Лента блогов
Как писать (секреты, приемы)0001. Вступление
0001. Вступление
Самое сложное в писательском деле - это первый чистый лист. Сейчас это пустяки, написал-стер, а раньше, в докопьютерный период, любое нажатие клавиши - уже приговор всему последующему тексту: рассказу, повести или даже роману-эпопее.
(Проверю сейчас, как работает блог на этом сайте; активные ли читатели; после продолжу: пока самая активная - румынская тема).
Как писать (секреты, приемы)Секреты творчества
Не раз-другой поднимал эту тему и банен был за то нещадно. Попробую поделиться опытом и здесь, но в последний уже раз. Будет очередной бан, тихо-мирно попрощаюсь, а пока подумаю, с чего начать тему? Может с проблемы: первое слово, первое предложение, первый абзац. Это часто можно видеть в кино: писатель вставляет в машинку чистый лист и думает: о чем писать? Вам смешно? Мне тоже. Поскольку если не о чем писать. то не пиши ничего.Зачем рожать в муках то, что не имеет ни формы, ни смысла. У Томаса Стерна Элиота сказано: хотел произвести взрыв, а родил сего лишь пук. Тема будет обрастать мяском. надеюсь, что день за днем. Что-то да подскажу, ибо сам живу на подсказках.
Сейчас пишу книгу-повесть об известной группе Фэйт (Кинг Даймонд, Мэрсифул Фэйт) напару с известным датским клавишником. О периоде, когда в группе происходили серьезные пертурбации, три года не могли выпустить альбом из-за внутренних интриг.
Вот как раз и попробю рассказать, как научиться писать био, автобио. А пока баюньки.
Дневничок общей доступностиЗасада!
Комп перестал меня пускать на сайт.??? Ни пароли, ни коды на картинках не помогаютЬ!!! Теперь только с планшета (пока ещё пускаютЬ)
Ай-яй-яй... 077
Дмитрий +2 8 комментариев
Мой блогАвгуст



Август надо цедить медленно, как грушевый ликер. Наливать в маленькую рюмочку, отхлебывать по капельке, а сквозь рюмочку смотреть на солнце... Августовские ночи надо разбавлять огоньками свечей, молоком, налитым в плошку для домового, мурлыканьем кота и стрекотом кузнечиков. Августовские дни надо закладывать меж страниц книг, как закладки, чтобы потом вытряхивать их жар, в промозглом ноябре достав эту книгу с полки... И заклинаю вас, ну не вопите вы на всех углах : "Ой, вот и август, вот и осень"... 
Ну куда вы торопитесь? 
Остановите часы. 
Пейте по капле...

Рэй Брэдбери










yunona +3 11 комментариев
Мерцает огонёк в каминеДуэль №28 Александр ПАН против PlushBear
""

ТЕМА:Банка с настоящим
[/size]
Участники: PlushBear и Александр ПАН
Секундант: Ольга
Задание: Написать рассказ (жанр и размер на выбор авторов) согласно заданной темы с сюжетом.
Условие: банка должна быть консервной или железной.
Сроки: с 27.07.2019 по 02.08.2019 до 23-00
Прием работ
Голосование; 03.08.2-19 по 05.08.2019 включительно с 31 по 3 августа включительно
Примечание: работы присылаются секунданту Ольга в личку, авторы до конца дуэли себя не выдают - иначе рейнджер отвесит щелбана и засчитает проигрыш тому счастливчику. Авторам можно коментить друг друга и высказывать мысли по сюжету. Голосовать секунданту и дуэлянтам нельзя!
Удачи!
Источник - http://oldhat.spybb.ru/edit.php?id=122069

Работы получены до срока, голосование началось!

Работа №1

Прадед в седьмом колене

Что беда приходит не одна, Иван слышал. Одно дело слышать, другое – когда к тебе приходит. Сначала деда парализовало, а у того из родственников лишь внук, который по две смены с завода не выходит.
А живёт дед на окраине города в старом-престаром доме, родовом гнезде. Правда, от гнезда того в жилом состоянии одна комната с печкой осталась. Вот дед там и ютится. Внук всё уговаривал к нему в квартиру трёхкомнатную перебираться. Квартира новая и с ипотекой только что рассчитался.
Уговорил бы, но пришла беда более страшная – у сыночка рак крови обнаружили. Его Кирюша, которому недавно четыре года исполнилось, может умереть. И лишь в Израиле лечат эту болезнь. Нет, лечат-то везде. Вот только успехов в этом лечение лишь их профессора достигли. Стоит это сто тысяч долларов – семь миллионов рублей. И негде эти деньги взять.
- Ваня, ну что делать? – на него смотрели красные от слёз глаза жены.
- Я нашёл покупателя на квартиру, - голос мужа был твёрд. – За два миллиона рублей. Сейчас лето, поживём у деда.
- Нам нужно семь.
- К Юрке пойду.
- У него и без нас проблемы.
- Знаю, - стал одеваться. – Больше идти некуда.

Юрка – друг, вместе воевали в Южной Осетии. Сейчас у него свой бизнес, Ивана сколько раз звал присоединиться. Но для Вани завод родным стал. Там всё честно и понятно: сколько заработал – столько и получил. А в бизнесе этом всё как-то мутно и неопределённо. К тому же в последнее время у друга-бизнесмена проблемы начались. И крупные, похоже.

- А где твои? – Иван с удивлением оглядел опустевший коттедж друга, остановил взгляд на бутылке водке на столе.
- Отправил я их за границу, опасно им здесь оставаться, - тот подошёл к шкафу, достал ещё одну рюмку, налил водки. – Всё у меня рушится – душат конкуренты. Вот коттедж заложил. Пытаюсь выкарабкаться, но, чувствую, не дадут. Давай, выпьем!
Выпили, к закуске не притронулись оба. Юрий посмотрел на бледное лицо друга:
- А у тебя что? Убитый ты какой-то.
Иван зажал голову руками, пытаясь справиться с подкатившим к горлу комком. Зачем-то помотал головой.
- Рассказывай! – потребовал друг.
- У Кирюхи рак крови.
- Ты что? А врачи что говорят?
- Нужна операция в Израиле, в течение месяца-двух. Затем болезнь перейдёт в другую стадию, из которой нет возврата. Да, только цены у них там заоблачные. Квартиру продал, но даже половины сумму не набрал.
Юрка немного продумал, взял бутылку, сделал несколько глотков прямо из горла. Затем тряханул лежащий рядом пакет, из которого на стол выпала булка хлеба и сыр. Шатающейся походкой подошёл к шифоньеру. Несколько минут там повозился.
Вернулся, поставил пакет на стол и пододвинул к Ивану:
- Возьми, здесь пять миллионов рублей. Больше у меня нет… совсем.
- Юрка, ты что? Я не могу взять.
- Помнишь, как ты меня раненого три километра тащил?
- А ты меня от снайпера спас.
- Так неужели деньги дороже нашей дружбы? – Юрка улыбнулся. - Бери!
- А как же ты?
- Пойду к тебе на завод.
***
Уже неделю жена с сыном в израильской клинике. Звонил, сказала – операция прошла удачно. Через три недели выпишут.
Сегодня на заводе получка. Вернулся в полуразрушенный дом к деду. Тот неподвижно лежал на кровати. Иван прислушался: дышит!
Пошёл на кухню готовить обед. Пока варился суп, набрал номер телефона друга.
- Привет, Юра! Как у тебя?
- Пью! Через десять дней суд. Меня признают банкротом. Продал «Лексус» - выдал рабочим зарплату. С этой волокитой денег им ещё месяца два не видать. Взял Ладу-Калину, пробег – сто тысяч, но ещё ездит. А у тебя как?
Ответить Иван не успел:
- Ваня! – послышался тихий голос деда.
- Извини! – крикнул в трубку и бросился к постели.
- Внучок, - старик ели шевелил губами, – умираю я.
- Ты что дед?
- Похорони меня по нормальному.
- Да ты что, в самом деле! Сейчас есть будем.
- Слушай меня, внучок! Плохим я был дедом, и отец твой от пьянки умер, и все предки твои до шестого колена были непутёвыми. А в седьмом колене твой дед был колдуном – это он проклял всех нас. Сходи на старое кладбище, найди его могилку. Попроси прощения за меня и отца своего. Ваня – это моя последняя просьба.
- Дед, а как найти его могилу?
- Не знаю я, - на лице старика появились слёзы. – Об этом меня мой дед, умирая, просил. Но я так и не нашёл. Может, и нет уже его могилки. Фамилия его такая же, как и наша - Чернов, а звали – Андрей… Прощай, внучок!
Тело старика дёрнулось и застыло.
Из ступора вывел звонок телефона:
- Ваня, что у тебя случилось? – раздался взволнованный голос друга.
- Дед умер.
***
Похоронил деда на новом кладбище. Похоронил достойно и поминки достойные справил.
Жена с сыном за границей. Один в пустынном доме. И конечно, мысли разные в голову лезут – про отца, про деда и про того прадеда в седьмом колене.
Собрался и пошёл на старое кладбище.

Кладбище огромное – два века на нём жители города хоронили своих умерших предков. Рядом церквушка ветхая. Где искать этого прадеда? Могилки все заросшие, что написано на надгробьях – не разберёшь. Да, и самих надгробий раз-два и обчёлся.
Долго ходил, уже на другую сторону кладбища вышел. Сел на большой камень. Что делать? И тут увидел на камне том буквы высеченные. Встал, пригляделся. Буквы странные, но разобрал: «Чернов Андрей», а ниже дата 1833 – 1899 год.
Словно, кто-то привёл его к этой могилке. Огляделся: «Надо к церквушке сходить, лопату попросить. Вон мужики, какие-то идут, спрошу дорогу».
Подошли двое мужчин:
- Что земляк, могилку родственника нашёл? – кивнул один на камень.
- Да, прапрадеда.
Второй присел на корточки, присмотрелся к надписи:
- По-моему, ты пару-тройку «пра» пропустил.
- Что ж ты о могилке своего родственника позабыл? – улыбнулся первый.
- Мужики, что-то я не понял – вы о чём?
- Что с могилкой делать будем?
- А, так помочь хотите? - обрадовался Иван.
- Дошло.
- А что вы можете сделать?
- Хоть обелиск – лишь бы у тебя деньги были.
- Оградку сделаете?
- Да, прямо сегодня.
- Сколько?
- Плохенькую за пять, получше – десять.
У Ивана было десять тысяч и какая-то мелочь.
- За десять, - немного подумав, махнул он головой.
- Уже едем, - старший достал телефон и что-то крикнул в него.

К вечеру, вокруг камня стояла свежевыкрашенная оградка. Пока её варили, Иван успел вскопать землю. Рабочие ушли.
- Дед Андрей, прости моего отца и деда! – произнёс Иван в сторону камня. – Прости и меня! Не могу сейчас сделать тебе хорошее надгробье. Не обижайся! Сын у меня болеет. Я буду к тебе часто приходить.
***
Уснул этим вечером Иван моментально, едва коснувшись подушки. И снился ему сон похожий на явь. Словно он в этом же доме. Да, только дом совсем новый. Комнаты чистые и светлые, но какие-то старомодные.
В спальне на кровати лежит старик, так на его деда похожий. Рядом мужчина стоит, сняв шапку и опустив голову. А одежда на нём тоже какая-то старинная. И говорит лежащий на кровати старик:
- Умру я ни сегодня – завтра. Оставляю тебе дом, деньги на мои похороны и на жизнь твою беспутную на первое время.
- Отец, а остальные деньги? – мужчина удивлённо поднял голову.
- Не нужны они тебе – прокутишь ты их, пропьёшь в кабаках. Они достанутся тому моему наследнику, которому нужны будут, и которому сам захочу их отдать.
- Как же ты ему их передашь?
- А я их в банку железную закатал, а банку ту спрятал. Можешь не искать – не найдёшь. А кто найдёт случайно – тому я взять не позволю. И чтобы за моей могилкой постоянный уход был.
- Отец, а если этот наследник, через сто лет или через двести появится? Зачем ему твоя банка с прошлым нужна будет?
- Моя банка будет с настоящим, - старик легонько махнул рукой. – Всё – иди! И помни: пока твои наследники будут непутёвые, как ты, моё наследство они не получат.

Иван проснулся среди ночи, потряс головой:
«Что это? Сон. Ясный, словно фильм смотрел. Старик умирающий – точь-в-точь мой дед, и похож на него».
Встал, подошёл к столу, хлебнул из чайника воды. Лёг на кровать и закрыл глаза… или не закрывал.
Перед ним появился старик, которого Иван только что во сне видел.
- Спасибо, за всё, мой далёкий правнук! – произнёс тот. – Знаю, что тебе сейчас очень трудно. Не печалься – помогу тебе. Семь поколений я ждал, когда ты появишься. Завтра утром зайдёшь в наш сарай. Там на верстаке наковальня небольшая стоит. Посмотри внимательно – вверху с правого боку отыщи штифт. Он совсем не заметен – поскреби ржавчину. Затем ударь чем-нибудь по этому штифту. И откроется тебе банка. Банка с твоим настоящим.
Не знаю ваших законов, но боюсь, что содержимое банки может принести тебе не только радости, но и неприятности. Знаю, не сможешь ты сам этим распорядиться. Но у тебя есть друг – доверься ему. Я буду рядом и помогу, когда понадобиться.
А теперь – спи! Утро вечера мудренее!

Утро. Иван долго лежал в кровати, вспоминая ночной сон. Сон ли? Встал, оделся, вышел во двор.
Сарай. С трудом открыл дверь. Верстак из дубовых досок, обитый железом. На нём наковальня полметра в диаметре и сантиметров тридцать в высоту. Всё покрыто ржавчиной – похоже, последние лет двадцать сюда никто не заходил.
Стал исследовать наковальню. Рассмотреть что-либо, несмотря на открытую дверь, было невозможно. Достал сотовый телефон, включил фонарик. Одна ржавчина, толстым слоем, покрывающая железный цилиндр.
Вернулся в дом взял свой ящик с инструментом и вернулся в сарай.
Достал зубило и стал им скоблить ржавчину с правой стороны. Показалась еле заметная окружность по центру цилиндра. Взял выколотку, приставил и ударил молотком. Никакого результата. Ударил сильнее… ещё сильнее. Штифт немного вдавился и от следующих ударов стал выходить с другой стороны.
Иван вытащил его полностью. Молотком обстучал цилиндр у самого верха. По окружность появилась трещина, отделяющая крышку от банки. Взял зубило и, постукивая по нему молотком, стал расширять трещину. Когда она стала достаточно широкой, вставил туда конец монтировки и стал раскачивать.
Наконец крышка упала и открылась поверхность, залитая чем-то белым, похоже, воском. Убрал этот воск. Взору предстала другая крышка, меньшим размером, которая подалась на удивление легко. А под ней… плотным слоем лежали монеты… золотые монеты.
Взял одну. На чеканке узнавался портрет последнего российского царя Николая Второго. Надпись «НИКОЛАЙ II ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОСС». Последние буквы заходят за обрез шеи профиля императора. На другой стороне: «15 РУБЛЕЙ 1897 Г.» Гурт с надписью «АГ ЧИСТОГО ЗОЛОТА 69,36 ДОЛЕЙ».
Несколько минут Иван стоял, потрясённый этой находкой. Положил монету обратно и закрыл крышку. Открыл – монеты не исчезли.
Вышел из сарая, вспоминая сон и сопоставляя его с находкой. Достал телефон:
- Юра, приезжай немедленно!
- Ваня, что-то случилось?
- Бросай всё и приезжай!

Через полчаса подъехала «Лада-Калина» друга. Тот выскочил из машины и сразу крикнул:
- Вань, что случилось?
- Юр, слушай и не перебивай! У меня и так голова кругом идёт, - и руки сами невольно обхватили голову. – Мне приснился сон. Дед в седьмом колене оставил мне клад, банку, как он сказал, с моим настоящим…
- Ваня, ты что мелешь?
- … и сказал, как его найти, - Иван, словно не слышал слов друга, а ноги невольно несли его к сараю. – Смотри!
Ваня подошёл к верстаку и открыл крышку. Минут на пять друг потерял дар речи. Затем взял монету, внимательно рассмотрел и с трудом выдавил:
- И что ты с ним собираешься делать?
- Представления не имею.
- Ваня, клад чистый… оставлен тебе дедом, - похоже, у друга созрел какой-то план.
- Что, что, Юра?
- По закону ты должен отдать его государству. И через некоторое время получишь свою долю, небольшую и не скоро. Но клад оставлен прадедом и именно тебе. А деньги желательно получить поскорее. Улавливаешь мою мысль?
- Ну, не совсем.
- Можно попробовать реализовать клад самим, но есть вероятность вляпаться в нехорошую историю. Ваня, рискнём?
- Можно. А как?
- Если ты мне полностью доверяешь, я забираю золото и реализую его оптом. Это будет чуть ли не в половину меньше, чем в розницу. Получится – все наши проблемы будут решены. Не получится – за всё отвечу я один. Ну?
- Хотелось бы, чтобы всё получилось.
- Если всё пройдёт успешно, - Юра улыбнулся, – дашь мне взаймы? Так хочется этих конкурентов уничтожить.
- Если получится, ты истратишь столько, сколько нужно, и без всякой отдачи.
- Не, Ваня, без отдачи я не возьму.
- Юра, а ты помнишь, как меня от снайпера спас?
- А ты меня раненого три километра тащил!
- Давай, забирай!
- Если у меня получится всё, что задумал, - Юра хлопнул друга по плечу, – в моём бизнесе мы равноправные партнёры. Этот вопрос не обсуждается.

Пересчитали монеты, их оказалось ровно две тысячи. Аккуратно упаковали и уложили в Юркину машину. И тот уехал, сказав на прощание, что звонить друг другу пока не стоит.
***
Прошло десять дней. Ваня сидел в своём доме. Жена с сыном ещё не вернулись. Юрка исчез. Денег – нет. Хорошо хоть ребята на заводе подкармливают.
«Лада-Калина» подъехала к дому как-то неожиданно, из неё вышел друг. Он шатался от усталости, виски поседевшие. Ударил по протянутой руке и кивнул на дверь.
В комнате Юрка буквально рухнул на стул. Достал из кармана бутылку коньяка:
- Давай рюмки. Устал, как собака, и не помню, когда последний раз спал. У тебя остаюсь ночевать.
Иван выставил на стол рюмки:
- За что пьём-то? Получилось?
- Получилось, Ванька! Всё получилось! Монеты реализовал. Бизнес свой не только спас, но и всех конкурентов разорил. Теперь мы с тобой олигархи, пока, правда, регионального масштаба, - наполнил рюмки. – Вот за это давай и выпьем!
Выпили. Друг продолжил:
- Ваня, завтра без разговоров увольняешься со своего завода. У нас теперь свой завод, работы выше крыши. В год прибыли будет выходить чистыми, по моим подсчётам, миллион… долларов.
- Ты что, серьёзно?
- Серьёзней некуда! Деньги начнут поступать со следующей недели. Вернутся твои из Израиля, поживёте пока у меня. С завтрашнего дня начнёшь строить рядом свой коттедж. А пока, - Юрка положил на стол пачку пятитысячных купюр, – сделай самое важное.
- Что?
- Поставь самый хороший памятник своему прадеду в седьмом колене!

Работа №2
Однажды, когда неумолимый ветер разгонял последние остатки тепла, а по небу неслись пухлые серые тучи, на ранчо старого Марка пришла корова. Рыжая, с большим белым пятном на боку и куском бечевы, намотанным на рога. Она появилась с севера, со стороны Крокет-Милса, куда неделю назад Марк продал подрощенных за сезон бычков.
Жизнь на ранчо медленно погружалась в зимнюю спячку: уже никто не поднимался за час до восхода солнца, чтобы гнать скотину на выпас, загон был вычищен и закрыт, запасен корм для лошадей и кроликов, настоящий ковбойский джем из персиков (акция: девяносто центов за три фунта!) сварен и разложен по полкам. Марк распустил помощников, оставив на жалованье лишь Рейчел - единственную ковгёрл, способную не только пасти коров, но и заниматься домашним хозяйством. Её стряпню Марк мог переваривать, в отличие от тех экономок, что ему предлагало агентство по найму.
Рейчел Сара Коннели - высоченная, под потолок, девица, к двадцати трем годам нажила лишь пикап, доставшийся ей в наследство, и уйму приводов в местный полицейский участок за драки и превышение скорости. Пережить зиму на ранчо, в тепле и, пусть однообразной, но сытости, её более чем устраивало. Поэтому она уже не первый год охотно меняла непромокаемый плащ рейнджера на фартук и готовила нехитрые обеды и ужины. Как раз в такое послеобеденное время и появилась рыжая корова.
Марк сидел в углу гостиной, отгородившись от мира свежей газетой, Рейчел смотрела телевизор, бесплатный канал Дискавери. Передача шла о миграциях степных бизонов, как вдруг совсем рядом раздалось требовательное "М-у-у-у-у!".
- Какого черта? - осведомился Марк, складывая газету пополам и являя круглое рассерженное лицо. - Сдается мне, Сара, тебе стоит проверить уши! Звук от ящика слишком...
- Му-у-у-у-у-у-у! - неотвратимо и громко перебило тираду хозяина ранчо и тут же установилась гнетущая тишина. Даже телевизор эти пять долгих секунд транслировал почти беззвучный шелест прерий.
- Кажись, босс, это не из ящика, - медленно протянула Рейчел. - Корова в доме, сэр!
- Что!? - Марк вскочил, и кресло-качалка, набрав амплитуду, больно толкнуло его деревянным подлокотником под коленку. - Ох..! Корова в доме, мисс! - продолжал Марк не сбавляя тона. - Я спросил - какого черта!? И не получил ответа на вопрос!
- Окай, сэр! Нет проблем!
Рейчел, подобно паровому локомотиву с каждым шагом набирая скорость, двинулась в коридор. Марк потер ушибленную ногу, мстительно пнул наглое кресло, и сложив газету, пошел следом.

***

Рыжая корова оказалась всё-таки не в доме, а рядом, но Марку от этого легче не стало. Пока Рейчел пыталась найти со скотиной общий язык, покупая её расположение за пучок моркови, он пытался сообразить - откуда могла появиться это рогатое недоразумение. Его мысли нарушила Рейчел:
- Эй, босс, - окликнула она, - сдается мне, бедняжка давно не доена, вымя того гляди лопнет.
- Проклятье... - вздохнул Марк.- Мы не можем её доить, это частная собственность! Мы нарушим закон!
- Это милосердие, босс,- протянула Рейчел. - Ей же больно, сэр.
- Ну, ладно, - согласился Марк, - только смотри, если она засветит тебе копытом в лоб, не вздумай жаловаться!
- Окай!
Марк проводил взглядом Рейчел, уводящую корову в сарай. Едва они скрылись, он достал сотовый телефон:
- Ало? Это Марк Вильямс, ранчеро. Я хочу сделать заявление о находке...

***

Когда Рейчел появилась на кухне с ведром молока, Марк уже сидел за столом и сиял, как начищенный пятак.
- Хорошие новости! - объявил он. - У коровы нашелся хозяин.
- Да? - хмыкнула Рейчел, переливая молоко через мелкое сито в огромную стеклянную банку. - И кто этот банан?
- Он не банан, деточка! - строго погрозил ей пальцем Марк. - Это, в том числе, и наш покупатель! Завод консервов "Счастливая корова". А эта рыжая бестия просто удрала по дороге на скотобойню.
Рейчел зыркнула на него и поставила банку на середину стола:
- Пейте реальность, сэр, - предложила она.
- Че-го? - вытаращился на неё Марк.
- Когда мы жили в Канзасе, мама называла молоко - настоящим, пока оно еще теплое, из-под коровы, - пояснила она.
- А-а-а... - понимающе протянул Марк. - Два галлона настоящего, - усмехнулся он, - а там, в сарае, поди, уже навалены лепехи прошлого, да?
- Агась, - кивнула Рейчел. - Прошлое из неё вывалилось - будь здоров!
Вдруг она помрачнела и, поднявшись, подошла к одной из полок:
- А это, - она взяла что-то с полки, - будущее, сэр.
И поставила рядом с молоком банку тушенки "Счастливая корова". С её жестяного бока сияла идиотской улыбкой нарисованная коровья морда.
Идеи - двигатель прогресса.Опять сижу, не знаю что мне делать
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


И снова день рождения жены,
И снова мысли все поглощены:
Что ей сказать и что дарить?
Наверно стоит лишь её благодарить.

За то, что чисто в доме нашем,
За то, что ем не только кашу,
За то, что дети радуют меня,
И внуки все растут день ото дня.

Сложилось так, что в день рожденья твой
Я говорю, что счастлив я с тобой.
Но ты поверь, я счастлив каждый миг
И вижу лишь тебя во снах своих.

И пусть я звезды с неба не дарю,
Но разожгу огнем в груди зарю
И буду освещать жизненный путь,
Развеселю, не дам тебе взгрустнуть.

Желаю только счастья я тебе,
Здоровья крепкого и ясных дней в судьбе.
С тобою мне уютно и тепло —
С тобой мне просто в жизни повезло.
Мерцает огонёк в каминеАРТиШОК -7
В этот раз играем с артефактами.
[/b]
""
Условие: написать рассказ или стихотворение используя всех предоставленных куратором игры героев и предметы. Какая будет история - это всем интересно :)
Персонажи: Рыбак, колдунья, собачка, дракон
Предметы: зонтик, часы, пузырек клея, крапива

Добавлять свои предметы и персонажей можно

Сроки: пишем до 23 июля сего года включительно.
Голосование с 24 июля, по 28 июля.
Условие голосование: У каждого есть ТРИ балла, и каждый сам решит, как их распределить - разделить по баллу трем понравившимся рассказам,; разделить два балла одному и один балл другому, или трем фаворитам по одному баллу.
Голоса за себя принимаются, но при подсчете не учитываются.
Куратор - Ольга.
Работы присылают её величеству в ЛС. авторы себя не выдают, работы выставляются сразу до конца срока 23 июля, потом будем голосовать. Как? Я потом решу :)
Ограничений по знакам и количеству работ - нет.
Игра межфорумная с "Домом Старого Шляпа" тут
ПРОЗА
Работа №1
СКАЗКА О РЫБАКЕ
У самого синего моря, а может и не у самого синего, жил был рыбак. С юных лет он ходил на своей лодке в море желая поймать в свои сети золотую рыбку. Он знал, что такое возможно только в волшебной сказке, но ничего поделать с собой не мог, видно судьбе было так угодно. И эту самую сказку он хорошо знал наизусть, так как каждый раз выбирая сети декламировал в открытом море пушкинские строки будто бы какие сакральные мантры. А произошло всё это от некогда горячей любви.
В молодые годы повстречал рыбак красивую девушку каждодневно гулявшую по берегу моря со своей любимой собачкой. Она ходила туда-сюда, прикрываясь от солнца шелковым зонтиком. Рыбак был молод и, полюбив её с первого взгляда, тут же предложил ей своё сердце. Девушка с радостью приняла его и вскоре все здешние рыбаки и портовые грузчики гуляли на их свадьбе.
Прошли годы, молодая жена постепенно превратилась в старую сварливую старуху, что всегда парилась в бане вместо берёзового веника — крапивой. Она почему-то верила, что это омолаживает ей кожу. Но никакая крапива ей не помогала, —разве в 50, 60, 70 лет можно выглядеть как в 19. А к этим годам она превратилась в сущую злую колдунью которая всячески гнобила своего старика. Все деньги, что добывал рыбак не посильным трудом уходили на омолаживающую парфюмерию, солярии-малярии. Целыми днями сидела она у порога, прикрывшись зонтом от солнца свою постаревшую кожу, и поглядывая на часы в ожидании мужа. Она тоже знала сказку о золотой рыбке и верила в чудо. Но всякий раз рыбак возвращался с пустыми руками. Старуха по всякому ругала и корила старика, потрясая над его головой своим зонтом. А старик молча волочил свой скудный улов на рынок где менял рыбу на другие продукты. Дома ночью, когда жена засыпала бормоча что-то под свой нос, доставал бутылочку клея и садился клеить заплаты на истрёпанный ветром и временем зонт. Вот так они и жили. Да, собачка у них давным-давно померла.
Но вот однажды подобрал старик на берегу погибающего детёныша желтого дракона и бросил его в море. Он даже не задумался о том, что можно было что-то попросить у него для себя, он просто пустил его в пенные волны и пошел себе дальше. Родитель дракончика, Желтый Дракон Цзяо узнал об этом и без всяких просьб отблагодарил старого рыбака. Жена его старая сварливая карга превратилась в юную красавицу, которая сбежала к молодому капитану дальнего плавания оставив в покое старого мужа. И с тех пор сети старика были полны разной рыбы — спокойствие и достаток обрёл он на старости лет.

Работа №2
ПАРАСОЛЬКА.
Алена стояла на краешке перрона. Она пропустила уже третий состав, не обращая внимания на толкающихся пассажиров, стремящихся туда и обратно. Блестящие рельсы то и дело исчезали, затуманиваясь неудержимо набегающими слезами. Все было плохо. Нет, все было ОЧЕНЬ, УЖАСНО плохо! Изменить ничего нельзя…
Очередной поезд захлопнул двери и скрылся в глубине туннеля. Алена оглянулась. Она стояла одна, новые пассажиры не торопились к следующему составу. Бездумно и совершенно спокойно, как во сне, она спрыгнула вниз и пошла в широкий проем, перешагивая по шпалам, не наступая на рельсы и, тем более, на провода, змеящиеся под ногами. По странной случайности, за эти несколько секунд никто не подошел и не заметил ее поступка, девушка спокойно скрылась в полутьме.
Несколько минут она шла, подсвечивая телефоном и напряженно ожидая шума настигающего поезда, но сзади было тихо. Только шлепающий звук шагов гулко отлетал от близких стен, назойливым эхом стучась в уши. Это раздражало, и Алена саркастически подумала, не достать ли наушники. Вот поржут спасатели, когда найдут ее тело. Шутка не показалась смешной. Более того, поспешно оглянувшись, самоубийца поняла, что умирать ей совсем не хочется. Все глупости, невыносимо терзавшие ее со вчерашнего дня, показались пустыми и надуманными. И, конечно, именно в этот момент сзади раздался приближающийся шум. Укрыться было негде: ровные стены, по которым бежали пучки толстых проводов и… На левой стене тускло светилась фигурка, по стилю похожая на «зеленого человечка» уличного перехода. Она изображала женщину в длинном платье. Странно… И тут Алена увидела боковой проход. Узкий, освещенный каким-то багровым светом, он давал шанс на спасение. Девушка метнулась туда и прижалась к стене. Перевела дыхание и торопливыми шагами двинулась дальше, радостно отметив, что рельсов здесь не было.
Проход сделал несколько плавных поворотов, и она увидела впереди темный силуэт. Одновременно появился тихий звук, напоминающий плеск волн. «Вот еще фигня», - подумала Алена и ускорила шаги. Звук текущей воды становился все отчетливее, более того, пахнуло речной тиной и сыростью. Человек обернулся и приложил палец к губам, сердито нахмурившись. Это был рыбак, сидящий на берегу небольшой речки. Она пересекала туннель и утекала в боковой проход. Одна из трех удочек, опиравшихся на деревянные роготульки, дернулась и человек поспешно схватил ее. Привстав с раскладного брезентового стульчика, он напряженно вываживал добычу, захватив этим действом и Алену. Она, сжав кулачки, участливо следила за четкими действиями рыбака. Тот уверенными плавными движениями подвел добычу к берегу и невнятно замычал, делая какие-то знаки свободной рукой. Девушка быстро сообразила и подала ему сак, лежавший в сторонке. Точным движением мужчина подцепил и вытащил на берег… Она отскочила в сторону, едва сдержав крик. У ног рыбака корчилось и тоненько свистело странное животное. Плоское членистое тело с одной стороны было вооружено двумя парами клешней, с другой заканчивалось длинным зазубренным шипом. Подобное существо она видела на уроке биологии, но, кажется, это было что-то давно вымершее! Рыбак ловко, как рака, схватил чудовище за спину и поднял, осматривая. Алена услышала непонятное бормотание: «Так, хелицеры стандартной длины, а педипальпы явно недоразвиты. И цвет… Цвет латеральных лопастей недостаточно интенсивен… Придется изменить состав…» В следующий момент живое ископаемое шлепнулось в воду и быстро исчезло в глубине. А рыбак повернулся к Алене. Уже не понижая голоса, ехидно спросил:
- Ну, и куда мы идем?
Алена беспомощно оглянулась, затем указала вперед:
- Туда. - Только сейчас она рассмотрела мостик, переброшенный через речной поток.
- Ну, так иди. – Раздраженно произнес собеседник. – Не мешай заниматься делом. И, я бы на твоем месте поспешил. Если Скром налетит в туннеле, вам будет тесновато.
- Что? – ничего не поняв, спросила девушка. – Кто налетит?
Но рыбак уже не слушал, разбирая свои снасти.
Алена перешла мост и двинулась дальше. Она настойчиво убеждала себя, что многие речки, когда-то протекающие по столице, упрятаны под землю, это всем известно. И то, что всякая современная живность мутирует, тоже факт. Но ощущение нереальности не исчезало.
Наконец впереди показался свет. Похоже, там подземный проход выходил на поверхность. Алена еле передвигала ноги. Усталость наваливалась на плечи, ей казалось, что она бредет по этому туннелю долгие часы, если не годы… Она представила, как выходит наружу и блаженно валится на зеленую травку…
Шум за спиной заставил оглянуться. Она раздраженно подумала «Слишком много странностей!», и поняла, что там что-то движется. Большое, как… И звук, такой гудящий и позвякивающий, напоминал… Этого не может быть! Но в лицо знакомо ударила волна выходящего воздуха, и девушка бросилась прочь, забыв про усталость!
Она действительно вывалилась на зеленую травку, но не развалилась, отдыхая, а поспешно, на четвереньках поползла в сторону. А из жерла туннеля… вылетел дракон. Он пролетел так близко, что Алена опрокинулась на спину и проводила его восхищенным взглядом. Она никогда не любила змей и всяких ящериц, но это создание было воистину прекрасным! Янтарно-золотистое тело с жемчужно-опаловым брюхом и радужные полупрозрачные крылья, мерными взмахами уносящие дракона ввысь.
«Все страньше и страньше!» - пробормотала Алена и осмотрелась, ожидая увидеть на соседнем дереве кота или, хотя бы, его улыбку. Вместо этого заметила неподалеку какое-то строение и поспешила к нему.
Маленький белый домик был окружен буйно цветущим палисадником. Пожилая женщина в странной высокой шляпе и широком длинном платье полола цветник. Она тянула за стебель жирную темно-зеленую крапиву, а та яростно сопротивлялась. Алена, приоткрыв рот, смотрела, как сорняк, выдернутый из земли, ускользнул от садовницы, вильнул по дорожке, посыпанной песком, и шустро закопался под розовый куст.
- Чего стоишь, лови!
Алена, не раздумывая, упала на колени и вцепилась в крапиву, которая упиралась, извивалась и негромко шипела. Победив, торжественно протянула непокорное растение хозяйке. Та бросила его в широкую корзину, где оно трепыхнулось и затихло.
Женщина обернулась и смерила гостью неприязненным взглядом:
- Явилась?
Девушка растерялась, не зная, что ответить. Внезапно из кустов выскочила собака. Это был золотисто-рыжий пес, ростом ей почти по пояс. Алена не успела испугаться, как собачка взгромоздила лапы ей на плечи и, раззявив жаркую пасть, щедро облизала ярко-красным языком. От пса пахло розовым маслом. Возможно там, в кустах, он жевал цветы.
- Явор, нельзя! Пошел прочь! – грозный окрик заставил рыжего отпрыгнуть, и он заметался между клумбами, поджав хвост. Затем подпрыгнул, распахнув крылья, лежавшие на спине в виде замшевых складочек. Загребая толстыми лапами, он «проплыл» мимо Алены, снова раскрывшей рот, и скрылся за ветвями старой яблони.
Хозяйка всплеснула руками и бросилась к дереву. Одна из веток, надломленная неосторожной лапой рыжего летуна, жалобно покачивалась на ветру. Вынув из большого кармана пузырек (Алене показалось, что на нем написано «Клей»), она помазала слом и прижала ветку к стволу. Обвисшие листья поднялись, между ними раскрылись и быстро опали бело-розовые цветки. Завязавшиеся яблочки росли и наливались на глазах. Садовница проворчала что-то вроде «Перестаралась», а на приклеенной ветке покачивались красные, даже на вид сладкие, совершенно спелые яблоки.
Женщина в шляпе снова обратилась к Алене. Уперев руки в бока, она напустилась на нее:
- Ты как же такое надумала? Нешто можно свою жизнь не любить? Что, думаешь, тьма и морок лучше?
У Алены из глаз опять брызнули слезы. Уткнувшись мокрым лицом в плечо незнакомки, она отчаянно выплакивала все свои беды, сегодняшние переживания и все странности, случившиеся с ней. И слушала тихие, успокаивающие слова:
- Ну-ну, хватит, все уже закончилось.
Мокрыми глазами глянула в лицо садовнице и увидела, что она снова нахмурилась:
- Только за свои дела надо отвечать. И за проступком следует наказание. Не очень сильное, все же ты не исполнила самого страшного. Но, едва-едва спаслась… Теперь ты станешь вещью и будешь ею… - Она перевела взгляд на яблоню, и в стволе дерева распахнулось дупло. Из него выглянули часы. Стрелки завертелись, раздался гулкий перезвон. Часы ударили три раза и спрятались обратно. Дупло закрылось.
- Ага, - удовлетворенно сказала хозяйка. – Три года. Но ты не волнуйся, у вас там не пройдет и минутки. Через три года ты вернешься к себе в ту же минуту, когда прыгнула вниз. Надеюсь, больше ты такой глупости не сделаешь!
Алена стояла молча, понимая, что ее мнение относительно будущего здесь никому не интересно.
- Та-ак, - протянула колдунья (Алена, наконец, поняла, что напоминал ей этот странный головной убор). – Во что же тебя превратить? – Она взглянула на небо, нахмурившееся набегающей грозовой тучкой. – Ага, вот, кстати… - И сделала резкое движение руками, неразборчиво бормоча себе под нос и прищелкивая пальцами.
Алену резко и непривычно согнуло. Колдунья подняла упавший на землю зонтик и подставила его начавшемуся дождю.
Крупные капли барабанили по плечам и согнутой спине, когда Алена рассматривала сверху остроконечную шляпу и думала: «Хорошо бы ближайшие три года были здесь дождливые…»

Работа №3

Задерживаться на работе на самом деле - плохой тон. Многие начальники считают, раз сотрудник задержался, то он ответственный, радеет за общее дело и хочет довести его до конца. И только вдумчивые понимают, что сотрудник - балбес, не уложился во время рабочего дня и вынужден "догонять" за счет сверхурочного времени. Как хорошо, что вдумчивых начальников исчезающе мало!
Эль Иннокентьевна Волкова, юная выпускница Менделеевского института, сидела за рабочим столом и задумчиво водила "мышкой" по экрану компьютера. С ней уже попрощались и коллеги и начальник лаборатории, время неумолимо двигалось к семи часам, когда по зданию начинал ходить вохровец и выгонять "засиденцев".
Тем временем у проходной предприятия, где работала Эль, появились два странных человека. Один носил очки в тонкой золотой оправе и добротный твидовый костюм в черно-белую клетку, второй же создавал впечатление заматеревшего гопника: спортивный костюм с тремя полосами на швах, белые кроссы и кепочка-хулиганка, из-под которой выбивалась прядь рыжей шевелюры. Странность была в том, что эти два совершенно разных человека, Интеллигент и Хулиган, пришли к проходной вместе.
- Почти семь, - заметил Интеллигент, сверяя время по новомодному тонкому телефону, - а воз и ныне там.
Он с укором взглянул на Хулигана. Тот пожал плечами и ловким движением пальцев выхватил из воздуха сигарету:
- Будешь? - хрипло предложил он и, получив отказ, сунул её в рот:
- Шишась её фше рафно фытурят, - прошепелявил он прикуривая, - другое дело, что это неспроста... Какие у нас варианты?
Интеллигент брезгливо поморщился от сигаретного дыма, но все же ответил:
- Очевидно, завещание Шевцова. Экспрессивный мульти-миллиардер оставил завещание, которым может воспользоваться любой...
Тут они оба вздохнули и скорбно устремили глаза вверх, туда, где на шестом этаже светилось одинокое окно лаборатории.

***

- Значит, есть так, - Эль, печатая каблуками по асфальту, стремительно летела вдоль улицы, - завещань-е составлен-но в виде головолом-оки. Но если упускать времь-я, её кто-нибудь разгадает.
Хулиган и Интеллигент еле поспевали за ней:
- И какой же первый пункт нашего назначения? - пропыхтел Интеллигент, оттирая лоб белоснежным платочком.
- Всё очен-но просто, - не сбавляя темп отвечала Эль, - если знать, что зашифровано.
- А ты знаешь? - сипло рыкнул Хулиган.
- Мне подсказать кое-кто.
- Ах, кое-кто-о-о! - хором выпалили противоположности и понимающе покачали головами.
Втроем они сбежали по ступеням подземки и спустя сорок минут вышли на противоположном конце столицы.
- Здесь должен быть пустырь и пруд! - требовательно выпалила Эль.
Все трое в замешательстве огляделись: вокруг уносились в летнее вечернее небо кубы новостроек.
- Логично предположить, что раз сюда прорыли метро, то никакого пустыря уже... - начал было Интеллигент, но его прервал боевой клич, который когда-то издавала Эль Дьяболика, ведя в атаку на дилижанс банду головорезов.
Интеллигент вздрогнул и машинально схватился за очки. Тем временем Эль увлекла Хулигана к старой пятиэтажке, одиноко торчавшей среди современных корпусов. Там у входа в подвал рос великолепный куст крапивы. Эль остановилась и повелительным жестом указала Хулигану:
- Шурь-я, полезай туда и ищи!
Хулиган дикими глазами уставился на крапиву, потом перевел взгляд на Эль:
- ТефтЭля, ты что, совсем - ку-ку? - поинтересовался он. - Что искать в крапиве?
- Не спорить! - нахмурилась Эль. - Найти-ить или продолжение головоломки или часть завещань-я! Только представь - огромен-ная куча денег! И рядом еще две! А-ха?
Рыжий Хулиган Шурик пожал плечами и осторожно полез в крапиву, отгибая её стебли ногами. Он пересек весь куст и с грохотом свалился в подвальное окно:
- Млять!
- Что, нашел?! - живо поинтересовалась Эль.
Ответа не последовало, но через пять минут из крапивы появился Шурик, неся в охапке зонт, часы и пузырек клея. Вид он имел печальный, как голодный сенбернар.
- Как у вас здесь интересно, - скептически хмыкнул подошедший Интеллигент. - Это и есть знаменитое завещание? Негусто...
Шурик свалил все на землю, кроме клея. Оторвав засохшую крышку он потянул носом:
- А этот миллионер, - уточнил он, - нариком не был? С таким вот, - он тряхнул пузырьком, - пакет на голову и полетели. А?
- Шура! - тоном провинциального трагика возопил Интеллигент. - вы чему ребенка учите? Прекратите немедленно! Пусть ваше темное прошлое знает только ваша увеличенная печень!
Эль окинула взглядом клей в руках Шурика:
- Тонтерь-я?* (Дурь, исп.) - уточнила она. - Это хорошо.
- Вот! Видите! - перебил её Интеллигент. - для неё это уже хорошо!
- Муня, - негромко произнес Шурик, заворачивая крышку на пузырек, - не нервируй меня, ладно?
- Не ссорить-ся! - вмешалась в их диалог Эль. - Это все - части завещань-я. Но не хватает лиц. Понимаете? Шевцов не был один... один-ок. Он с кем-то встречать, гуль-ять, проживать. Вот этот сомбрий-я, например, - она схватила с земли зонт и попыталась открыть. Но механизм заржавел и попытка не увенчалась успехом.
- Позвольте я, - предложил свои услуги Муня Интеллигент.
Он осторожно взял зонт и легким движением раскрыл его.
- Ой-ла! - выпалила восхищенно Эль. - Все сходить!
- Что "сходить", - мрачно передразнил её Шуруп. - Обычный женский зонт... Шевцов, что, был из этих?, - он неприязненно скривился.
Но Эль не ответила. Она уже рассматривала часы:
- Это очен-но старые часы, - задумчиво проговорила она, - вряд ли это были его. Так... там еще говорил-ось про пруд. Где он здесь?
Шурик оглянулся на новостройки и пожал плечами, а Муня полез в нагрудной карман - за телефоном.

***

Пруд нашелся сразу за домами. Когда-то он был диким, с буйной порослью травы по берегам, сейчас его "окультурили", заковав в бетон, окольцевав тротуаром и натыкав фонари освещения. По тротуару чинно прогуливались мамаши с колясками и одинокий рыбак с удочкой сидел на складном стуле.
К нему и направилась Эль, увлекая за собой компаньонов.
- Хола, добрен-ный человь-ек! - поздоровалась она.
Рыбак дернулся и испуганно оглянулся. Тут же Шурик шагнул к нему за спину и положил свои конопатые ладони на плечи:
- Спокойно, папаша, - процедил он сквозь зубы, - без резких движений.
А Муня предъявил красную корочку со своей фотографией и, почему-то, зеркальным оттиском печати "продано" на белом уголке:
- МОС Газ, - сурово представился он, - отвечайте быстро и по делу.
Рыбак как-то сразу обмяк и положил левую ладонь на сердце:
- Что... что вам надо? - еле прошептал он.
Эль показала ему часы:
- Это есть ваши?
- Н-нет... Ой! Это моего отца! - поспешно признался рыбак после незаметного движения руками Шурика. - Он их потерял, когда купался... Здесь, в пруду. Тогда еще можно было купаться! Ой!
- Он оставлять часы на берегу? - уточнила Эль.
- Нет, они же водонепроницаемые, командирские, - тараторил рыбак под давлением ладоней Хулигана, - Он в них купался! И ему кто-то откусил руку! Вместе с ними...
- Как, откусил?!
Все трое удивленно уставились на рыбака, даже Шурик убрал руки с его плеч. Тот сейчас же этим воспользовался и вскочил со стульчика:
- А так! По локоть! - крикнул он и, бросив свою амуницию с удочками, убежал.

Некоторое время троица находилась в замешательстве, наконец Муня обратился к Эль:
- Ну и как это вписывается в головоломку?
Вместо неё ответил Шурик:
- В пруду живет какая-то сволочь, которая клюнула на часы. Ща мы её поймаем!
Он осмотрелся по сторонам и одним прыжком настиг маленькую собачку, невинно справлявшую малую нужду на фонарный столб. Хулиган сгреб её одной рукой, второй же прицепил к ошейнику крючок забытой рыбаком удочки.
- Тефтеля, дай часы, - распорядился он.
Собачка в его руке визжала и пыталась укусить, но Шурик игнорировал её трепыхания. Получив часы, он привязал их за ремешок к ошейнику и, под дикий визг собачки и проснувшейся её хозяйки, мощным броском отправил приманку на середину пруда.
- Что вы сделали!? - визжала пожилая хозяйка собачки. - Вы знаете, кто вы?! Вы негодяй! А знаете кто я?
- Колдунья? - вдруг ехидно хмыкнул Муня. - У вас нос очень похож - длинный и крючком.
"Колдунья" обернулась к нему, смерила оценивающим взглядом и вдруг тонким голосом заверещала: "Помогите, насилуют!". Чинно гуляющие мамаши шарахнулись в разные стороны, через пару мгновений набережная опустела. Как вдруг, поверхность пруда колыхнулась и к барахтающейся собачке со дна поплыла черная тень.
- Клюет! - радостно гаркнул Шурик.
Крючконосая "колдунья", Муня и Эль замерли, неотрывно глядя на пятно, плывущее к своей жертве. Мгновение, и на поверхности появилось крокодилье рыло... за ним ороговевший гребень, длинное чешуйчатое тело, пара кожаных крыльев...
- Дракон... - пискнула хозяйка собачки.
Дракон распахнул пасть и вмиг проглотив собачку, устремился на дно пруда, утаскивая и удочку, выпавшую из рук Шурика.

***

Возвращались домой в подавленном настроении. Шурик время от времени качал головой, бормоча что-то типа "Эх...", Эль молчала, Муня бороздил просторы интернета при помощи телефона. Вдруг он оживился:
- Друзья! А вы знаете, что Шевцов не умер? Вот его интервью по поводу "завещания". Он благодарит всех, кто откликнулся на его квест и выражает надежду, что он был интересным...
- Интересным?! - взревел вдруг Шурик. - Черт побери! Дракон на дне пруда - это что такое вообще?!
- Аллегория, - грустно ответила Эль. - Он зашивров-ать свой-у жизень. Крапива - это есть детство. Какой мальчише-ка не попадать в крапиву? Все попадать! Клей - отрочество. Дурь в головь-е. Женский сомбрийя - юность, девушки, романть-ика. Часы - намь-ёк на скоротечность времен-ни и дракон - символ всепожирающь небытий-я. Всех нас ждать эта участь.
Муня и Шурик с уважением посмотрели на неё:
- Очень... интересная трактовка, - наконец, признал Муня. - Значит, жизнь? А, позволь спросить, деньги?
- Вот то-то оно и есть, - тяжело вздохнула Эль, - день-ег нет, но вы держитесь. Главное - не скучно, и хорошь-его вам настроень-я.

Работа №4
«Лев, Колдунья и Платяной шкаф»
Митя и Валя, сидя на диване, негромко болтали. Перед зеркалом в прихожей мама быстрыми взмахами тренированной руки накладывала макияж, легкий, почти незаметный. Закончив, она заглянула к ребятам:
- Я пошла, вернусь около часа. Не шалите.
- Мам, а на завтрак что?
- Ой, да, чуть не забыла! – Мама щелкнула пальцами и вышла, как обычно, не затрудняясь открыть дверь.
Валюшка строго сказала:
- Дмитрий, пошли кушать!
Тот знал, что спорить бесполезно и с обреченным видом потащился на кухню. Их мама, колдунья восьмого разряда, была привержена здоровому образу жизни. И на столе стояла овсяная каша, творог, хлеб с отрубями и чай на тибетских травах. Митька скривился, но сестренка хитро улыбнулась и щелкнула пальцами. Как мама, только левой рукой. На столе возник пакет с чипсами, несколько йогуртов и бутылка пепси. А посередине небольшой тортик. Именно к нему с верхней полки спланировал Тотошка. Валя строго шикнула и отправила его на пол, оделив куском лакомства. Этого малыша они тайком принесли из волшебного леса, и тщательно прятали от мамы, которая была категорически против любых домашних питомцев.
Задумчиво глядя на дракончика, жадно поедающего торт, девочка тихонько сказала:
- Я вчера была у Светы. Знаешь, ей подарили щенка. Настоящего, лохматого, толстого такого. Мы с ним долго играли, а потом он описался. Так Светка сама принесла тряпку и все убрала, представляешь? Она теперь с ним гуляет каждое утро… - В ее голосе звучала тоскливая зависть.
Позавтракав, дети снова забрались на диван. Митька глянул на часы: до маминого возвращения еще два с половиной часа:
- А если подкрутить стрелки, может мама вернется раньше?
Из часов высунулась жаба (она была у них вместо кукушки) и строго погрозила тонким пальчиком. Мальчик вздохнул и отвернулся.
- А у тебя уроки на завтра все сделаны?
- Ой, - Митя подскочил, - совсем забыл. Мне по окружающему миру… - Он притащил портфель, достал альбом, какие-то вырезки и пузырек клея. Сестра с подозрением спросила:
- Ты что, забыл клеящее заклинание?
- Нет, просто хочу, чтоб по-настоящему! – высунув от усердия язык, он выдавливал клей на альбомный лист. – Знаешь, когда что-то делаешь сам, получается совсем по-другому! Вот, позавчера дядя Витя брал меня на рыбалку, помнишь? Так я, как настоящий рыбак, ловил удочкой, без всякого волшебства. И поймал во-о-от такого окуня! Ну, вот такого… - Под насмешливым взглядом Вали мальчик свел ладони. – А еще там была крапива. Жгучая…
- Ты что, обжегся?
- Да, - с гордостью произнес Митька, задирая штанину. На ноге красовалась россыпь небольших прыщиков. – Чешется, страсть!
- Надо применить заклинание… - засуетилась Валя.
- Не надо, - оборвал ее Дима. Сказал, как отрезал, и поскорее опустил штанину.
- А давай посмотрим мультики?
- Ага, я уже все сделал!
Портфель вприпрыжку отправился в детскую, а дети уселись рядышком на диване. Валя раскрыла над ними огромный черный зонт, на внутренней стороне которого появились Маша и медведь.
Димка вздохнул и грустно сказал:
- Давай, все же, попытаемся уговорить маму купить телевизор…

Работа №5
Авария

- «Две щепоти живицы», - интересно, как это я буду живицу в щепоть брать? Липкая же, небось. «Скелет лягушки», - фу, какая гадость!
Веда по привычке, выработавшейся за столетия, разговаривала сама с собой, изучая рецепт старинной колдовской книги.
-Ку-ку! Ку-ку!
- Тьфу на тебя! Напугала, злодейка! – увесистый манускрипт полетел в висящие на стене часы. Кукушка предусмотрительно скрылась за дверцами. Толстая книга, отскочив, шлёпнулась на пол. В солнечном луче, просочившемся сквозь щель в закрытой ставне, закружились пылинки.
С улицы раздался приглушенный грохот и послышался водопад цветистых ругательств. Следом понёсся собачий лай.
- Это ещё что такое? – взгляд выскочившей на улицу колдуньи окинул двор и уткнулся в распростёртое возле забора тело. Там, в зарослях жгучей крапивы, кряхтя и охая, пытался встать на четыре лапы небольшого роста дракон.
- Тимоша! Вот сколько раз тебе можно повторять? Тренируйся подальше от моего дома! Ты мне сарай развалил? Развалил. Трубу на крыше погнул? Погнул. Дым теперь вместо неба в окна норовит попасть, приходится днём с закрытыми ставнями сидеть. Жучка, цыть!
Белобокая собачонка юркнула под крыльцо – от греха подальше, и замолкла.
- Ну Веда, - заскулил поднявшийся на все четыре лапы дракон, - ну не сердись! Я же не нарочно! И вообще, я об твою крапиву крылышки свои обжег! А об забор шкурку ободрал, - поворачиваясь боком, слезливо плакался похожий на гигантскую крылатую длинношеюю собаку Тимоша. – Теперь ты просто обязана меня полечить! Колдунья ты, или нет?
Сверля глазами незваного гостя, Веда обошла вокруг, подняла и опустила мягкое крыло, пощупала раны на чешуйчатой шкуре.
- Вот навязался на мою голову! Сиди уж, сейчас клей заживляющий принесу. Но смотри, это – в последний раз. Если что – будешь ходить ободранный. И не возражай!
Пытавшийся что-то вякнуть дракон стыдливо опустил голову и шаркнул лапой.
Найдя на ощупь на затянутой паутиной полке пузырёк ранозаживляющего клея, колдунья Веда снова вышла во двор. Сноровисто приклеила самый большой лоскут, болтающийся у задней лапы, намазала раны помельче. Скомандовала:
- Всё! Сиди тут, сохни. Скоро придут за тобой. Жучка, фьють!
Сунув пузырёк в карман цветастого фартука, Веда размашисто зашагала по тропинке в сторону реки. Собачонка побежала следом. Дракон, вздохнув, перешел на свободное от крапивы место и улёгся на траву.
На обрывистом берегу клевал носом невзрачный мужичок, периодически открывая левый глаз, чтобы окинуть взором поплавки.
- Митрий, хватит спать! Забирай своего супостата! Опять он у меня шлёпнулся во дворе. Когда вы уже летать его научите?
Рыбак подскочил на стульчике и воззрился на колдунью.
- Веда! Ты, што ль?
- Глаза разуй! Я, конечно. Так будешь забирать своего, или мне его в тритона превратить, что б места меньше занимал? – съехидничала старуха.
- Буду-буду! – резво подорвавшись, Митрий раскрыл зонт – антенну, покрутил его из стороны в сторону, поглядывая на наручные часы. – Есть сигнал! – вытянул руку – чтоб лучше видно было и начал нажимать кнопочки на дисплее. – «Сириус», я «Рыбак»! Как слышите? Приём!
Откуда-то их глубины часов донеслось:
- «Рыбак», я «Сириус». Слышу вас хорошо! Что случилось?
- «Сириус», Тимоша снова без разрешения летать учится. Заберёте, или мне заняться?
- Заберём. Спасибо за сигнал, – часы звякнули пару раз и замолчали.
- Ну вот видишь, всё в порядке, - удовлетворённо потёр руки Митрий, - а ты боялась.
Веда сверкнула на него глазами:
- Если ещё раз… я вашу контору… ты меня знаешь!
- Понял-понял, - вытянув вперёд руки в оборонительном жесте, закивал рыбак.
- То-то, - удовлетворённо протянула колдунья, шагая по тропинке. – Жучка! Фьють! – и, повернувшись к рыбаку, добавила: - Не дай бог он ещё там валяться будет, когда я до дома дойду…

Работа №6

Колдовское озеро
Борис облегченно вздохнул, вот он на желанном озере, его давнишняя мечта сбылась! А то какой он рыбак, если не рыбачил на Колдовском озере? Смахнув бисерины пота со лба, он быстро распаковал снасти, нацепил на удочку наживку и забросил в озеро. Солнце нещадно палило, и Борис довольный собою, что прихватил зонтик – потянулся за ним.
- Здесь рыбы нет, - раздался из блажащих кустов хриплый, глухой голос.
Борис застыл изваянием, прислушался, не показалось ли ему? В кустах и зарослях камыша шалил только ветер, который совсем не освежал, и мужчина снова подумал о зонте.
- Валил бы ты отсюда, - снова проскрипел голос, - а то не ровён час… - голос сорвался на хрип и недовольный стон.
- Что? – опять насторожился Борис, так и не раскрыв зонт. – Кто тут?
- Я! – громко рыкнуло из зарослей, и кусты затрещали под тяжелой массой и на поляну вывалился дракон. – Я предупреждал!
Борис и испугаться толком не успел, как дракон его проглотил.
- Фух! Хоть перекусил нормально, - довольно пролепетал дракон, и собрался было вернуться назад на свое лежбище. Но почувствовал резкую боль в животе. Секунда и через дыру вспоротую зонтом вывалился наружу Борис. И тут же подскочив на ноги, воинственно нацелился на дракона зонтиком с острым наконечником. Но дракону уже было не до него! Обхватив пузо передними лапами он, взревев от боли и отчаянья, помчался в лес. Борис удивленно проводил зеленую тушу взглядом, отряхнулся, и, вспомнив об удочке, присел посмотреть все ли там в порядке.

Дракон добежал до домика колдуньи, что жила неподалеку на берегу озера. Луиза, так звали колдунью, возилась в саду со своими травками, бережно собирая в пучки молодую крапиву, и подвешивала её для просушки под навесом.
- Помоги, - простонал дракон, - посмотри, как я пострадал!
Луиза глянула на водяного дракона, потом на солнечные часы, что были сооружены у неё в саду. И отрицательно замотала головой:
- Нет. Не сейчас, у меня перерыв на обед! Сиеста.
- Сдохну же я! – взвыл дракон.
- Сиеста! Это святое, - колдунья повесила последний пучок крапивы, и направилась в дом.
Дракон повалился на бок:
- Ай-ай-ай. Ой-ой-ой! У-у-у!
К нему подскочила маленькая собаченка Луизы.
- Что воешь, как побитый пёс?
Дракон закатил глаза, скривился, делая гримасу умирающего.
- Как мне не выть? Умираю я, у меня дыра в пузе! Дырень!
- А нечего жрать что попало! – тявкнула в ответ собачонка, - не страдал бы, - она лающе засмеялась, - несварением!
- А нечего жрать! Нечего, твоя хозяйка обещала рыбу приманить, и не дождешься никак.
- Так она ещё тебя просила ей крышу починить, ты сделал? Нет, - собачонка увидев движение головы дракона в свою сторону, отскочила на безопасное расстояние. – тебе толстопузу ленивому было некогда ей камыша на крышу нарвать и постелить.
- Нежрамши?! Да сил нету, а теперь и здоровья нету! Вай, вай, вай!
Собачка покачала сочувственно головой и потрусила в сторону дома. Увидев, что собака удаляется, дракон с новой силой взвыл:
- Ой-ой-ой. Умру же! – Закатил глаза, вытянул хвост. – Всё! Уже умер! По-мо-ги-те!
- И чего орать, - вернулась собачка, - все ведь в твоих лапах…
- В моих лапах кишки! – простонал дракон, - смерть уже близко. Я уже вижу ангела. Ой-ой-ой!
- Рядом появилась Луиза, колдунья держала в руках пузырёк клея.
- На, - протянула она его дракону.
Тот моментально поднялся, схватил пузырек и собрался пить.
- Нет! Не пей это! – ахнула Луиза.
- Почему это? – огорошился дракон, - это же волшебное зелье, да?
- Нет. – В глазах Луизы застыл лукавый огонёк, - это всего лишь клей. Давай латай свой живот, хоть что-то сделаешь сам. А у меня сиеста! Пошли Шарик обедать.
- Как сам? – дракон изогнулся, дотягиваясь до дырки в пузе. – Да вы что?! Я же.. – он изогнулся по-другому, чтобы ему лучше было видно разрыв в животе, но толстое брюхо не позволяло ему, как следует рассмотреть.
- Да мне же! – дракон уперся спиной в забор и похрустывая позвонками шеи потянулся к дыре. Но полностью свою рану рассмотреть так и не мог.
Он откусил колпачок пузырька, намазал лапу клеем и стал мазать на ощупь. И вроде быстро справился с делом. Облегченно вздохнул, и боль уже была не такой острой, и дышать стало легче. Дракон самодовольно вздохнул и тут же решил вернуться и слопать рыбака снова. Но уже без зонтика – что он дурак что ли? И истошно завопил, когда не смог оторвать свои лапы от живота…

СТИХИ
Работа №1

РЫБАК
Рыбак к колдунье заскочил
Спросонья, спозаранку,
Он даже ног не намочил,
Нёс зонтик и таранку.
Собачка встретила его
И оглушила лаем,
Но это б было ничего,
Когда б ни бутыль с клеем.
Он опрокинул пузырёк
Себе на плащ случайно,
Ему же было невдомёк,
Что колдовала тайно
Колдунья строго по ночам,
Хотела стать драконом,
И строго следуя часам,
Варила клей под домом.
Из крапивы и лебеды,
Из разных трав волшебных,
Но вот накликала беды:
Речей себе враждебных.
Уж очень злой теперь рыбак,
Не ходит больше в гости,
И не понять ему никак,
Что нету толку в злости.
Дневничок общей доступностиЛитературный канал
Приглашаю всех желающих к участию в этом литературном канале:
https://zen.yandex.ru/id/5b9d43941ad72800aeaa3804
Все участники получат вознаграждение от рекламы! Денежные средства смогу ежемесячно переводить на номер мобильного телефона.
Средства небольшие, но читательская аудитория ВЕЛИКА!
grouphug
Мои клипы и др.Крым. Тарханкут 2019 Фестиваль "Неизвестный гений"
Александр РалотИз цикла «Дворики нашего детства»: Усы и другие приключения
Не знаю у кого как, но у меня они «обильно начали расти» в неполных четырнадцать лет.

— Пап дай бритву, видишь вот что! — Я провёл рукой чуть выше верхней губы.

— Мать, иди погляди, что наш сын удумал! — Отец вытер полотенцем только что тщательно выбритое лицо. — Мал ещё «Золингером» пользоваться! Эту бритву через всю Европу из Германии вёз, не для того, чтобы, одним махом ты себе полноса оттяпал! Да к тому же ещё и вещь ценную, трофейную, загубил!

— Вить, а может быть, электробритву «Харьков» купим? Ко дню рождения. — Мать повернула мою голову к свету, рассматривая пробивающуюся поросль.

— Ещё чего! Дом не достроили! В зале вместо двери старое одеяло висит, а сыночку, видите ли, электру подавай! Через тройку лет, пойдёт на завод работать и с первой получки купит себе безопаску, пижонску. А пока пусть так ходит, вроде товарищ Будённый, в молодости.

— Я в институт поступлю. Буду стипуху получать. С неё и куплю. Сам. Без помощи родительской.

— Ой, поступальщик выискался! — Всплеснула руками мать. — А кто на прошлой неделе трояк по алгебре припёр?

— На истфак пойду. Там математики нет, а по истории у меня пятёрки!

— Сын! — Батя строго посмотрел на меня. — Понимаешь. С историками в нашей стране перебор. Понавыпускали, а работы нет. Вот и маются горемычные, в архивах или, а если повезёт, то в школах. Советскому Союзу инженеры нужны, до зарезу. Хорошего спеца с распростёртыми руками на любом заводе примут. И квартиру дадут. Не сразу конечно, но в скорости. Так что давай, на эту самую алгебру, налегай. Без неё, на электру, тяжеловато деньгу заработать!

***

— Александр, встань и выйди из класса! — Училка стукнула указкой по столу. — В классе мне только усатых учеников не хватало!

— Анна Даниловна. Так это. Батя бритву не даёт. А своей у меня покаместь нету.

— Я тебя не раз предупреждала! У нас не вечерняя школа! И здесь учатся аккуратные постриженные… и побритые дети! Отец, кажется, недалеко отсюда работает. Вот и сбегай, пригласи его. На перемене с ним побеседую на тему усов, а заодно и успеваемость по алгебре и геометрии обсудим.

***

К бате на работу я не пошёл. В этот день алгебры у в расписании больше не было. А классуха после уроков должна была ехать в ГОРОНО. Это мне было доподлинно известно.

***

Слонялся по школьному коридору, не спеша приближаясь к кабинету химии. В надежде, что там опыты проводятся, при открытых дверях. Потому как этот предмет любил не меньше чем историю.

— Чего болтаешься? Где ты, в данный момент времени, обязан находится? — Завуч Михаил Фёдорович смотрел на меня снизу вверх.

С природой не поспоришь. Педагог от бога, великолепный организатор, любимый всеми учениками, Михфед был весьма невысокого роста. Однако сей прискорбный факт нисколько не мешал ему постоянно обыгрывать малолетних «акцелератов» в баскетбол!

— Ступай за мной. Говоришь, из-за усов выгнала. Не врёшь? Смотри, проверю. Подожди за дверью.
Спустя минуту вручил мне листок бумаги, вырванный из блокнота. Этот «раритет» храню до сих пор и даже подумываю поместить его в рамку.

Убористым почерком там было начертано следующее: «Ученику седьмого „В“ класса, Александру П… разрешается ходить в школу с усами! Ибо они есть предмет кавказской гордости! Но носить их на своём лице вышеозначенный ученик имеет право только при условии хорошей и отличной успеваемости!»

С тех пор прошло полвека. «Предмет кавказской гордости» не сбривал ни разу! Вот только насчёт успеваемости в моей жизни было не всегда!..

***

— Санёк. Скажи. Только честно. Тебе не надоело носить пионерский галстук? — Сосед и закадычный друг Юрка теребил обгрызенный и замызганный предмет, подчёркивающий мою принадлежность к Всесоюзной пионерской организации имени Ленина.

— Так мне четырнадцать только что исполнилось. Сам же знаешь, у меня с успеваемостью, не очень. Тройки бывают. А туда, только отличников…

Дружбан перебил меня, в обычной своей манере.

— А ты пробовал? В комитет ходил? У тебя разрешение на усы от самого Михфеда имеется! Пионер-усатый! Держите меня, а то со смеха подохну! Пошли прямо сейчас. Неча хвоста за кот тянуть. Ты получше моего учишься. Вот и брякнешь там, что мол, без кореша вступать не буду. Классуха уже достала! Где галстук, где галстук? Родителей грозится вызвать. Конечно они меня за галстук ругать не будут. Но она ведь обязательно журнал покажет. А там……! Потопали! Не ровен час комсомольцы по домам разбегутся. Вылавливай их потом.

***

— Значит решили в комсомол вступить. — Девушка секретарь школьного комитета строго смотрела на нас, сквозь очки.

— Они у неё без диоптрий, — шепнул Юрка. — Для солидности напялила. Сам видел, без них читает и пишет.

— Может быть у неё минус, — огрызнулся я. — Молчи и слушай. А то выставит тебя за дверь и меня заодно.

Между тем девушка подошла к сейфу, достала оттуда пачку билетов. — Вот хлопчики, первое комсомольское задание. Справитесь, буду ставить вопрос о ваших кандидатурах на комитете. Ну, а если нет…

— Справимся одновременно гаркнули мы. — А что делать надо?

— В город, на гастроли, приезжает ТЮЗ. Будут показывать детский спектакль «Три мушкетёра». Надо среди сверстников распространить билеты. Они не дорогие, по двадцать копеек. Вы хоть знаете, кто этих мушкетёров написал?

— Дюю-ма. От-ец, ка-же-тся, — заикаясь, произнёс я.

— Ну что же, похвально. Удачи. До завтра справитесь?

Синхронно кивнув, мы выбежали из кабинета.

***

— Давай билеты делить. Чур мне правая сторона микрорайона. — Юрка быстро разложил серые прямоугольники на две части.

— Это почему тебе правая? Там мелкоты больше живёт! Давай, чтобы по-честному. Тогда себе и билетов больше бери.

***

С заданием справились часа за два.

— Вот это видел! — Показывал я очередной жертве кулак. — Гони двадцать копеек. Да небось, не за просто так! Я же не грабитель. Приучаю тебя дурака к искусству! Высокому! В театр пойдёшь на мушкетёров! Партер, первый ряд. Дурила. Прекрасно видно будет. Там такие драки показывают. Закачаешься. К тому же у них шпаги самые настоящие. Короче. Бери быстрее, пока я кому другому не отдал!

***

Спектакль был действительно великолепным. На районе ещё долго раздавалось:

— «Я же тебя уже заколол! Несчастный! Соблаговоли упасть и умереть достойно. Как подобает гвардейцу кардинала».

— Витька! Ты что, забыл? Сейчас Д’Артаньян я. А его заколоть никак нельзя. Он же непобедимый.

— Нет, это я Д’Артаньян. Ща как дам в ухо, враз запомнишь!

***

Классная руководительница чуть не выронила из рук указку:

— Александр, Юрий! Опять без галстука! В класс не пущу! Марш домой!

Мы как по команде оторвали руки от груди, демонстрируя маленькие красные значки дающий право более никогда не носить символ Всесоюзной пионерской организации имени Ленина.

***

Четырнадцать лет спустя я оказывал интернациональную помощь братскому монгольскому народу. Выходных у нас почти не было. С трудом выбрал время, чтобы съездить в консульство. Там располагался комитет комсомола совзагранработников.

— Примите заявление. — Я протянул заранее заполненный бланк.

— Что это? — На меня смотрела моложавая дама, в роговых очах.

— «Они у неё без диоптрий. Для солидности», — пронеслись в голове слова друга детства.

— Снять вас с учёта, по достижению максимального возраста пребывания, не могу. Нет у меня на это полномочий. Центральный комитет не разрешает. Так что придётся вам потерпеть до конца командировки. В Москве билет и сдадите.

Вот и получилось, что я не расставался с комсомолом ещё пару лет. Регулярно платя взносы, в свободно конвертируемых тугриках!

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика