Хоришкино. Альбион, Интерпол, Луи ХVI и всякое такое…

Автор
Опубликовано: 258 дней назад (3 февраля 2018)
Редактировалось: 3 раза — последний 14 февраля 2018
Настроение: Утреннее
Играет: Утренняя
+3
Голосов: 3

Фигура 1. Альтернатива: Гей-Люссак или Пляс-от-печки.


Рада не обозначилась на перекличке даже после 14-го января. Её носик, милая улыбка и белая махровая астра на правом плече не были засвечены на виртуальном пространстве мировой паутины. Этот факт вызывал у ВОК (Внутренние Органы клуба) недоумение и заставлял задавать нескромные вопросы. Морально устойчивая, нордически стойкая, в прошлом – комсомолка и в настоящее время - приличная замужняя дама, она могла вести исключительно нравственный образ жизни.
В Хоришкинских авантюрах, как-то: ворование клубники с плантаций Владимира Вольфовича, ворование яблок из сада соседа мистера Роджерса, ворование огурцов и помидоров с грядок местного Плюшкина-Гобсека, ни-ког-да(!) не участвовала, хотя с некоторых пор и входила в самписательское бандформирование. Сотрудниками МЧС, как одна почётнейшая гостья солнечного Узбекистана, не привлекалась за безвылазное сидение в Волге.

И куда она могла подеваться? Метод Гей-Люссака запутал мысли, сбил с панталыку еще больше. Поэтому на распутывание извилин взяли проверенный математический ряд «Пляс-от-Печки». После генеральной уборки, предпринятой Радой по случаю возвращения в родные пенаты, в ее доме осталось еще много чего: крыша, труба от камина, стены, несколько дверей, окна, сад с оградой и две самодовольные колонны у парадного крыльца. А – что? Нормально - генеральная же.

«Да и… Тата вон новую гостиную купила из ротанга, Натка мужа нового завела, Анатоль приобрел антикварную плошку династии Мин, чем я хуже? – думала Рада, - сменю мебель!» И старая мебель переехала к тете в Гусарёнки. Рада позвонила в мебель-сервис, где на неё на грани
едва сдержанной ярости вызверились, что - Новый год же, что – корпоратив же, буги-вуги же, какая такая мебель… же!
«Чуды-юды же!» - справедливо обозвала их Рада и со всех ног дунула из Питера в Лондон, пока магазины открыты. И с тех самых пор вошла в известный ранг пропаданцев.

ВОК «Дельта Пегаса» запросили Интерпол. Получили ответ.
«Rush. Volga. The village of Нoriskino.
Lady X with luxurious Astra has a pretty face with clever eyes gentle eye on our reports is not passed, the chip implanted in her did not, fingerprints are
not removed, imidazolidinone also gave a negative answer. Transparent footprints crossed the shores of Albion.
Executive Secretary John Psakis.
USA Lаngly"

(Раша. Волга. На деревню Хоришкино.
Дама Икс с роскошной астрой у миловидного лица с умным взглядом ласковых глаз по нашим сводкам не проходила, чип ей не вживляли, отпечатки пальцев не снимали, иридозависимость также дала отрицательный ответ. По предварительным данным легкокрылый след ее
мелькнул у брегов Туманного Альбиона.
Ответственный секретарь Джон Псаки.
США Лэнгли»)

Фигура 2. Хотите – верьте, хотите – нет.


«При въезде в Англию главное не забывать: руль там, где обочина, а не там, где ты привык! - Сергей обогнал местного чайника, - если ты едешь по Лондонской кольцевой, и никаких пробок, значит, на дворе глубокая ночь или сегодня Рождество, - вспомнились наставления Славки Котейко, с которым у них в далекой студенческой юности состоялся не совсем равноценный обмен (Славка Сергея пристрастил к Хайяму, а Сергей Славку – к куреву). – Ты прав, друг мой Славка! Ну-к еще чего выдай».
Память услужливо выдала: «Если ты едешь, как положено, по левой полосе, а встречный начинает вдруг бешено моргать тебе дальним светом - перестройся в правую. По всей видимости - ты уже не в Англии».

Сергей взглянул на экран навигатора, - ага… я еще в Англии. Он проехал Оксфорд-стрит, свернул на Кингс Роуд и остановился на парковке у магазина «Мебель супер-пупер». Фото Рады ему выдали в учетном столе клуба «Дельта Пегаса», приняв к сведению сообщение Джона Псаки из Интерпола и архитектурные заслуги Сергея во времена домайданные, подкрепленные убедительными вливаниями в размере 50 тыс.рэ в безразмерный карман ВОК «на покупку Глонасса». Но Сергей был уверен, что в клубе просто не устояли перед обаянием его серо-голубого славянского взора и перед чарами подернутых серебристым пеплом усов «Шеврон», потому и доверили розыск.

«Дернуло же меня вступить в этот клуб Пегасий! Были ведь другие интересные клубы: «Ржавое копыто!», «На сундук мертвеца», «Сто пиастров», «Белуга» – раз, «Белуга» - два!» или этот… «По маленькой!» - нормальные мужские клубы. Посидели, выпили, за жизнь погутарили. Нет, поперся в романтику крылатого Пегаса! А тут – одни поборы, одни поборы! То – в Фонд помощи австралийским коала, то на подарок какому-то знакомому питекантропу, то – на Глонасс. А то еще придумали в пещере йети Аоы евроремонт сделать! Да я в глаза вашего Аоы, будь он трижды уважаем, не видел! А они: «Дык, покажем в Шерегеше. А дай денюжку!» Главное, ладошку эдак с улыбочкой протянут и – тебе под нос: «Дай денюжку!» И даёшь! Учит жизнь, учит… ых! - Он достал из бардачка фото миловидной молодой женщины с роскошной астрой у лица и невольно загляделся. Хороша, мила, обаятельна… бродит где-то в этом аглицком тумане. Вот найду ее, и – домой, она - в Питер, я – в Донецк, у меня там еще полбутыли «Белуги»! – Эта мысль улыбнула, добавила приятности в плотный смог Лондона и внесла нетерпеливое желание поскорее обнаружить объект.

*
В мебельном «Супер-пупере» на Кингс Роуд Рада выбирала новую мебель. Цены кусались. Чтобы немного успокоиться, она заглянула в отдел светильников и… едва устояла на ногах, потрясенная красотой люстры из венецианского стекла. Глаз не оторвать! Конечно, надо было начать с гостиной или спальной мебели, но ноги иногда лучше хозяина знают, куда нести его голову. Остолбенелая, через раз моргая, она слушала голос разума и старалась ему внимать. Если купить люстру, то на ней же придется лежать, сидеть и обедать, потому как на кредитной карте после генеральной уборки денег осталось в обрез.

Но если не купить люстру, незачем тогда лежать, сидеть, обедать и жить! Завороженная и ослепленная, не в силах отойти от сверкающего великолепия, она лихорадочно подсчитывала: тааак… за интернет уплачено на полгода вперед, носков у мужа пар двести, колготок в запасе - десять пар, варенья пять банок, три мешка картошки, воды – Нева и Финский залив, хлеб и молоко в Хоришкино - проживееем! Зато – с люстрой! Венецианского! Стекла!

- Lady? – давно наблюдавший за ней менеджер улыбнулся, - so, yes?
- О, Yes! Yes! – с Рады словно свалился груз в сто тонн! А! Гори оно все синим пламенем! Однова живем! И она с восторгом ахнула, - yes!!!

Но на кассе ее вдруг задержали и под белы рученьки пригласили к администратору.

- А… где моя люстра?! – Рада растерянно оглядывалась, - куда вы ее подевали? Я же заплатила! Я буду жаловаться в Палату лордов! Кофе? Какой кофе! Отдайте мою люстру, плиз! Если Палата лордов будет настолько нелояльна и не скинется на возмещение денежного и морального ущерба, я пойду к королеве! Китайский чай с молоком? Вы живете тыщу лет в своей стране и не знаете, что чай с молоком подается во время five o'clock tea? И какаву вашу со сливками уберите, плиз! Отдайте люстру. Что это? Коньяк с кофе? Коньяк без кофе, плиз. А люстра… о, вот она! Подвиньте, плиз, коробку, пусть около меня стоит. Точно моя? Разверните, плиз. Ага. Привяжите ее к моей левой… нет, к правой ахиллесовой пятке, плиз. Вы не знаете, где у дам находятся пятки? В Англии нет ахиллесовых пят? Прицепите, плиз, за мой каблук. Господи, как вы живете! Тhank you very much. Теперь говорите.

- It is possible to speak? – английский завмаг излучал бесконечную учтивость, тонкую сдержанную улыбку, но похож был почему-то на короля Генриха VIII, который казнил по очереди своих королев, в том числе умничку Анну Болейн, портрет которой нравился Раде. Она с подозрением взглянула раз-другой на завмага и прониклась к нему стойкой неприязнью.

- И не надо так улыбаться, плиз, - негромко ворчнула она, - люстра… ага, здесь. Что? Выбрать диван в стиле Луи ХVI? (Пауза). Мне? К моей люстре? (Пауза). Какэта, какэта - приз? Мне? (Продолжительная пауза). За что? Тысячная покупка? О! И – кресла? Тоже – Луи? Аааа, я поняла (обезоруживающая улыбка), вы не любите Францию, и у вас никто не покупает мебель в стиле их короля? А мне - в нагрузку к люстре? Ах, прииииз? (Пауза). За что? Тысячная покупка? И – кровать в стиле Луи? И – гостиную? О… А… Ахххх…………

Эпилог.

«Если ты едешь, как положено, по левой полосе, а встречный начинает вдруг бешено моргать тебе дальним светом - перестройся в правую. По всей видимости - ты уже не в Англии». Голос Славки, возникший откуда-то из туманной юности, заставил Сергея встряхнуть голову. «Ёшкин кот! Мы же точно уже не в Англии! Вон – колодец, вон – Семеновна высматривает чего-то…

- Рада! Хоришкино.
- Уже?
- Дома, - Сергей довольно улыбнулся и свернул к самписательскому дому с двумя пьяными фонарями и с упреждающей надписью на калитке. В том месте, где у обычных людей висит оскаленная собачья морда, говорящая о том, что за калиткой кусаются, здесь же прилепилось доброжелательное, гостеприимное, скромное объявленьице: «Не беспокойтесь, плиз, здесь воруем только мы!»

Оставшиеся от английского приза стулья в стиле Людовика XVI, оказавшиеся лишними в питерском доме Рады, прибыли в хоришкинский дом Ларисы. Стульев было… тринадцать!


Продолжение следует…
Комментарии (9)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика