2-й поединок 2-й тур 1-я группа

12 ноября 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Метод воспитания

Иван Морозов

 

Группа подростков, лет по пятнадцать, облюбовала для себя один из подъездов девятиэтажного дома. Каждый вечер они собирались на площадке между вторым и третьим этажом, громко разговаривали, смеялись, орали песни, курили, а то и спиртное распивали. После них в подъезде оставались горы окурков, всевозможного мусора, бутылки из-под водки и банки от пива. На замечания жильцов отвечали хохотом, язвительными репликами, а то и посылали далеко и надолго так, что жильцы боялись к ним подходить. Милиция, приезжавшая по вызову, разгоняла, но как только она уезжала, ребята возвращались, и все начиналось сначала, только еще в большей степени.

 

Старая, больная учительница-пенсионерка, жившая в квартире на один лестничный пролет ниже площадки, где собиралась молодежь, однажды пожаловалась сыну.

— Игорь, сынок, нет больше сил моих! Каждый вечер шум, гвалт, крики до двух часов ночи, вымотали уже все нервы. Больному человеку покой нужен, а какой тут покой? Может быть, ты поговоришь с ними?

Сын учительницы, тридцатилетний парень крепкого телосложения, занимавшийся тяжелой атлетикой, проговорил:

— Хорошо! Сегодня же вечером приеду и поговорю.

 

Игорь приехал, как и обещал. Подходя к дому, еще издали услышал бренчание гитары и громкую песню, а когда вошел, чуть не оглох.

«Бедные жители! — подумал он, поднимаясь к молодежи. – Как можно выдержать такой шум?».

— Ребята, прекратите шуметь! – громко попросил он. — Я хочу с вами поговорить.

Но его словно не слышали. Парень, сидевший на подоконнике, продолжал бренчать на гитаре, а остальные, стоявшие полукольцом вокруг него пели так, словно соревновались, кто кого перекричит. Тогда Игорь, подошел к гитаристу и зажал в кулак гриф гитары, обрывая музыку. Парень поднял голову и грубо спросил:

— Тебе, дядя, жить надоело? Так мы можем организовать.

— Я хочу поговорить с вами, — сделав вид, что не слышит его угроз, сказал Игорь.

— О чем?

— О вашем поведении?

— А, чем наше поведение тебе не нравится?

— Не мне, а жильцам дома, в том числе и моей матери. Она старая и больная женщина, бывшая учительница, может быть и вас когда-то учила, а вы шумите у ее двери.

— Пусть в уши затычки вставляет, — сострил кто-то, и все засмеялись.

— Тебе что, больше всех надо? – с угрозой проговорил гитарист, вставая с подоконника. – Чеши-ка ты отсюда, пока мы тебя с лестницы не спустили.

Семеро крепких подростков, стоявших полукольцом вокруг Игоря, чувствуя свою силу и превосходство, громко смеялись. И он понял, что переговоров не получится. Эти ребята, по всей вероятности относились к той категории людей, которые признают только один язык, понятный всем хулиганам – язык силы.

Много лет занимавшийся штангой, Игорь взял гитариста одной рукой за шиворот, легко приподнял его вверх, и понес к выходу, прихватив по пути еще одного парня. Притихшие хулиганы висели, болтая в воздухе ногами, и были похожи на двух щенят, которых несут, держа за холку. Остальные ребята не стали ждать такой же участи, и один за другим покинули подъезд.

 

И с этого дня, для старой учительницы начались кошмарные вечера. Хулиганы мстили ей за сына, который, как им казалось, унизил и оскорбил их достоинство. Они донимали ее бесконечными звонками в квартиру, барабанили в двери, а однажды попытались даже поджечь обивку. Игорь со своей семьей жил на другом конце города и не мог постоянно контролировать действия разгулявшихся подростков. Но попытка поджечь двери, была последней каплей, переполнившей его терпение.

В один из вечеров, он с тремя друзьями-штангистами, подогнали к подъезду фургон и, переловив всех ребят, затолкали в него. Минут двадцать кружили по городу, чтобы у молодежи создалось впечатление, что их увезли далеко и, выехав за город, остановились в лесу. Ребят вывели по одному и привязывали к деревьям. Уезжая, Игорь сказал:

— Постойте здесь и подумайте о себе, о своем поведении и о смысле жизни, на что у вас времени будет достаточно. А денька через три мы за вами приедем.

 

Ребята остались одни. Вокруг стояла кромешная темнота. От сознания, что им придется находиться здесь целых трое суток, мысли путались. Каждый шорох или треск сухих сучьев падавших с деревьев, заставляли их сердца сжиматься в страхе. Одни жалобно начали всхлипывать, другие ругались от безысходности. Так продолжалось часа полтора, которые для них показались вечностью. Отчаяние уже доходило до предела, но в этот момент они услышали шум мотора, и вскоре к ним подъехала машина. Это приехали те же парни, что привезли их сюда. Как ни странно, но ребята были несказанно рады их появлению, а когда их развязали, и, погрузив в фургон, повезли обратно в город, успокоились. Выпустив молодежь на свободу, Игорь проговорил:

— Еще, хотя бы раз появитесь в подъезде, тогда уж действительно отвезем вас в лес и оставим там на трое суток. Понятно изъясняюсь?

— Понятно! – ответили ребята, радуясь неожиданному спасению, и поспешно разошлись.

С тех пор не только жители, но и стены подъезда отдыхали от бесконечного шума.

Быстро перевоспитались подростки!

 

 

 

Валентинка

Дмитрий

 

Жила-была Баба Яга. Спокойно жила, тихо. Её скромная избушка на курьих ножках стояла в глухой чаще на краю лесного прудика. Питалась она мухоморами с поганками, да гадами лесными и водяными. Очень любила траву болотную. Салат из лягушачьих лапок со сморчками и аиром был её любимым. На зиму, Яга вялила ужей с гадюками, солила грибы с лягушками. Варила зелья разные из трав с ягодами. Конечно, браконьерничала помаленьку бабушка. То капканы поставит, то сети в пруд забросит. Но, кто ей в лесу дремучем возразить сможет? А тушёная белочка, да ротаны жареные, — всё разнообразие.

Иногда навещал Ягу Кощей Бессмертный, которому она всегда была рада. Коша мало кушал, но много рассказывал новостей. Бессмертный жил в окружении нечисти, которая исправно ему служила. Они, словно царский двор, верно служили ему, снабжая сплетнями со всего Света. Всякий раз Кощей приносил Яге подарочки. Она бережно хранила их в своём сундуке, а некоторые, — развешивала по стенам.

 

Вот и сегодня она ждала к себе на ужин дорогого гостя. Камышовый салат с вяленой гадюкой, мухоморы фаршированные пьявками, уха из ротанов и, конечно, любимое Кощеем ассорти из лесных грызунов. Он всегда любил похрустеть косточками белочки, барсучка, или даже мышки.

Кощей прибыл к Яге на закате. Его лысая голова отражала все краски уходящего Солнца.

— Заходи, мил дружочек! — обрадовалась ему бабка, распахивая дверь своей избушки.

— Приветствую тебя, красавица! — расплылся в белоснежной улыбке Кощей

— Какая ж я тебе красавица? — кокетливо захихикала старушка.

— Самая, что не наесть! — продолжал хитро улыбаться дорогой гость, — ты посмотри, что я принёс тебе в подарочек…

— Что принёс, касатик мой стройненький? — с любопытством заинтересовалась Яга, потирая сморщенными ладонями.

— Э-э, нет! — погладил свой дорожный мешок Кощей, — сначала ужин, а уж потом…

— Почему ж потом, Кошенька, не доверяешь, что угощу тебя, как родного? — поджала сморщенные губки Яга.

— Доверяю. Да, только, ужинать в одиночестве не хочется.

— Как так? Что ж там такое?

— Там такое, что прыгнешь ты в свою ступку, и ищи-свищи тебя по всему Свету! Знаю я вас, женЧин!

— Эх, заинтриговал, Бессмертненький! К столу, к столу проходи, миленький.

 

За ужином Яга уже не ела, а глотала собственные угощения, чтобы поскорее с ними покончить. Кощей рассказывал ей что-то, она лишь кивала головой ему на всё. А он, как будто бы специально не торопился, растягивая время.

— Хороши барсучки у тебя, хороши! — причмокивал он, — шляпочку мухоморчика подай мне, Ягуся.

На свою беду наготовила целый пир бабка. Лишь к полуночи стол опустел.

— Так вот я и говорю, — продолжал Кощей, — модным стало у людей день Валентина какого-то отмечать. Дарят они друг дружке безделицы всякие, называя их «Валентинками», целуются, и всё такое.

— Бр-р-р, пакость какая, — наконец освободила свой рот Баба Яга.

— Не скажи. Я б с молодушкою… — Кощей мечтательно закатил глаза, — да и ты, поди, не отказалась бы, а?

— Что ты, — отмахнулась Яга.

— А это видела, — он, наконец, достал из своего мешка яблоко.

— Я фруктов не люблю, — сморщилась бабка, насколько это было возможно.

— Ентоть тебе не просто фрукт. Ентоть тебе моя «Валентинка», молодильная.

— Никак облобызать меня собрался? Охальник ты, Бессмертный!

— Нет, Ягуся. Мы с тобой друзья уж не одно столетие. Зачем нам дружбу поцелуями дырявить? Кушай яблочко, — прищурился Кощей.

— А-а, поняла тебя, касатик мой, поняла, — Яга взяла яблоко, став с жадностью в него вгрызаться.

Изменения не заставили себя ждать. С каждым прожёванным куском старушка молодела, преображаясь в пожилую женщину, потом моложе, и так до огрызка яблока, пока не стала молодой девицей. Кощей, сидя ногу на ногу, играл бровями, чуть покачивая головой от удовлетворения.

— Кошенька! — воскликнула Яга, любуясь на себя в серебряный поднос, — миленький мой!

Сорвав с себя тряпьё, она бросилась к пруду. Кощей вышел следом на крыльцо, любуясь собственным твореньем. Яга, наплескавшись новым телом в воде, вышла в лунном свете.

— Ну, как, довольна?

Та, лишь с прищуром улыбнулась.

— Ступа! — властно разнеслось над лесом.

— Ну, вот. Я ж говорил… — развёл раками Кощей, — а одежда?

— Найду! Спасибо, Кеш-ка-а! — кричала, улетая Баба Яга.

Кощей, сев на крыльцо достал из мешка второе яблочко. Дыхнул на него, обтёр.

— Щас слопать, аль потом? Интересно, они вянут? Сработают, ежели подождать годков эдак… А, что судьбину искушать!

И он съел яблочко.

 

Сколько лет с той поры прошло, — никто не знает. Как нынче выглядят Яга с Кощеем, — никто не ведает.

 

Поаккуратнее!

Рейтинг: +3 Голосов: 3 86 просмотров
Комментарии (10)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика