1-й поединок 1-й тур 2-я группа

3 ноября 2019 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Прищепка или забытый классик

Фрида Шутман

 

«Сердце отдаю детям»

Василий Сухомлинский

 

 

Мария Михайловна с трудом поднялась с постели. Минут пять охала и ахала. Потом пошла в ванную. На стене висело старое зеркало, покрывшееся рыжими пятнами по всему периметру. Не удивительно, что оно показывало лишь одинокую старость.

— Какие мешки под глазами… А этот землистый цвет лица… Когда уже у меня будет время на себя?!

Как же я себя запустила… Всё, через неделю – последний звонок. Постараюсь не ударить перед выпускниками лицом в грязь… И я так давно не красила волосы… Надо сходить в парикмахерскую…

 

Через полчаса из подъезда вышла немолодая аккуратно причёсанная женщина. Она оглянулась на свои окна, отметила, что нужно полить виноград, живописно разросшийся до третьего этажа, повернулась и медленно пошла по двору.

 

Первый урок начался без эксцессов. Шла обычная перекличка. Мария Михайловна, конечно, знала всех своих учеников. Но она считала, что утренняя перекличка поможет им быстрее сконцентрироваться.

Учительница подошла к доске, взяла фломастер и стала писать новую тему.

— Фридрих Энгельс. «Диалектика природы». Старшеклассники застыли. Потом стали переглядываться друг с другом. В их глазах немой вопрос: разве марксизм сейчас актуален? И зачем это им нужно учить практически в конце школы? Раздались смешки.

— Мария Михайловна! Можно вопрос? — «Неверующий Фома» Коля решил втянуть педагога и весь класс в дискуссию.

— Задавай.

— Зачем нам нужен этот забытый классик?

Мария Михайловна взяла в обе руки увесистый том и подняла его высоко над головой.

— Коленька, этот труд написан 130 лет назад. И мы сегодня с вами убедимся, что он достоин подробного изучения.

Ехидная Катя не преминула вмешаться в разговор:

— А разве эта тема включена в школьную программу? Мой папа говорит, что…

В классе начали громко смеяться.

— Давай, выкладывай, Катька, что по этому поводу думает твой папа!

Катя покраснела и демонстративно закашлялась.

— Так, ребята, не будем терять наше драгоценное время! Записывайте основные постулаты работы Энгельса…

В классе снова неспокойно.

— Мария Михайловна! У вас что-то торчит на юбке!

Учительница принялась себя судорожно ощупывать.

— Где, Юра? Что?

— У вас на юбке – прищепка!

Педагогу стало не по себе. Она, наконец, нашла прищепку, положила на стол и пригладила рукой юбку.

— Всё, всё, больше не отвлекаемся. Все готовы? Работаем!

Дверь класса приоткрылась. В образовавшемся проёме показалась нечесаная голова с подбитым глазом.

— Вы – Мария Михайловна, учитель биологии?

— Да, это я. А Вы, собственно по какому вопросу?

Андрей с пятой парты побледнел и весь как бы сжался.

— Папа, не надо, папа, я же просил тебя не вмешиваться, папа… Прошептал ученик.

— Так, Мария Михайловна! Это, значит, вы моему Андрюхе влепили четвёрку за год?

— Послушайте, давайте подождём до конца урока и поговорим.

— Неееееет, ничего не хочу ждать!

— Вы зашли в класс во время урока, вы мешаете его проведению.

— А я хочу всё выяснить здесь и сейчас….

— Вы пьяны, кто вас впустил в школу в таком виде?

— Андрюха! Ты слышишь, как эта училка оскорбляет твоего отца? Андрей бросился к отцу.

— Папа, не надо, иди домой. Всё хорошо, иди, умоляю тебя!

Мужчина оттолкнул от себя парня.

— Никуда я не уйду. Ты же сам говорил, что из-за этой четвёрки ты не получишь золотую медаль!

— Папа, я тебя умоляю, иди домой!

— Нет, пусть эта старая крыса мне объяснит, почему ты получил четвёрку…

— Вы пьяны, вы пришли в школу и хамите. Как вам не стыдно? Вы ни разу не появлялись здесь, ваш сын уже школу заканчивает…

— А ты не бубни. Зачем мне было приходить раньше? Раньше всё было в порядке…

— Прошу вас покинуть класс!

Во время всей этой словесной перепалки ученики напряжённо сидели и слушали. Они ждали финала. Дебошир Петя с последней парты пытался по мобильнику дрожащими руками набрать вызов в полицию.

Пауза затянулась. И вдруг в руках у отца Андрея показался пистолет. Близорукая Надя с первой парты вскрикнула и потеряла сознание. К ней было бросились другие ученики.

— Стоять, я сказал, всем на место! Не двигаться, а не то всех перестреляю!

У Наташи со второй парты стала непроизвольно дёргаться правая щека.

Мария Михайловна поняла, что этот рассвирепевший пьяный папаша очень опасен. От былой прыти у неё с годами, конечно, не осталось и следа. Но надо было действовать быстро и с умом. И, по сути, рассчитывать не на кого… Хотя… Взгляд украдкой на ученика Юру. Встречный понимающий взгляд. Её левая рука тянется к учительскому столу и что-то берёт. Правая всё ещё лежит на «Диалектике природы».

— Мария Михайловна! У вас что-то торчит на юбке!

«Умница, Юрочка, понял, что сейчас нужнее всего отвлечь внимание мужчины от класса», — успела ещё подумать учительница.

Пьяный отвернулся от класса, дуло пистолета направив на педагога.

— Вот, какая я рассеянная, не заметила, что прищепка осталась на юбке, когда снимала стирку…

Ещё одно мгновение и тяжёлый том обрушивается на пьяную голову. Раздаётся выстрел. Оба взрослых падают на пол.

 

Подоспевшая по вызову Пети полиция констатирует смерть Марии Михайловны. У оглушённого и пришедшего в себя отца Андрея отбирают пистолет. Ему надевают наручники и уводят из класса.

Ученики окружили тело своей учительницы. Левая сторона груди у неё залита кровью. Застывшие глаза смотрят в никуда. Губы всё ещё улыбаются, из-за прищепки, наверно… Все молча опустили головы в благодарном поклоне. И скептик Коля, и ехидная Катя, и дебошир Петя, и…

 

 

 

Её звали Лилит

Сергей Лысков

 

Суетливо двигаясь на верхушке холма, женщина прищуриваясь, всматривалась в даль. Где-то в глубине пещеры ревел ребенок. Напряжённо поглядывая то на заходящее солнце, то на лес возле их пещеры, куда утром ушел мужчина, Лилит ничего не слышала. Как только солнце село, она с ужасом взглянула на дом. Наверно, в этот момент впервые услышав крик сына.

 

От тлеющей в костре деревянной чурки отлетел уголек и угодил в каменную выемку, где на мехе умиротворенно спал младенец. По сути, это и было причиной столь душераздирающего крика. Затушив тлеющий мех и аккуратно дотронувшись языком до места ожога, Лилит, как могла, пыталась успокоить ребенка. Она приложила к ранке холодную плоскую гальку и дала сыну грудь; перебивая плач жадным посасыванием, малыш успокоился и уснул на руках. А женщина, смотря на тлеющий домашний очаг в центре пещеры, тихонько заплакала.

 

В ту ночь она так и не смогла уснуть.

При первых лучах света переложив младенца на мех Лилит выбежала из грота. Ещё толком не рассвело, но, щурясь и всматриваясь, она не отводила взгляда от опушки леса, ища в силуэтах деревьев образ возлюбленного. Но в этот день он не вернулся.

Понимание, что эту беду уже не исправить, пришло на третью бессонную ночь. Ребенок орал, не брал грудь. Молоко, стало жидким и скудным, бессонница и голод делали свое бесхитростное дело. Уставшая и обессиленная женщина положила рядом сына и намерено подкинула сырых коряг в костер.

— Прости меня, Кай, — прошептала она, буквально провалившись в сон.

 

Сырые части дерева и ветки начали тлеть, давая едкий дым. Женщина в душе именно этого и хотела: уснуть под убаюкивающее потрескивание костра и не проснуться. Но идущий весь день дождь поменял её планы. Тоненькими ручейками вода просачивалась в пещеру; обычно при таких дождях её мужчина всегда выставлял плотину из плоских речных камней на входе… но не в этот раз. Костер дымил и тлел, заполняя пещеру едким дымом, женщина в беспамятстве крепко спала. И, наверно, только малыш, предвидя грядущую трагедию, что есть силы кричал. Впрочем, мать его не слышала.

Лилит разбудила лишь вода, попавшая в рот. Поперхнувшись, она резко подскочила. Всё вокруг было в воде. Очаг погас, малыш лежал, лицом укутавшись в мокрый мех, и молчал. Она взяла его на руки, но ребенок был уже холодным.

Лилит кричала долго. Раздирая в кровь кожу на голове, пытаясь вырвать волосы, дабы причинить себе боль за содеянное. Это был крик дикого зверя. Крик матери, потерявшей дитя. И не было этому оправдания и слов, которые могли бы утешить.

 

Через неделю взяв с собой шкуру животного она пошла в лес. Ночуя в листве, она медленно, шла вперед, не ведая куда идет, просто шла, желая только одного: найти свое наказание за содеянное. Но ни зверя, ни беды не было на её пути, ей попадались ягоды, чистые ручейки и сухая листва. И она всё глубже и глубже продвигалась в лес – ненавистный лес, который забрал её мужчину. Каждый раз засыпая в шкуре перед сном, Лилит вспоминала тот диалог накануне пришедшей в их дом беды.

 

— Лилит, – позвал её Кай. – Смотри, там дым.

— Это небесная нить ударила в дерево? — предположила она.

— Нет, это другое, я вижу этот дым в третий раз и именно в этом месте за лесом, небесная нить не бьет в одно место дважды, — говорил Кай.

— Идти через лес — это верная смерть, — попыталась остановить мужчину Лилит.

— Зато мы узнаем, существуют ли подобные нам животные? — воодушевленно заявил Кай. — Пойми дорогая, надо идти.

 

В тот вечер она поверила своему мужчине, утром отпустив на поиски не настояв на том, чтобы остаться. И он не вернулся. Этот мучительный диалог каждую ночь раздирал её сердце муками сомнения за содеянное. Она готова была на всё, лишь бы поменять тот день, исправить его, настоять, не пустить мужчину на гибель. Но, каждый раз открывая утром глаза, прошлое не отпускало её разум, и женщина шла вперед с неистовым рвением найти свою гибель.

 

Когда лес сначала поредел, а потом вовсе сменился поляной, Лилит в очередной раз начала искать себе место для ночлега. Понимая что до соседних гор приличное расстояние и, она доберется до них, после захода солнца, Лилит повернула назад в лес. Женщина приметила там хорошую кучу листвы для ночлега. Но начавшийся дождь резко поменял её планы. Пришлось пойти на риск, идти в горы, в надежде отыскать пещеру.

 

Как потом напишут потомки, она пришла в их дом под покровом ночи, полуобнажённая и уставшая от долгой дороги, её женственность восхищала, а красота пленяла и покоряла с первого взгляда.

Кай оказался прав: в той пещере на другом конце леса жила семья. Мужчину звали Адамом, женщину Евой, и у них было два сына: Каин и Авель.

Вот так всё и началось...

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 102 просмотра
Комментарии (17)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика