Сфинкс, леопардёнок и Удава

Автор
Опубликовано: 143 дня назад (1 июня 2018)
Редактировалось: 2 раза — последний 17 июня 2018
+5
Голосов: 5
Сегодня - 1 июня, Международный День Защиты Детей. Повод поговорить о них.
Кто - о ком, а я - о внуке. Здесь - несколько отрывков-хроник из сборника "Сфинкс, леопардёнок и Удава". Дошкольный период от 4-х до 5-ти с хвостиком. В шесть лет внук пошел в школу.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



Внуку «стукнуло» четыре года. После дня рождения он срочно «повзрослел» и стал вставлять в речь взрослые слова.

Приехали гостьи, две дальние бабушки. Подарков навезли, гладят по головке, умиляются.
- Скажи, солнышко, - спрашивает одна, наблюдая за тем, как малыш лихо расправляется с конструктором, - ты, когда вырастешь, строителем будешь?
- Нет, - не отрываясь от сборки-разборки, отвечает он.
- Летчиком, да? – показывая на солидный парк из самолетов и вертолетов в количестве, превышающем психически разумные пределы, догадывается другая.
- Ы-а.
- А, космонавтом! На ракете будешь летать?
- Я буду дворником.
Шок и растерянность у родителей. Бабушки смущены.
- Но почему ты хочешь быть дворником? – спрашивают.
- Прибирать же надо! – выставляет он вперед ладошки, - впрочем, удивляться не приходится, - и продолжает пыхтеть над конструкцией.

*
- А я снегом намыливаюсь. Кстати.
- Снегом? О!
- Как солдат. И я не кричу: «Холодно!», как мама.
- Мама – тоже?
- Да. И пищит, как ребенок! – он выставил перед собой ладошку.

*
- Анализ кЛови – это катастЛофа, - плачет, - всю кЛовь у человека из пальчика забЛаЛи без спЛосу! Надо же спЛашивать!
*
- Мы с папой изучали человеЧНый скелет, - значительно кивает головой, - я тебе как-нибудь покажу. В скелете есть человечный череп, из него выходят зубы. А еще в скелете есть двенадцать пар (!) рёбров!
*
- У паука есть сердце, - как всегда, с порога сообщает внук.
- ??
- Да: голова, лапки, сердце, я тебе потом покажу в книге. И ядовитая… железка.

КАК Я СТАЛА УДАВОЙ

- Нам очень надо где-то платочек взять с цветочками и с горошками… нет, с машинками.
- Зачем?
- Тебе завязать здесь, - он провел по моим ушам раз-другой, - ты будешь бабушкой Удавой.
- Я?? - с тайным возмущением и тихим ужасом вопрошаю я и продолжаю мысленно возражать: да я же не ползаю! Да у меня талия! Да у меня голос, а не скрипучая телега, как у той бабуси, - я не нее похожа?
- Да, - невозмутимо ответствует он и задумывается, а я готовлюсь к очередному шоковому воздействию, - мы потом тебя измерять будем.
- Пошли лучше пирамиду Хеопса строить, - вздыхаю я.

*
К слову сказать, пирамида эта в ее изначальном, известном всем варианте возводилась тяжело, долго, с огромными материальными затратами и с привлечением тысячной рабочей силы. Внук мой строит ее из десяти упругих диванных подушек и один. До Сфинкса он еще не добрался, только спросил однажды про него, глядя на цветную картинку из фолианта: «Это – кто?» Я и ответь, мол, это – Сфинкс, обязательная принадлежность пирамиды Хеопса. И заметила его любопытный взгляд, брошенный на меня. Я насторожилась. Будучи произведенной в бабушки Удавы, я не стала дожидаться, когда он предложит: «Нам надо где-то Сфинкса взять, кстати», и на ближайшее время запланировала купить большого льва. Пусть уж лучше его посадит рядом с пирамидой, а не меня – в качестве Сфинкса. Чувствую, что и на Сфинкса я тоже смахиваю.
- Пирамида Хеопса – в Африке, - сообщает сам себе внук, - а это далеко-о-о…

*
- Мурзик – котёнок… у лошадки – лошадёнок…
- Жеребёнок.
- У тигра – тигрёнок… я – ребёнок… а у леопарда?..
- Леопардёнок… ой, нет, котёнок. У леопарда – котёнок.
- Почему?
- Леопард – кошка, только большая.
- А у обезьяны?
- Ннну…
- Знаю, знаю, - обезь-Ёнок!
*
- А я у мамы в животике сидел.
- Да?
- Ну, да. Все сидел, сидел. Потом папа сказал: «Ну, все, давай выходи. Нам тут скучно без тебя». Папа сказал: «Я трап купил, и лесенку спортивную, и турник, а ты все сидишь там. Выходи!» Я и вышел.
- Ну, и правильно.


КОГДА ТЕРЯЮТСЯ ВЕЩИ.

Если они теряются у меня, то это – притаившийся и надвигающийся склероз. Но когда они теряются после того, как внука увели домой, я начинаю скрупулезно отматывать время назад и подозрительно осматриваться, шагая по квартире птицей «секретарь». Вы не видели, как шагает птица «секретарь»? Темнота-а-а! Ищу пропажу. Иногда нахожу. Чаще – нет. Однажды внук в качестве строительного материала использовал кнопки от трех клавиатур, загружал их в бетономешалку, выгружал, перевозил. Впрочем, вы в силу возраста и эстетических пристрастий вряд ли поймете этот увлекательный процесс, поэтому не буду утомлять вас подробностями. Ну, и потерялся весь стройматериал. А чадо домой увели.

Я, конечно, проверила все наиболее доступные для стройки места на полу, переступая по нему осторожненько ладошками. Главное, чтобы «стройматериал» не попал бы под голую пятку, когда мне приспичит ночью посетить ванную, чтобы носик попудрить. Не нашла. Забыла, успокоилась. А когда спать стала ложиться, они и обнаружились, эти кнопки от клавы: вся куча была бережно, по-хозяйски упрятана под мое одеяло в спальне. Ну, а я на нее, на эту кучу, благополучно приземлилась. Хорошо, что только боком, а не спиной и другими мягкими частями! Я потом опубликую «Курс выживания для бабушек». Но – потом, когда сама выживу.

Так я – о странных пропажах в моем доме. В напольном вазоне стояла у меня любимая икебана с колосьями, васильками и гардениями. Вписывалась, сочеталась, смотрелась, дополняла и прочая. Стояла она в прихожей, красиво отражаясь в большом зеркале, и я любовалась моей прихожей. Но однажды заметила, что икебана стала похожа на голик. Общипанная какая-то стоит, нищая. Колоски, как у метлы, торчат в разные стороны и – пустые! Я присмотрелась внимательно и только тогда увидела всю картину разора! Колосья были без зернышек! Когда внук заявился ко мне в гости, я провела очную ставку и предъявила ему для опознания голую икебану.

- Смотри-ка, - проговорила я озабоченно, кивая на колоски в икебане, - пустые…
- Ба-а-абушка! Их же об-мо-ло-ти-ли! – и выставил вперед ладошки для убедительности.
- Зачем?
- А хлеб как делают?
- Как?
- Комбайн идет по полю, а впереди крутится не крутилка, а мо-то-ви-ло! Оно колоски собирает. Потом зернышки грузят…….

Все зернышки из моих прекрасных декоративных колосков были убраны в мотовило, будь оно не ладно! Там и лежали. В смысле, в комбайне. Комбайн с этим самым мотовилом стоял за кроватью в спальне. Это я вам для ликбеза добавляю. Ведь не знаете, поди! А то сразу - в угол, в угол…
После этой пропажи для приведения нервов моих в относительный порядок я вспомнила высказывание одного профессора. Он сказал, что если бы его внук не бегал, не крутился, как волчок, не шильничал, не шалил, не шкодил, то он сам бы его отвел на прием к психиатру. Я поняла, что визит к психиатру нам не грозит.

КАПУСТНЫЕ СТРАДАНИЯ.


У работников шоу-бизнеса дети начинают зарабатывать с пеленок: то в рекламе детского питания ребеночка покажут, то в концертной программе он веточкой помашет или трогательно споет, а то и в фильме снимется. Доход в семейный бюджет опять же неплохой, о родителях заботится, кормит их. Мой внук хоть и не из семьи музыкантов, режиссеров или продюсеров, но тоже начал кормить родителей с полутора лет. И связано это было не со съемками в фильмах, не с рекламой. Но – все по порядку.

Мы с дочерью капусту солить, не умеем. Не получается она у нас хрусткой, ядреной, звонкой, душистой, чтобы – белой, да с клюковкой, да с антоновскими яблочками, ммм! Не получается! Не слушается она нас! Все умеем: и огурчики, и салатики, и закуски, и торты, и итальянскую с болгарской кухни освоили, жгуче-ужасные, и французскую протертую, и тонкую китайскую с хрусткими лягушачьими лапками для гостей на первое апреля, я уж не говорю об исконно русских щах, блинах и прочем.

Многое умеем, а капуста не дается! Но - ллллюбим ее. Помучились мы с ней изрядно. И дырки в банках с капустой вертели, чтобы газы эти самые выпустить из нее, и по немецкому методу заливали, и сахарку подсыпали, и по-китайски приговаривали над ней, и по-инопланетянски, и на гороскоп гадали. Не дружит! Не при-зна-ет!

Повыбрасывали мы, повыбрасывали наши капустные страдания, да и стали у местных бабушек покупать. Вот тут-то наш маленький к квашеной капусте и пристрастился! Да так, что, как только под стол пешком пошел и научился самостоятельно подходить к холодильнику, с тех самых пор и пришлось делиться с ним этим дефицитным в нашей семье продуктом. Да что «делиться»! Почти всю отдавать, а иногда и прятать! Еще и говорить не умел, еще главным словом было одно «Ы!» с выставленным вперед указательным пальчиком, а – подавай ему это блюдо!

Неподалеку от дома образовался базарчик с зеленью и бабушками, мы мимо него ездили с внуком в парк на сончас. К описываемым событиям чаду исполнилось то ли полтора года, то ли чуть больше. Едем мы, едем, песенки поем про то, как едем. И надо же мне было завернуть к рядам! Думаю, на обратном пути свежей зелени куплю. А там на прилавках в пол-литровых, в литровых баночках, в трехлитровых банках, составленных по ранжиру да в два этажа – беленькая, проглядывающая сквозь чистое стекло тонкой морковкой, клюковкой, долькой антоновки – капустка!

Понятно, что до парка мы в тот день не доехали, а вся наша прогулка накрылась медным тазиком! То есть, прогулка-то состоялась, но прошла она исключительно на территории зеленого рынка, а еще точнее, между рядами с квашеной капустой и умиленными бабушками, которые наперебой предлагали попробовать их засол. Внук пробовал, не отказывался, выставив вперед указательный пальчик, и важно добавлял: «Ы!»

- Нравится! Ишь ты! – ахали растроганные бабушки.
- Впервые вижу такую кроху, который капусту любит, - качала головой одна, - упаковывая баночку с капустой в полиэтиленовый мешочек, - вот вам на дорожку.
- Спасибо, у нас есть, - отговаривалась я.
- И мою, и мою пусть покушает, - совала в руки баночку с капустой другая, - моей-то он больше съел, моя-то – с антоновкой, витамин С в ней.
- С клюквой-то – больше витамина С, - не соглашалась еще одна бабушка и укладывала в коляску свою баночку с капустой.
- Я и спорить с вами не хочу, - говорила бабушка Фаина Васильевна, - они у меня уж который год покупают, значит, нравится. На-ко, мой милой, на-ко! Во, видите, как уплетает! – она на тонкой вилочке подавала ребенку горстку белоснежной, тонко нашинкованной, душистой капусты. Он широко открывал ротик, хрумкал и удовлетворенно произносил: «Ы». – А! Что я вам говорила! Это вам – с собой. Ни-ни-ни! – восклицала она и даже уходила на другой край прилавка, - ни-ни-ни! Кто ж за угощение деньги дает? Уберите! Обижусь!

Отговариваться не удавалось. И с рынка, когда внук напитается, я выезжала, нагруженная «угощениями».
С тех пор по дороге в парк я старалась объезжать базарчик. Иногда удавалось, чаще – нет. Каким-то образом мы с дочерью все-таки исхитрялись прорваться мимо бабушек и благополучно довести прогулку до желаемого результата. Но однажды поехал на прогулку с ребенком зять… Ему прорваться не удалось. Наыкали они с чадом баночек семь тогда. Что с мужчины возьмешь? Простоват для ушлых бабушек оказался мой умный зять, простоват.

Теперь внук подрос, ему уже четыре года и четыре месяца. На рынок его стараемся не брать, но не всегда получается. И, если появляемся там, то он со всеми вежливо здоровается, а нас встречают восторженные возгласы: «Капустничек наш! Иди сюда, родной, иди, милок! Ох, у меня и капустка просолилась!» Он сейчас уже умеет отказываться: «Спасибо, не хочу», - отвечает. Но бабушки тоже не лыком шиты, они ему в ответ: «А когда захочешь, тогда и покушаешь. Ешь на здоровье, милок!» И накладывают, накладывают в нашу сумку баночки с капустой. Главное, денег не берут. Говорят, что – грех брать деньги за угощение для ребенка! Иногда «угощение» едим всей семьей недели две, а то и месяц.

Бабушки просят то стишок рассказать, то песенку спеть. Любимую песню «На границе тучи ходят хмуро» внук исполняет с большим удовольствием, а если еще и бабушки начинают подпевать!.. Хор Турецкого! Ну, еще про мотовило и параллелограммы с параллелепипедами им рассказывает и про числа с нулями. А мы на два последних праздника Восьмое Марта каждой капустной бабушке подписали красивые открытки и подарили по веточке мимозы. Думаю, пора бабушек фотографировать вместе с нашим «кормильцем». Пора!


ДИАЛОГ

Соседка Лизонька вышла на прогулку нарядная: синее бархатное платьице-миди, серебряные туфельки и серебряная же диадемка в каштановых вьющихся волосах. Куколка! Неожиданно брызнул теплый дождик, и мы зашли в беседку. Лизонька захотела рассказать стишок. Она приподнялась на цыпочках, подняла головку, поводила плечиками и попочкой и, перебирая пальчиками в воздухе, начала импровизировать нежным тоненьким голоском. Между нею и Алешей (4года Л. – 5 лет А.)состоялся следующий диалог.
- Листочки летают… цветочки кружатся… люди идут… а солнышко в небе… птички… синички… девочки-бантики… ля-ля-ля... дождик кап-кап… (Лиза)
- А глухарь весит шесть килограммов (снисходительно и через плечо - Алеша).
- Песенку пели собачки… кошечки… туфельки серебряные (поправила носочки с кружавчиками)… музыка… ля-ля-ля (не останавливаясь).
- А мертвое море - в Израиле, в нем даже акккулы не живут, даже пиррраты! (по-прежнему – через плечо).
- Девочки… бабочки… ля-ля…
- У крысы рождается девять детенышей, - он стал перед девочкой, - а хвост – длиннее самой крысы! Показать?
- Хвостик? – Лизонька прижала ладошки к щечкам, подумала, - хочу.
- Пошли! Матвей её с дачи привез в папином багажнике!
Меня не пригласили за кусты чайных роз, где и нашла последний приют усопшая дачная крыса. ))

***
Смотрит на печенье в вазочке, которое я брать не разрешаю, и рассуждает.
- А вот пища, которая твердая, она полезна. Мне папа говорил.
- Это печеньки, что ли? – «невинно» интересуюсь я.
- Не только, - не моргнув глазом, ответствует он, - шоколад черный… конфеты с вафлями… (дальше идет перечисление всего «твердого и полезного», что он любит и что ему не дают в желательном количестве).

***
- Однажды наши полицейские гнались за преступником. Гнались… гнались… видят: перед ними – камень бел-горюч у трех дорог, и на нем надпись «Налево пойдешь – женатому быть, направо – убитому, а прямо пойдешь, преступника найдешь». И пошли они прямо. Долго ли, коротко ли, уж солнышко к закату клонится. Видят: преступник делает свое черное дело. Полицейские ему: «Стой! Нельзя так себя вести! Иди к нам и подумай над своим поведением!» А он испугался и побежал удирать!
*
- Нашел я танк, залез в него и поехал врага искать. Долго ли, коротко ли ехал, вижу – враг стоит. Я – ба-бах по нему! И – кирдык врагу!
*
- А вот есть еще электрические скаты, они в море живут. У нас свет потух, и мы зажгли свечи. А если бы был у нас скат, мы бы его присоединили к лампе. Надо нам ската завести.
*
- На планете Земля есть материки, океаны, страны и Россия, самая большая страна в мире! А на других планетах России нет. Поэтому и жизни там нет.


















""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Комментарии (18)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика