2-й поединок 3-й тур 2-я группа

11 сентября 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Гарфильд и другие события

Александр Ралот

 

Так уж получилось, что теперь уже, в далёком 1998 году, я фактически стал безработным.

Наверное, многие помнят, что в именно тот год в нашей стране, не смотря на все увещевания, «глубоко уважаемого», президента случился «дефолт», слово для нас совершенно непонятное, но весьма ощутимое. В силу полученной мною специальности и выбранной профессии, в те годы занимался я оптовой поставкой зерна на самый, что ни есть Дальний Восток. И вот согласно этого самого «дефолта»,  получались бессмысленными. А я абсолютно безденежным.  Моим деткам объяснить отсутствие на старинном комоде традиционной шоколадки «Алёнка», еще как-то можно, но вот отсутствие, на обеденном столе, их любимой каши с молоком — дело практически невозможное. Они слово «дефолт» не выговаривали, а раз его нельзя выговорить, то значит и говорить – не о чем!

Супруга, занялась полной инвентаризацией наших съестных припасов, а я стал рыться в недрах бездонной всемирной паутины.

— «Требуется распространитель периодической печатной продукции, для  издательства. Оплата сдельная», — прочел я.

В самом деле. Закупать партии  зерна и отправлять их бог знает куда, у меня получается, а уж распространять какие-то там газеты и журналы, наверное, не труднее.

Отправил я в  столицу своё резюме и почти мгновенно пришёл  от них «полный одобрямс». Наверное, желающих занять такое «хлебное» место было не очень-то много.

А дальше-то что?

Получил на вокзале  с проходящего поезда несколько китайских полосатых сумок с  газетами, бланки накладных и всё. Иди, торгуй, предлагай. Взял в руки одну газету — специальная – компьютерная. Стал читать. Осилил две страницы, иногда встречались даже знакомые слова, правда, в основном — глаголы. Отложил сию печатную продукцию в сторону и уже собирался лечь на свой любимый диван с чувством исполненного долга. Но подрастающее поколение, с перемазанными мордашками (значит мама,  откопала что-то съестное в наших «авгиевых конюшнях») решительно потянули меня в сторону улицы. Уверяя на своём детском языке, что дня них наступил — «потехи час!».

Мои «потомки» носились сломя голову по парку, а я занимался аутотренингом. Пойду по компьютерным салонам, по радио рынку, по заводам всяким — буду эту газету предлагать, киоскерам буду предлагать, на почту пойду. Куда угодно пойду, но мордашки моих детей должны быть чумазыми и главное — сытыми!

 

По всей видимости, господь услышал мои мысли и дело пошло, мало того, хорошо пошло, можно сказать, успешно пошло. У нас в городе про эту газету, еще никто и слыхом не слыхивал, а интернет еще не стал тем, чем он является сейчас. Дальше больше, за компьютерной газетой последовали журналы для врачей и для автолюбителей. Еженедельные и ежемесячные. И  наконец, дорогое наше издательство сподобилось на выпуск детского  издания. Красочного,  яркого, я бы даже сказал — толкового.

Руководство предполагало сделать журнал флагманом всей издаваемой линейки. Правда и конкурентов на детском журнальном рынке было у него — не мало. Так, что  ты дорогой наш представитель в регионе давай уж расстарайся, обеспечь нам соответствующую нишу.

И я старался. Бегал по школам и библиотекам, я уже не говорю про почты, детские поликлиники и парикмахерские. Но толку было мало. Новая продукция, она и есть новая. Покупатель должен попробовать её на зуб, примерить, привыкнуть и только потом, возможно, полюбить!

 

Возвращаюсь как-то поздно вечером, волочу высунутый язык на плече, от усталости.

Экран монитора мигает символом очередного письма начальствующего циркуляра.

— «Вам надлежит поехать на Побережье, по детским санаториям, домам отдыха и лагерям. Там в большом количестве сконцентрирован наш потенциальный покупатель! Отправляем вам очередную партию товара и Гарфильда. Обеспечьте своевременный приём!»

В уставшей голове роились мысли.

-Встать утром, мчаться в аэропорт, потом ещё сто семьдесят километров по забитой дороге, на море. Да еще и не одному, а с каким-то Гарфильдом. Черти его несут на мою голову. Не было печали.

И терпение моё лопнуло.

Пальцы сами собой, независимо от моего мозга забарабанили по клавишам ответ.

— «Груз получу, проблем – нет. Все оговоренные точки на побережье будут полностью мною окучены. Но вот этого еврея прошу ко мне не командировать, справлюсь сам – без помошников. Ваш  региональный представитель…

Всё спать. Надеюсь, они меня, там в Москве поймут.

Нет, меня не поняли, совсем не поняли.

Утром компьютер выдал ответ.

— «Региональный представитель, сообщаю вам, что Гарфильд — это кот. А именно герой одноимённого комикса. (Желательно, что бы вы, впредь, хотя бы изредка читали журналы, которые имеете честь распространять!). Вам отгружен костюм Гарфильда в полный рост. Именно в нем вы будете раздавать детские журналы во всех оговоренных точках!

Я оторвал взгляд от монитора. За спиной стояли уже одетые для похода в парк мои милые малыши. Они  смотрели на меня и молчали. Ради этих дорогих мордашек, я буду котом Гарфильдом, чего бы мне это не стоило!

 

 

 

Как написать хороший рассказ?

Сергей Лысков

 

Как написать хороший рассказ?

Что нужно для написания хорошей истории? Правильно, карандаш. Можно шариковую ручку, или гелиевую, чернильную, можно маркер, фломастер, уголек и даже мелки. Хотя, что уж там, берите всё, что может оставлять следы — это будет вашим творческим пером.

Теперь ищем то, на чем будем писать вашу историю. Скажу сразу, в идеале — бумага, но подойдут: и стены подъезда, и песок на берегу океана, и даже звездное небо. Тут главное — не на чем, а  что именно написано в ваших творческих черновиках.

Итак, нашли – чем писать, нашли — на чём писать, теперь вопрос вопросов: о чём, писать? Тут сложнее.

Я не буду изобретать заново велосипед и повторю знакомые всем правила написания рассказа: начало, кульминация и концовка. Не убрать, не добавить, золотая середина и оптимальная формула для любого рассказа.

Начало. Что сложного в начале? В начале, надо создать интригу в одном-двух предложениях, при этом постараться не распахнуть дверцу в мир рассказа, а лишь приоткрыть, создавая сладкое предвкушение грядущего наслаждения литературной историей. Ну, или можно по классике: «Жили, были…».  Вы автор, вам и перо в руки! В начале рождается пол вашего литературного животного, и либо это брутальный мужской «рассказ», либо нежная женственная «история».  Может получится и просто «повествование», что тоже имеет право на существование.

Кульминация. Это тело истории, и если «начало» — это тень будущего литературного зверя, что вы создаете, то «кульминация» — это его туловище. Вот сюда можете вставлять всё что хотите, в какой хотите последовательности, главное правило: оправданность используемой информации и логичность в общей концепции текста.

Вариантов не так уж много. Повествование, диалог, цитирование, монолог, групповая беседа. Перемешивая эти формы написания текста в своих пропорциях, автор создает свой неповторимый рецепт рассказа. Главное, чтоб как в целостном организме все ваши «органы» литературного существа были при деле, были частью целого. Ведь огромное чувственное сердце в теле истории, замечательная и яркая находка, но без крови и легких она бесполезная. Ибо если сердце не выполняет свою функцию и клетки тела не получают кислорода, зачем оно нужно?

Концовка. Это хвост вашего рассказа, что путем титанического подбора внутренних органов был собран, и от хвоста зависит название того зверя что выдумали, поэтому умение вовремя и логично заканчивать мысль в повествовании — это одно из ценнейших способностей в написании рассказа. Говоря проще, собаке — собачий хвост. На этой стадии самое время заняться ловлей паразитов в теле вашего литературного существа. Читатели разные, кому-то огрехи в грамотности текста не мешают получать удовольствие, а кого-то они отталкивают, являясь индикатором качества текста, что не всегда верно. На здоровой собаки всегда живут блохи.    

И вуаля! Ваше созданное литературное существо начало дышать, его органы-слова начали звучать, словно сердце младенца, а вас пронзила гордость и сладкое чувство своей значимости, после создания литературного шедевра на бумаге. Рассказа.

Вроде бы всё так просто. Но почему-то многие из литературных животных рождаются мертвыми, другие вообще — набор органов, третьи — однодневки, и лишь немногие идут по жизни и меняют умы миллионов. Всё, прям, как и у нас — людей из реальной жизни. Каждому свое, свой путь по жизни, а руки, ноги, внутренности, по сути, одинаковые. В чем тайна? В чем секрет?

Скажу честно, не знаю! Но если вам нравится делать диковинных зверушек, то делайте.

 

Постскриптум.

Как видите невозможно научить автора, как именно создать литературную историю, которая останется в веках, но кто сказал, что нельзя пробовать это сделать? Самое великое рождается в случайности, а случайность — это та самая последняя попытка!

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 91 просмотр
Комментарии (13)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика