2-й поединок 1-й тур 9-я группа

9 августа 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Эксперимент

Георгий Настасич

 

Начать, наверно, надо с того, что в выпускных классах средней школы я часто ходил по улицам, а уж в парк на танцплощадку – обязательно, с заряженным пистолетом за брючным ремнём. Городок, где мы с родителями в то время жили, был небольшим, районный центр, и довольно бандитским. Как говорил один ковбой из фильма: "Ну и городок, что там Ларедо!"

Юго-западная Белоруссия, которая ещё относительно недавно была Польшей, да и со времён Великой войны прошло не так уж много времени. Драки и поножовщина были у нас совершенно рядовыми явлениями. Достаточно сказать, что в моём классе учился парень, который успел отсидеть пару лет за то, что в школе, на перемене, пырнул одноклассника ножом. Тот, к счастью, выжил, и срок хулиган получил небольшой, который ещё и сократили по малолетству и первой судимости.

Я знал, что меня хотят хорошенько отметелить, и кое-кто из местных паханов хвастался, что «пику в бок» я получу обязательно. За что? Хороший вопрос. Ни за что. Я не был ни особенно агрессивным, ни хамом, напрашивающимся на неприятности, я просто был тем, кого позже стали называть «мажорами», и этого было достаточно. Отец большой (по местным меркам) начальник, семья живёт на порядок богаче остальных, это вполне достаточный повод для ненависти.

Пистолет у меня был совершенно легально. Я был членом стрелкового клуба, и на мне числился знаменитый спортивный пистолет Марголина. Правда, носить его я должен был исключительно на тренировки, в красивом лакированном деревянном футляре — чемоданчике, незаряженным, и с извлечённым магазином. Вот этими правилами и пришлось пренебречь.

Конечно, я не постоянно ходил вооружённым, но, как говорили японские самураи, «Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить с собой его надо всегда». И однажды момент, когда он мне пригодился, наступил.

На танцплощадке в парке «культуры и отдыха», я пригласил на танец «не ту» девушку. Вернее, ту, которую кто-то из местных начинающих бандитов считал «своей», а следовательно – неприкосновенной для других. Обычные сельские «закидоны», но это был отличный повод пересчитать мне рёбра, а, возможно, и ткнуть туда ножом. На разборки звали подленько, на «слабо».

Ко мне подошёл щупленький низкорослый пацанчик и сказал, что со мной хотят поговорить тут, недалеко, в парке.

— Да ты не дрефь, всё будет по чеснаку, один на один. Или уже наложил полные штаны? Не пойдёшь, будет хуже!

Куда уж хуже… Знал я это «один на один», но идти было надо, и я пошёл. В кустах их было человек шесть с палками, сразу стали окружать, наконец, блеснул и нож в руке вожака этой стаи. Я прижался спиной к ближайшему дереву и молча достал свой верный Марголин со словами:

— В обойме десять патронов, одиннадцатый в стволе, хватит всем. Если вы вынудите меня стрелять, то я убью всех, чтобы обойтись без свидетелей, и смоюсь, так как сидеть за вас козлов я не собираюсь.

Пистолет произвёл на них жутковатое впечатление: большой, с накрученным на ствол пламегасителем, неотличимым для несведущих от глушителя, он завораживал как кобра перед броском. Видно было, что парни расстроились, и сильно приуныли. Я повернулся и, не оглядываясь, пошёл в сторону танцплощадки, прислушиваясь, однако, нет ли за спиной какого-нибудь самоубийцы. Всё было тихо. Сработало сарафанное радио, и с тех пор открытых наездов не было, но оглядываться приходилось, пока я не уехал из этого города в питерский институт.

 

Однако, я сильно отклонился от основной темы, а именно, от проведённого как-то мною эксперимента с огнестрельным оружием. В то время на экранах шел фильм «Зелёный фургон», первый вариант, ещё без Харатьяна и без Соловьёва. Там, по ходу фильма, бандит стреляет из пистолета в живот главному герою. А парень, увлечённый приключениями Шерлока Холмса, и мечтающий стать сыщиком, везде таскает с собой известную книгу Конан Дойла. Эта книга, засунутая за брючный ремень, останавливает пулю и спасает пареньку жизнь! Мне, естественно, захотелось проверить, а возможно ли такое в действительности?

Книга о легендарном Холмсе показалась мне жидковатой. Для надёжности, я решил выбрать книгу потолще. В нашей домашней библиотеке, самым убедительным мне показался Мюллеровский англо-русский словарь. Он был толстенный и обещал стопроцентную защиту от бандитской пули. С трудом засунув его за брючный ремень, я взял заряженный пистолет и приставил его к словарю, то есть к животу. Несколько секунд я раздумывал, мне было интересно ощутить удар пистолетной пули, но… в последний момент в голове зазвенела нехорошая мыслишка: а что, если кино несколько преувеличивает возможности книжного бронежилета? Краем уха я где-то слышал, что ранения в живот очень болезненные.

Хоть и не очень большой, но имеющийся жизненный опыт говорил, что в кино, особенно в боевиках, я уже много раз видел такое, после чего в реальной жизни человека безусловно ждут морг и кладбище, а в кино герой продолжает бегать и сокрушать всех врагов! И вот эта подлая мыслишка, практически сорвала мой смелый эксперимент, во всяком случае, сильно изменила его ход. Я решил, что, для начала, надо попробовать «на кошечках», но и котика тоже было жалко.  Просто прислонив словарь к спинке стула, я сделал шаг назад и, недолго думая, благо, дома никого не было, шарахнул по нему из спортивного пистолета…

Искусство и жизнь всегда разнятся. Особенно, как я убедился, киноискусство. Представьте моё состояние, когда я увидел простреленный навылет словарь, и застрявшую в спинке стула искорёженную пулю. С тех пор я больше не верю киногероям. Это было второе разочарование после того, как я перестал верить в Деда Мороза.

 

Почему я вспомнил этот случай из моей бурной молодости? Недавно по телевизору прошёл сюжет, как один американец, тоже любитель оружия, уговорил свою девушку выстрелить ему в грудь, прикрытую толстенной книгой, из крупнокалиберного пистолета Desert Eagle — «Пустынный орёл». Она долго не соглашалась, но он убедил её, что ему ничего не грозит. Результат предсказуемый: парень на кладбище, девушка в тюрьме.

Ох, прав был сатирик Михаил Задорнов…

 

 

 

Я нужна тебе?

Софья Замойская

 

— Я нужна тебе?

— Почему ты спрашиваешь?

— Просто ответь. Я нужна тебе?

— Ну, да, конечно.

— Я тебе не нужна...

— Что за глупости! С чего ты взяла?

— Ты не сказал да, ты сказал: ну, да, конечно.

— Какая разница, как я сказал?

— Большая разница...

— Ради Бога, что ты хочешь от меня услышать?

— Ничего...

— Плачешь?

— Нет.

— Я слышу, как ты шмыгаешь носом.

— Это насморк.

— Да, какой к чёрту насморк? Опять устраиваешь трагедию из-за какой-то ерунды.

— Конечно, мои чувства — это ерунда.

Вздох. Молчание.

— Не плачь, моя девочка. Ты нужна мне. Без тебя моя жизнь была бы пустой и бессмысленной.

— Правда? Ты – мой единственный.

— Уже не плачешь?

— Слушай, котик, я тебя отвлекаю. Ты ведь на работе.

— Да, ладно, пустяки.

— А что ты сейчас делаешь?

— У нас собрание акционеров.

— Ой!!!

— Не переживай, золотце, основной пакет акций у меня. Все улыбаются и ждут, когда я закончу.

— Тогда до вечера. Целую.

— И я тебя.

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 138 просмотров
Комментарии (21)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика