из ушей, умоляли меня отпустить их на свободу. Полину унесли на безопасное расстояние, и ведьмы убежали настолько быстро, насколько это было возможно в их положении.

 

Эпилог.

Когда бурная встреча разлученных матери и дочери закончилась, и все наконец-то успокоились, тетя Марина сказала:

— Грета, ты моя спасительница. Если бы не ты, ведьмы наверняка бы снова поймали и убили меня.

— Прости меня, дочка, что я тебе не верила, — сказала мама. — Ты и правда спасла всех нас.

— Мой план не удался бы, если бы у меня не было такого друга, как Ярослав, ведь это он вывел тетю Марину из леса.

— Если бы ты была постарше, – сказал он, – я бы на тебе женился.

И он женился. Честное слово!

 

Рейтинг: +4 Голосов: 4 651 просмотр
Комментарии (17)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика