2-й поединок 1-й тур 2-я группа

3 ноября 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Старая сказка на новый лад

Борис Журавский

 

Я, вообще-то не рыбак, но иногда люблю посидеть с удочкой. Рыба мне и даром не нужна, но тишина, покой, природа — отдыхаешь телом и душой. А удочка — вроде при деле сижу, а не как какой-нибудь дурак, улыбающийся непонятно чему.

В этот раз недолго сидел в одиночку. На кочку неподалеку выбралась лягушка, крупная, зеленая и осматриваться начала. Я, вроде бы, рыбу ловлю, а она, вроде бы, на меня посматривает. И говорит она вдруг человеческим голосом:

— Ваня! Возьми меня в жены.

Меня как громом ударило, даже удочка из рук выпала. Ну, думаю, попал.

Сейчас книг про попаданцев полным-полно, говорят и на самом деле такое бывает. Не часто, правда, но кому как повезет. Похоже и мне… повезло.

Я решил повнимательнее осмотреться – если лягушка говорит, значит в сказку попал. А вокруг все вроде как и раньше, только и разницы, что лягушка заговорила. И к ней присмотрелся, если сидит с золотой стрелой (эту сказку я еще с детства помню), значит сейчас прискачет Иван-царевич и что — нам с ним из-за этой зелени вертлявой морды друг другу бить?

Стрелы не заметил, возможно какой другой лягушке она досталась. А судьба-то не устроена, вот со мной и заговорила. Что тот Иван, что я Иван – от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Сама сидит спокойно, только глазки марг-марг. Понятное дело, вопрос серьезный – не муху слопать, замуж выйти.

Пауза с моими рассматриваниями и размышлениями затянулась до неприличия, но я собрался с духом и сказал:

— Ты, чё, с дуба рухнула? Не в сказке живем, в самой реальнейшей реальности!

Она сразу как-то сжалась, горло ходуном ходит, а глаза расширились и слез полны. И так мне ее вдруг жалко стало..., короче, забрал я ее домой.

От речки уходил как разведчик во вражеском тылу. И оглядывался вокруг, и перебежками двигался, только что не принюхивался. Легко сказать «иду домой», а какой у меня здесь дом и где? Сомнений и опасений выше крыши, но иду.

 

Только увидев дверь родной квартиры (и ключ подошел!), окончательно расслабился. Дома я, дома! Значит это не я попаданец, а лягушка к нам попала.

Правильно сделал, что с собой ее забрал. Одна, в чужом мире, да еще лягушка. Я как себя на ее месте представил, даже в дрожь бросило. Но, дома, мы выживем, это я точно знаю.

Нужно сказать, что лягушки существа очень чистоплотные, в доме ни комара, ни мухи, даже тараканы куда-то делись. И воздух всегда свежий, будто не старая хрущоба, а на лесной поляне у реки живем.

О себе рассказывала мало, да я и не настаивал, но в доме как-то чище стало, уютнее. Попросила достать с балкона горшок с давно засохшим цветком, все руки никак не доходили выбросить, так он в комнате зазеленел, раскудрявился, зацвел даже. Не знаю почему, но домой стало даже больше тянуть чем раньше, не бетонная коробка, есть там живая душа. И в магазине не только хлеб, пельмени, чай, но и ей чего-нибудь вкусного стараюсь взять. Да тот же телевизор смотреть на пару и то веселее.

 

Смотрели мы как-то КВН, уже к полуночи шло, но хотелось досмотреть. Вдруг звонок длинный, заполошный и стук в дверь. Вроде бы встревожиться надо, ночь на дворе, да знаю я, кто это и бросился двери открывать.

Есть у меня такой приятель шебутной, Артем. Этакий красавец длинноногий.

В том его счастье и спасение. Как появится где – все девицы вокруг скоропостижно тают, а он перед ними, как принц на белом коне. А ноги спасают, когда народ объяснить ему хочет после его проделок, в чем и насколько он не прав – ни разу не догоняли. Поэтому является, когда на душу взбредет, все дыбом поднимет, с ног на голову поставит и умчится как ракета.

Он-то умчится, а мне с соседями разбираться, потому и бросился к дверям.

Моя лягушка, если кто ко мне приходил, в спальню ускакивала, не любила светиться, а тут Артем так стремительно ворвался, что она исчезнуть не успела. Он сразу в кресло бухнулся, а тут и ее заметил.

Как он ржал! Прямо захлебывался смехом, наизнанку его от восторга выворачивало!:

— Все люди себе кошек, собак, хомяков заводят, новые русские, говорят, даже крокодилов, а ты, Ванька-дурак себе жабу завел. Вот она, тайна твоя, такая же дурацкая!

Я слушал Артема, тихо стервенел, но сдерживался — приятель все-таки. Крокодила вынес с трудом, но на жабу просто взорвался. Схватил его за грудки, выдернул из кресла и вышвырнул из квартиры, чуть собственные двери не снес. Тот даже замолк от неожиданности, только потом, уже на лестнице, разорался.

В комнату вернулся, всего от злости трясет, лягушку высматриваю, не дай бог зашиб, когда Артема выбрасывал. Глядь, нет ее нигде, а у окна стоит девица красоты несказанной, и глаза ее огромные прямо в душу мне смотрят. Да и платье ей под стать – из златотканной парчи, зеленое – от лягушки.

— Здравствуй, Василиса Прекрасная!

 

А потом детки у нас пошли, все красивые, в мать, и глаза у всех, как на подбор, зеленые.

Все друзья удивляются:

— Да как же этот увалень, Ванька-дурак, такую красавицу отхватил?!

А чтобы самим из лягушки царевну создать, так ни один, ни-ни.

Всем готовенькое подавай!

 

 

 

Парочка

Светлана Мак

 

В субъективно-объективной реальности много нюансов, ведущих к собственному восприятию мира, субъективны радость или печаль отдельного человека, но объективность такова, что мир вне нашего восприятия остаётся таким, какой он есть.

 

Двое сидели под звёздным небом. Ночь окутала, обволокла влюблённых тишиной и покоем. Вместе им было хорошо, даже днём, а сейчас и подавно. Они завернулись в большое, сшитое кем-то из разных кусков, одеяло, ощущая тепло друг друга, запах волос, бархат кожи. Чувство счастья струилось из каждой клеточки влюблённой парочки.

— Смотри, там мой дом. Далеко, далеко, среди созвездий, есть та планета, с которой я прилетел на Землю, — указывал он в космическое пространство над головой.

— Скажи, у вас должно быть всё не так, как у нас? – спрашивала она, с любопытством ребёнка заглядывая в его глаза.

— У нас совершенно изумительная жизнь на планете невероятной красоты, а технологии опередили ваши на тысячи лет. Всё пребывает в такой гармонии, что сразу и не поймёшь, где заканчивается природа, а где начинается техника. Когда-нибудь мы обязательно слетаем туда, и ты увидишь всё сама!

— Обещаешь?

— Обещаю!

После этих обнадёживающих слов, парочка ещё теснее прижалась друг к другу, чтобы ещё сильнее ощутить единство двоих, хотя, казалось, что сильнее-то и некуда. А потом возник поцелуй, а за ним ещё один, и ещё. И даже звёзды на небе стали светить менее ярко, чтобы не отвлекать влюблённых своим светом.

Откуда девушке было знать, что парень слегка лукавит? Хотя, он и не лукавил вовсе, а просто не хотел её огорчать. Давно уже не было жизни на его планете. После масштабного технологического взрыва, она стала пустынной и безжизненной и никого не могла приютить. Спаслись только те, кто в это время находился в космосе, расселившись кто куда смог. Некоторые прилетели на Землю, но мало кто остался. Уж очень Земля напоминала их дом перед взрывом. Он остался из-за неё, и был счастлив, как и она.

Вместе им было настолько хорошо, тепло и радостно, что даже Бог улыбался, глядя с высоты. Он совсем не жалел, что взорвал ту планету. Там не было счастливых людей. Не осталось тех, кто мог оценить его замысел, как Творца. А зачем ему такой мир?

Теперь здесь зарождалось новое поколение звёздно-земных людей, умеющих ценить мгновения, подаренные Богом. Объективная реальность Бога требовала, чтобы люди находили счастье частицей смысла своего существования или хотя бы просто не отказывались от него, принимая счастье в свою жизнь.

 

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 76 просмотров
Комментарии (12)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика